Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 4 мая 2005 г. N 53-О05-10СП Суд, проверив материалы уголовного дела, посчитал необходимым исключить из приговора указание о назначении наказания по совокупности приговоров в связи с его ошибочностью в отношении одного из осужденных за убийство, совершенное группой лиц, и за незаконное проникновение в жилище

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 4 мая 2005 г. N 53-О05-10СП

ГАРАНТ:

Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 22 марта 2006 г. N 48-П06ПР кассационное определение изменено

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 4 мая 2005 года кассационные жалобы осужденных Ш. и Ф., адвокатов Г. и Н. на приговор Красноярского краевого суда от 12 октября 2004 года по уголовному делу, рассмотренному с участием присяжных заседателей, которым

Ф., 22 июля 1986 года рождения, уроженец г. Красноярска-45, судимый:

1. 28.11.2002 г. по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, г"; 30 ч. 3, 166 ч. 2 п.п. "а, б"; 167 ч. 1 УК РФ к лишению свободы на 4 года условно с испытательным сроком 2 года;

2. 16.09.2003 г. по ст. 158 ч. 3 УК РФ с применением ст.ст. 64, 70 УК РФ к лишению свободы на 4 года 1 месяц в воспитательной колонии,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п.п. "д, ж" УК РФ на 7 лет 6 месяцев; по ст. 139 ч. 1 УК РФ - к штрафу в сумме 5000 рублей в доход государства. По совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК наказание ему назначено в виде лишения свободы на 7 лет 6 месяцев со штрафом в сумме 5000 рублей в доход государства. На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ наказание по совокупности с наказанием по приговору от 16 сентября 2003 года назначено ему в виде лишения свободы на 7 лет 7 месяцев со штрафом в доход государства в сумме 5000 рублей.

В соответствии со ст. 70 УК РФ окончательное наказание ему назначено путем частичного присоединения не отбытого наказания по приговору от 28.11.02 г. в виде лишения свободы на 10 лет в исправительной колонии общего режима со штрафом в доход государства в сумме 5000 рублей;

Ш., 17 ноября 1986 года рождения, уроженец г. Бородино Красноярского края, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п.п. "д, ж" УК РФ на 7 лет 6 месяцев; по ст. 139 ч. 1 УК РФ - к штрафу в доход государства в сумме 5000 рублей. По совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание ему назначено в виде лишения свободы на 7 лет 6 месяцев в воспитательной колонии со штрафом в сумме 5000 рублей в доход государства.

Заслушав доклад судьи К.Е.П., объяснения осужденных Ф. и Ш., поддержавших кассационные жалобы, возражения прокурора С. на доводы, изложенные в кассационных жалобах и полагавшей приговор в отношении Ф. изменить с исключением из него указания о назначении наказания по правилам ст. 70 УК РФ, судебная коллегия установила:

Вердиктом коллегии присяжных заседателей Ф. и Ш. признаны виновными в том, что около 3-х часов ночи 30.08.03 г., выбив дверь, проникли в квартиру В-ых против воли последних. Там во время ссоры и на почве возникшей при этом неприязни стали душить В.В.А., подвесив его на ремне, затянутом вокруг шеи, сначала на гардине, а затем на балконе. После этого они внесли его в комнату, где продолжили сдавливать шею ремнем. Ф. попытался перерезать горло потерпевшему ножом, это ему не удалось из-за наличия на шее потерпевшего ремня. Затем Ф. нанес ножом не менее 6 ударов в поясничную область потерпевшему, которого в это время удерживал Ш. и продолжал его удушение ремнем. После этого Ф. нанес потерпевшему один удар ножом, а затем удар клинком другого ножа, а Ш. ударом ноги вогнал этот клинок в тело В.В.А. От полученных телесных повреждений В.В.А. скончался на месте.

