Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 марта 2006 г. N 48-О06-15 Оснований для отмены или изменения приговора не имеется, поскольку наказание назначено осужденному за убийство, разбой и умышленное уничтожение чужого имущества в соответствии с требованиями УК РФ, с учетом степени тяжести и общественной опасности содеянного, всех смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, в т.ч. явки с повинной и активного способствования раскрытию преступлений

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 17 марта 2006 г. N 48-О06-15


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 17 марта 2006 года кассационную жалобу осужденного Т. на приговор Челябинского областного суда от 17 августа 2005 года, которым

Т., 11 июля 1980 года рождения, уроженец п. Джамбул Карасуйского района Кустанайской области республики Казахстан, судимый 12.03.2001 года по ст.ст. 111 ч. 1; 158 ч. 1; 30 ч. 3-166 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден по отбытии срока наказания 12.09.2003 г., - осужден к лишению свободы по:

ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ - на 14 лет;

ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ - на 11 лет без штрафа;

ст. 167 ч. 2 УК РФ - на 3 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 17 лет лишения свободы без штрафа, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По этому делу осуждены по ст. 158 ч. 3 УК РФ И.С.Ю. и С.М.А., которыми приговор не обжалован.

Постановлено взыскать:

- с Т., И.С.Ю. и С.М.А. солидарно 10300 рублей в пользу потерпевшей П. в возмещение материального ущерба.

- с Т. в пользу П. в возмещение материального ущерба 94160 рублей и компенсацию морального вреда - 500000 рублей.

Заслушав доклад судьи "...", объяснение осужденного Т., поддержавшего доводы своих кассационных жалоб, мнение прокурора Ю., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

Т. признан виновным в разбойном нападении на К., 1973 года рождения, с применением насилия опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью и умышленном причинении этой же потерпевшей смерти, сопряженное с разбоем, так же осужден он за умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества путем поджога, повлекшее причинение значительного ущерба.

Преступления совершены им в ночь на 13 ноября 2004 года в гор. Челябинске при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В суде Т. вину в умышленном уничтожении чужого имущества путем поджога признал полностью, в убийстве К. признал частично, в разбойном нападении - не признал.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Т. просит приговор отменить, либо изменить его и снизить наказание, ссылаясь на то, что судом неправильно квалифицированы его действия и назначено ему несправедливо суровое наказание. Утверждает, что потерпевшую убил он в состоянии аффекта, так как не смог довести ее в бессознательное состояние путем спаивания спиртными напитками, а соучастники преступления торопили его. Суд назначил ему за это убийство слишком суровое наказание, несмотря на его явку с повинной и активное способствование раскрытию преступления. Утверждает, что убийство сопряженное с разбоем (ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ) охватывает совершение разбойного нападения, но суд необоснованно квалифицировал его действия дополнительно по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ, что является излишней. Полагает, что его действия следует квалифицировать как разбойное нападение только при квалификации убийства как совершенное в состоянии аффекта. Суд неправильно квалифицировал его действия как разбойное нападение, а действия соучастников - как кража, хотя умысел у всех был направлен на похищение чужого имущества, доведя потерпевшую до бессознательного состояния путем спаивания. Указывает, что размер иска в возмещение материального ущерба не основан на надлежаще оформленных документах, а размер компенсации вреда не мотивирован.

В дополнительной жалобе осужденный Т. ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство, ссылаясь на то, что в судебном заседании он был лишен возможности допросить свидетеля М., изобличавшую его в разбойном нападении, не явившуюся в суд в связи с нахождением за пределами города, тем самым нарушено его право на защиту.

В возражениях государственный обвинитель Б.Л.В. указывает о своем несогласии с доводами кассационных жалоб осужденного Т. и просит приговор оставить без изменения, ссылаясь на то, что Т. осужден за содеянное на основании тщательно исследованных материалах дела, а все изложенные в жалобе доводы являются несостоятельными. Назначенное ему в соответствии с требованиями закона наказание является справедливым.

Потерпевшая П. в возражениях на жалобы осужденного просит приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу Т. - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, судебная коллегия находит, что Т. обоснованно осужден за разбойное нападение на К., умышленное причинение ей смерти, сопряженное с разбоем и умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества путем поджога.

Вина его в содеянном установлена совокупностью исследованных в судебном заседании материалах дела, подробно приведенных в приговоре.

