Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 марта 2006 г. N 9-О06-11 Основания для изменения приговора отсутствуют, поскольку виновность осужденных в преступлениях, указанных в приговоре, подтверждена совокупностью представленных в деле доказательств, а наказание назначено с учетом степени тяжести и общественной опасности содеянного, всех смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, а также данных об их личности и является справедливым

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 31 марта 2006 г. N 9-О06-11


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 31 марта 2006 года кассационные жалобы осужденного М.Г.С. и адвоката Л.С.Я. на приговор Нижегородского областного суда от 16 ноября 2005 года, которым

М.Г.С., 22 марта 1976 года рождения, уроженец г. Степанокерт Азербайджанской ССР, судимый 21 сентября 2005 года по ч. 1 ст. 162 УК РФ на 5 лет лишения свободы, -

осужден к лишению свободы по:

ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ - на 17 лет;

ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ - на 13 лет без штрафа;

ст. 226 ч. 1 УК РФ - на 3 года;

ст. 325 ч. 2 УК РФ - к штрафу в сумме 3000 рублей в доход государства.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 18 лет лишения свободы без штрафа.

В соответствии со ст. 71 УК РФ наказание в виде штрафа исполнять самостоятельно.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказания, назначенного по приговору от 21 сентября 2005 года окончательно назначено 21 год лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Н., 18 июля 1973 года рождения, уроженец с. Шергино, Кабанского района, республики Бурятия, ранее не судимый, -

осужден к лишению свободы по:

ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ - на 15 лет;

ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ - на 10 лет;

ст. 325 ч. 2 УК РФ - к штрафу в сумме 2500 рублей в доход государства.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказании окончательно назначено 16 лет лишения свободы без штрафа, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии со ст. 71 УК РФ наказание в виде штрафа исполнять самостоятельно.

Заслушав доклад судьи "...", объяснение осужденного М.Г.С. и адвоката Л.С.Я., поддержавших доводы своих кассационных жалоб, мнение Прокурора Х., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

М.Г.С. и Н. признаны виновными в разбойном нападении на К.С.В., совершенном группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а М.С.Г. также в крупном размере.

Также осуждены М.Г.С. и Н. за умышленное причинение смерти этому же потерпевшему, совершенно группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем.

Кроме того, М.Г.С. признан виновным в похищении паспорта и другого важного личного документа, похищении огнестрельного оружия и боеприпасов, а Н. - в похищении паспорта.

Преступления совершены ими в ночь на 28 апреля 2005 года в г. Н.Новгороде при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В суде Н. вину признал частично, а М.Г.С. виновным признал себя лишь в похищении документов, а в убийстве, разбойном нападении, в похищении оружия и боеприпасов виновным себя не признал.

В кассационных жалобах:

Адвокат Л.С.Я. просит приговор в отношении осужденного Н. в части осуждения его по ст.ст. 162 ч. 4 п. "в", 325 ч. 2 УК РФ отменить, производство по делу прекратить, при этом ссылается на то, что суд осудил его за убийство, сопряженное с разбоем, в связи с чем осуждение его за разбойное нападение с причинением тяжкого вреда здоровью

потерпевшего является излишней, так как ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ охватывает состав разбойного нападения. Указывает, что у него не было умысла на убийство и он хотел только оглушить потерпевшего, чтобы М.Г.С. мог предъявить потерпевшему свои требования. Указывает, что у Н. не было умысла на похищение паспорта и он не похищал у потерпевшего паспорт, так как ему этот паспорт был не нужен, а М.Г.С. был нужен паспорт для переоформления автомашин, но он о своих намерениях ничего не говорил Н., поэтому приговор в части осуждения Н. за похищение паспорта просит отменить и производство прекратить. Утверждает, что судом назначено Н. слишком суровое наказание, без учета его второстепенной роли в преступлении, активного способствования им раскрытию преступления и с учетом этих обстоятельств, также его положительной характеристики, первой судимости, наличия на иждивении малолетних детей, просит с применением ст.ст. 61, 62 УК РФ смягчить наказание.

Осужденный М.Г.С. просит приговор в части осуждения его по ст.ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з", 162 ч. 4 п. "в", 226 ч. 1 УК РФ отменить и производство по делу прекратить, ссылаясь при этом на то, что выводы суда о доказанности его вины в совершении этих преступлений основаны лишь на предположениях. Указывает, что умысла на убийство потерпевшего не имел и не убивал его, разбойного нападения не совершал. Потерпевший должен был вернуть ему крупную сумму денег, поэтому он завладел паспортом и автомобилем "Мерседес", а автомобиль "Мазда" был куплен им у К.С.В., но документы не успел оформить. Утверждает, что потерпевшего убил Н. один, когда он в это время находился в подъезде. Н. оговорил его в совершении убийства потерпевшего, пытаясь уйти от ответственности за совершенное им самим убийство. Суд неправильно признал в его действиях незаконное проникновение в квартиру, ссылаясь на то, что потерпевший сам впустил его в квартиру. Из квартиры забрали ряд вещей не с целью похищения, а потому, что он бывал в этой квартире раньше и попытался скрыть следы своего пребывания, чтобы скрыть следы преступления. Утверждает, что ружье он не похищал, потерпевший сам мог положить это ружье в багажник автомобиля, но никто не знал, возил потерпевший ружье с собой или нет, а материалами дела это обстоятельство не опровергнуто. Считает, что К.М.В. и Л. являются заинтересованными лицами, поэтому их показания вызывают сомнение. Указывает, что в ходе предварительного расследования оказывалось на него моральное и психологическое воздействие, а в ходе судебного заседания без его согласия допустили в суд журналистов, тем самым нарушили его право. Считает, что судом назначено ему слишком суровое наказание и просит дело направить на новое судебное разбирательство.