Смерть В.В.А. наступила от проникающего колото-резаного ранения грудной клетки слева со сквозным повреждением сердца при наличии двух проникающих колото-резаных ранений грудной клетки с повреждением сердца, левого легкого, шести колото-резаных ранений в области поясницы, проникающих в брюшную полость и забрюшинное пространство, странгуляционной борозды и поверхностной резаной раны в области шеи, переломов костей носа, ссадин и кровоподтеков в области лица.

На основании данного вердикта оба они осуждены за умышленное убийство с особой жестокостью, совершенное группой лиц, и за незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица.

В кассационных жалобах:

осужденный Ш. утверждает, что осужден на основании противоречивых показаний свидетеля Т., а сам он оговорил себя на следствии под воздействием недозволенных методов следствия. С учетом изложенного Ш. просит об отмене приговора;

осужденный Ф. с приговором не согласен и также ссылается на самооговор под воздействием недозволенных методов следствия при составлении явки с повинной.

адвокат Г., ссылаясь на нарушения председательствующим судьей принципов объективности и беспристрастности и состязательности сторон, приговор в отношении Ш. считает незаконным. Как указано в дополнении к кассационной жалобе, дело было рассмотрено незаконным составом суда, поскольку списки присяжных заседателей (основной и дополнительный) к моменту формирования коллегии присяжных заседателей не были утверждены администрацией края и не опубликованы в печати. Со ссылкой на положения ч. 1 ст. 333 УПК РФ и п. 1 ст. 13 Пленума Верховного Суда РФ N 9 защита обращает внимание на нарушения при формировании коллегии присяжных заседателей, заключающиеся в том, что по результатам избрания коллегией присяжных заседателей старшины протокол не составлялся, сторонам не предъявлялся и не объявлялся председательствующим судьей.

Защита утверждает, что во вступительном слове государственный обвинитель изложил суть обвинения с использованием юридической терминологии, касающейся квалифицирующих признаков инкриминированного обвинения в убийстве, что по мнению защиты, могло повлиять на присяжных заседателей при принятии вердикта, а председательствующий судья не прервал выступление государственного обвинителя. Защита также утверждает, что председательствующим не разъяснялись Ш. его права, предусмотренные ст. 51 Конституции РФ. С учетом изложенного адвокат просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное разбирательство;

адвокат Н., ссылаясь на нарушения председательствующим судьей положений ст. 328, 335, 338, 340 УПК РФ, просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное разбирательство. При этом защиты считает, что в судебном заседании были исследованы недопустимые доказательства, к которым защита относит протокол осмотра места происшествия, осуществленного без участия понятых, и протокол проверки несуществующих показаний Ф. на месте происшествия.

По мнению защиты, председательствующий судья в вопросном листе не поставил вопросы по позиции защиты, исключающие причастность осужденных к содеянному. Кроме того, защита также обращает внимание на то, председательствующий судья в напутственном слове не перечислил доказательства защиты и изложил только позицию государственного обвинителя, а во вступительном слове председательствующий судья, как и государственный обвинитель сообщили присяжным заседателям о содержании обвинения подсудимых.

Защита также утверждает, что не все доказательства исследованы с участием присяжных заседателей, в частности, свидетели А-ов, К. и И., а также протокол осмотра места происшествия и трупа исследованы в отсутствии присяжных заседателей.

В связи с изложенным защита просит об отмене приговора с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство.

Государственный обвинитель в своих возражениях не согласен с доводами, изложенными в кассационных жалобах, и просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает оснований для их удовлетворения.

Нарушений уголовно-процессуального закона при рассмотрении данного уголовного дела не имеется.

Права, предусмотренные ст. 51 Конституции РФ обоим осужденным разъяснены в подготовительной стадии судебного заседания, как того требуют положения ст.ст. 267, 327 УПК РФ. В соответствии с ч. 1 ст. 327 УПК РФ подготовительная часть судебного заседания с участием присяжных заседателей проводится в порядке, установленном главой 36 УПК РФ. Согласно же ст. 267 УПК РФ, входящей в названную главу УПК РФ права подсудимому разъясняются именно в подготовительной части судебного заседания (т. 3, л.д. 76).