Как бесспорно установлено судом и следует из материалов дела, 12 ноября 2004 г. в вечернее время Т., действуя согласно разработанному плану, введя К. в заблуждение относительно своих намерений, незаконно проник в ее квартиру в целях похищения чужого имущества и в течение нескольких часов употреблял с потерпевшей спиртное. При этом, осужденные по этому же делу И.С.Ю. и С.М.А. находились во дворе в автомобиле С.М.А. Ауди-80 и ожидали, когда Т. сообщит им о доведении потерпевшей до состояния сильного алкогольного опьянения. Не сумев довести К. до состояния сильного алкогольного опьянения, Т., выходя за пределы достигнутой с соучастниками договоренности о характере преступления, с целью завладения имуществом напал на К., повалил ее на пол, сел на нее сверху и с целью причинения смерти сдавил ее шею руками, перекрыв доступ воздуха. Затем Т. обмотал вокруг шеи потерпевшей бельевую веревку, затянул с силой и удерживал до наступления смерти потерпевшей. После этого Т. позвал и впустил в квартиру И.С.Ю., который не знал о наступлении смерти потерпевшей, и вдвоем они вынесли из квартиры К. видеомагнитофон "Панасоник", видеомагнитофон не установленной марки, музыкальный центр "Самсунг", диктофон "Панасоник", пульт дистанционного управления от телевизора "Сокол", дубленку, покрывало, всего на 35500 рублей, погрузили похищенное в автомобиль под управлением С.М.А., а Т. вернулся в квартиру и желая скрыть следы преступления, поджог квартиру и с места преступления скрылся.

К такому выводу суд пришел обоснованно, на основании тщательно и всесторонне исследованных доказательствах, в том числе показаний самого осужденного Т., подробно рассказавшего об обстоятельствах, при которых он совершил эти преступления, показаний осужденных по данному И.С.Ю. и С.М.А., подтвердивших его показания, свидетелей С.И.В, Б.А.О., Ц., Ф., протоколов осмотров места происшествия, заключений судебно-медицинской экспертизы о причине смерти потерпевшей и других тщательно исследованных доказательств.

Из протокола осмотра места происшествия от 13.11.2004 г. следует, что труп потерпевшей К. обнаружен в своей квартире с признаками насильственной смерти, при этом обнаружены в квартире следы пожара - мебель выгорела, находящееся в квартире имущество повреждено огнем (т. 1, л.д. 46-49) и актом по определению материального ущерба установлено, что уничтожено огнем и повреждено находившееся в этой квартире имущество на 37723 рубля, (т. 1, л.д. 30).

Техническим заключением по пожару и заключением пожарно-технического эксперта установлено, что в квартире обнаружено два очага пожара, на диване в жилой комнате и на полу у стены в жилой комнате. Пожар мог произойти при контактном взаимодействии пламени горящей бумаги с обивкой дивана и ковровым покрытием пола жилой комнаты. Наиболее вероятной технической причиной пожара мог стать источник открытого пламени с применением дополнительной горючей нагрузки, например бумаги, что подтверждает показания Т. о том, как он совершил поджог квартиры.

Из протокола осмотра трупа следует, что обнаруженный в квартире труп К. имеет признаки насильственной смерти: на шее петля из веревки белого цвета, обернута вокруг шеи несколько раз, а заключением судебно-медицинского эксперта установлено, что смерть потерпевшей наступила от нарушения внешнего дыхания (асфиксии), развившегося в результате сдавления органов шеи петлей, наложенной на область шеи при жизни и затянутой руками постороннего лица.

Тело трупа К. подвергалось действию высокой температуры после наступления смерти.

Из показаний свидетелей С.И.В., И.М.В. и Б.А.О. видно, что 13 ноября 2004 года они совместно с другими работниками милиции на территории "Китайского" рынка задержали Т. и И.С.Ю., которые пытались продать похищенный видеомагнитофон "Панасоник" и пульта дистанционного управления от телевизора "Сокол", а свидетель Ц. подтвердила, что в ноябре 2004 г. она в Металлургическое РУВД г. Челябинска удостоверила личность Т., задержанного за сбыт каких-то вещей.

Свидетель Ф. подтвердила, что в ноябре 2004 года Т. рассказал ей, что его ищет милиция за то, что он убил женщину и похитил музыкальный центр и видеомагнитофон.

Вина Т. подтверждается также его "чистосердечным признанием", в котором он подробно рассказал об обстоятельствах совершения этих преступлений, и подтвердил эти показания при проверке его показаний с выходом на место преступления, в ходе которого подробно описал обстоятельства совершения хищения имущества К., совершения им убийства потерпевшей и поджога квартиры (т. 2, л.д. 14-17).

Утверждения осужденного Т. о том, что потерпевшую он убил в состоянии аффекта, являются несостоятельными, поскольку со стороны потерпевшей никаких неправомерных действий, которые могли бы вызвать состояние аффекта у осужденного, не было совершено.

Нельзя согласиться с доводами жалобы Т. о том, что в судебном заседании нарушено его право на защиту, так как он был лишен возможности допросить свидетеля М., изобличавшую его в разбойном нападении, которая не явилась в суд в связи с нахождением за пределами города.

Из материалов дела видно, что в судебном заседании принимались меры по обеспечению явки свидетеля М., но принятыми мерами не удалось обеспечить ее явку, но суд в основу своего вывода о доказанности вины осужденного не основал на показаниях М., и в приговоре не привел ее показания как доказательство, подтверждающее вину осужденного Т.

При установленных обстоятельствах, всесторонне проанализировав собранные по делу доказательства в их совокупности, в том числе показания потерпевшей П., суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Т. в разбойном нападении и умышленном причинении смерти потерпевшей, сопряженное с разбоем, также в умышленном уничтожении и повреждении чужого имущества путем поджога и дал его действиям правильную юридическую оценку, квалифицировав по ст.ст. 162 ч. 4 п. "в", 105 ч. 2 п. "з", 167 ч. 2 УК РФ.

Выводы суда мотивированы и основаны на всесторонне, полно и объективно проверенных доказательствах, собранных с соблюдением процессуальных норм и не вызывающих сомнений, при этом в приговоре приведены мотивы, почему одни доказательства по делу признаны судом правдивыми, а другие отклонены как недостоверные.

Для иной квалификации, как поставлен в опрос в жалобе осужденного о переквалификации его действий со ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на ст. 107 УК РФ и с разбойного нападения на кражу чужого имущества, оснований не имеется.

Несостоятельными являются доводы жалоб Т. о том, что судом необоснованно излишне квалифицированы его действия как разбойное нападение, ссылаясь на то, что состав п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ охватывает разбойное нападения, поскольку оба эти преступления являются самостоятельными составами, судом правильно квалифицированы действия осужденного как убийство, сопряженное с разбоем и разбойное нападение с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Нельзя согласиться с утверждениями осужденного Т. в жалобах о том, что умысел всех осужденных был направлен на похищение чужого имущества, но судом его действия необоснованно квалифицированы как разбойное нападение, а действия остальных осужденных - как кража чужого имущества, поскольку Т. вышел за пределы договоренности о способе завладения чужим имуществом и самостоятельно принял решение о лишении жизни потерпевшей и один, без ведома и участия других осужденных, причинил смерть потерпевшей, поэтому судом правильно квалифицированы его действия как разбойное нападение и умышленное причинение смерти другому лицу, сопряженное с разбоем.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену или изменение приговора, следственными органами и судом не допущено.

Психическое состояние осужденного Т. проверено надлежащим образом и с учетом выводов проведенной судебно-психиатрической экспертизы правильно установлено судом, что преступления совершены им во вменяемом состоянии.

Выводы этой и других проведенных по делу судебно-медицинской, судебно-биологической и криминалистической экспертиз у суда не вызывали сомнений, поскольку все они проведены специалистами, обладающими специальными познаниями, с соблюдением процессуальных норм.

Гражданские иски разрешены судом в соответствии с действующим законодательством, с учетом причиненных потерпевшей как материального ущерба, так и морального вреда, также с учетом материального положения осужденных, правильно.

С утверждениями осужденного Т. в жалобах о назначении ему слишком сурового наказания, нельзя согласиться, поскольку мера наказания назначена ему в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60 УК РФ, с учетом степени тяжести и общественной опасности содеянного, всех смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, также данных о его личности, в том числе явка с повинной и активное способствование раскрытию преступлений.

Для смягчения наказания, как поставлен вопрос в кассационной жалобе осужденного, оснований не имеется.

На основании изложенного и, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Челябинского областного суда от 17 августа 2005 года в отношении Т. оставить без изменения, а его кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 марта 2006 г. N 48-О06-15


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.