Доводы о нарушении при избрании старшины присяжных заседателей не основаны на законе. Согласно ч. 1 ст. 331 УПК РФ присяжные заседатели, входящие в состав коллегии присяжных заседателей, в совещательной комнате открытым голосованием избирают большинством голосов старшину, который о своем избрании сообщает председательствующему. Ведение протокола при избрании старшины, вручение такого протокола сторонам и объявления результатов избрания старшины председательствующим судьей законом не предусмотрено.

Из протокола судебного заседания усматривается, что нарушений при произнесении вступительных заявлений в судебном заседании не имело места. Перед присяжными заседателями была изложена суть обвинения, предъявленного осужденным. (т. 3, л.д. 88).

Без присяжных заседателей исследовались обстоятельства, касающиеся допустимости доказательств, в частности, протокола осмотра места происшествия, а в связи с этим исследовались показания А-ой и И., участвовавших в качестве понятых при осмотре места происшествия и трупа, К., участвовавшего в качестве специалиста при осмотре места происшествия и трупа (т. 3, л.д. 109, 114-121, 126-128).

После проверки доводов защиты о недопустимости указанного доказательства, суд обоснованно отклонил данное ходатайство защиты (т. 3, л.д. 129). После этого названный протокол следственного действия исследован в присутствии присяжных заседателей (т. 3 л.д. 129). Вопросы, связанные с недопустимостью доказательств, судом проверены и по ним председательствующим приняты мотивированные решения.

Вопросный лист, вопреки утверждению защиты, председательствующим судьей сформулирован в соответствии с требованиями ст.ст. 338, 339 УПК РФ.

Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и не противоречивым.

В соответствии со ст. 348 УПК РФ обвинительный вердикт коллегии присяжных заседателей является обязательным для председательствующего судьи и влечет постановление обвинительного приговора. Приговор председательствующим судьей постановлен согласно ст. 351 УПК РФ на основании вердикта коллегии присяжных заседателей. Описательно-мотивировочная часть приговора содержит описание преступного деяния, в совершении которого осужденные признаны виновными. Содеянное осужденными квалифицированы правильно.

Наказание за содеянное осужденным назначено с учетом степени общественной опасности содеянного, совокупности смягчающих их наказание обстоятельств, к которым суд отнес совершение преступления в несовершеннолетнем возрасте, а в отношении Ш. и его явку с повинной. С учетом изложенного наказание им назначено по правилам ст. 62 УК РФ.

Вместе с тем, судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора указание о назначении в отношении Ф. наказания по правилам ст. 70 УК РФ в связи с его ошибочностью. Из приговора усматривается, что преступление по данному уголовному делу Ф. совершил 30.08.03 г., то есть до постановления приговора по ст. 158 ч. 3 УК РФ от 16.09.03 года. По данному приговору уже решался вопрос о назначении наказания по правилам ст. 70 УК РФ по совокупности с наказанием по приговору от 28.11.02 г. При таких обстоятельствах ссылка на назначение наказания Ф. по правилам ст. 70 УК РФ является ошибочной.

Оснований, как для отмены приговора, так и для его изменения с переквалификацией содеянного, а также со смягчением назначенного за данное преступление наказания по делу не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 376, 377, 378 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Красноярского краевого суда от 12 октября 2004 года по уголовному делу, рассмотренному с участием присяжных заседателей, в отношении Ф. изменить с исключением указания о назначении в отношении него наказания по правилам ст. 70 УК РФ.

Считать его осужденным по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 105 ч. 2 п.п. "д, ж", 139 ч. 1 УК РФ на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к лишению свободы на 7 лет 6 месяцев и к штрафу в сумме 5000 рублей в доход государства, а на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности с наказанием по приговору от 16 сентября 2003 года к лишению свободы на 7 лет 7 месяцев и к штрафу в сумме 5000 рублей.

В остальном тот же приговор в отношении него, а также в отношении Ш. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 4 мая 2005 г. N 53-О05-10СП


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 22 марта 2006 г. N 48-П06ПР кассационное определение изменено


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.