В возражениях государственный обвинитель К.Г.А. указывает о несогласии с доводами кассационных жалоб осужденного М.Г.С. и адвоката Л.С.Я., ссылаясь на то, что вина М.Г.С. и Н. в содеянном установлена тщательно исследованными материалами дела, назначенное им в соответствии с требованиями закона наказание является справедливым. Просит приговор оставить без изменения, а жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, судебная коллегия находит, что М.Г.С. и Н. обоснованно осуждены за совершенные ими преступления и вина их в содеянном установлена совокупностью собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств, подробно приведенных в приговоре.

Доводы осужденного М.Г.С. и адвоката Л.С.Я., изложенные в кассационных жалобах, как видно из материалов дела, выдвигались в ходе судебного разбирательства дела, они проверены, оценены в совокупности с другими доказательствами и обоснованно признаны несостоятельными.

Вина М.Г.С. и Н. в содеянном установлена тщательно исследованными материалами дела, в том числе показаниями самих осужденных на предварительном следствии, в которых они подробно рассказали об обстоятельствах совершения указанных преступлений, и другими доказательствами, подробно приведенными в приговоре.

Как бесспорно установлено судом и следует из материалов дела, М.Г.С. и Н. действуя по заранее достигнутой договоренности, с целью похищения денег и имущества К.С.В. путем разбойного нападения и его убийства, проникли в квартиру и напали на спящего потерпевшего. При этом М.Г.С. для нанесения ударов К.С.В. подобрал в квартире гантель и передал ее Н., а последний, используя ее в качестве оружия, нанес потерпевшему К.С.В. не менее семи ударов в голову, а также не менее одного удара рукой по туловищу, а М.Г.С. в это время удерживал потерпевшего за ноги. Когда потерпевший К.С.В. потерял сознание, М.Г.С. и Н. продолжили свои совместные действия, направленные на лишение потерпевшего жизни, при этом М.Г.С. взял ремень от свою: брюк и сделал петлю, после чего, Н. приподнял голову К.С.В., а М.Г.С. накинул петлю на шею потерпевшего, и затянул ее, перекрыв потерпевшему дыхательные пути. После этого М.Г.С. и Н. похитили из квартиры деньги и другое имущество потерпевшего, также паспорт потерпевшего, а М.Г.С. самостоятельно похитил еще пенсионное удостоверение потерпевшего.

Затем М.Г.С., не ставя в известность Н., похитил принадлежащие потерпевшему автомашины "Мазда" и "Мерседес", а утром из квартиры потерпевшего тайно похитил огнестрельное гладкоствольное охотничье ружье и патрон, являющийся боеприпасом.

К такому выводу суд пришел на основании тщательно исследованных доказательств.

Так, из показаний осужденного Н. усматривается, что на улице он и М.Г.С. договорились об обстоятельствах совершения преступления, при этом М.Г.С. говорил ему, что убивать будет он сам, а Н. должен оглушить потерпевшего, а когда проникли в квартиру, Н., нанося удары гантелью по голове, привел потерпевшего в бессознательное состояние, а М.Г.С. в это время придерживал потерпевшего за ноги. Затем М.Г.С. затянул на шее потерпевшего петлю из ремня и задушил его. После этого они завладели имуществом потерпевшего, при этом М.Г.С. нашел деньги, из которых 5000 рублей отдал ему.

При допросе в качестве обвиняемого (т. 1 л.д. 201-204) Н. подтвердил, что вместе с М.Г.С. собирался убить потерпевшего, чтобы забрать деньги, обнаруженные в квартире, при этом уточнил, что помог М.Г.С. накинуть на шею потерпевшего петлю (т. 1 л.д. 208-209, 216-218, 219-221, 230-232).

Эти показания Н. о предварительном сговоре на разбойное нападение и убийство потерпевшего, подтверждены и другими доказательствами, что опровергает доводы жалоб об отсутствии у осужденных предварительного сговора на совершение указанных преступлений.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что труп потерпевшего с признаками насильственной смерти обнаружен у д. Мисгориха Бутурлинского района Нижегородской области, куда осужденные вывезли его после убийства из квартиры, с целью сокрытия преступления.

Заключениями судебно-медицинских экспертиз установлено, что смерть К.С.В. наступила от механической асфиксии вследствие сдавления органов шеи при удушении, в том числе ремня, представленного на экспертизу.

Кроме того, из заключений экспертов усматривается, что потерпевшему были нанесены не менее 6 ударов тупым предметом с ограниченной площадью воздействия, возможно при ударе гантелью, что подтверждается и заключением судебной медико-криминалистической экспертизы.

Доводы жалобы осужденного М.Г.С. о том, что потерпевшего убил Н., когда он в это время находился в подъезде, судом проверены и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку опровергаются как показаниями осужденного Н., так и другими исследованными в суде доказательствами, из которых следует, что потерпевший был лишен жизни совместными действиями Н. и М.Г.С.

Так, из заключения судебно-биологической экспертизы усматривается, что на куртке, принадлежащей М.Г.С., также на спортивных брюках, джинсовой рубашке и спортивной кофте Н., обнаружена кровь потерпевшего К.С.В.

Кроме того, на брючном ремне, изъятом при осмотре места происшествия в Кстовском районе, обнаружена кровь, пот и клетки ороговевшего эпителия кожи человека, происхождение которых от потерпевшего не исключается.

Из показания свидетеля Л. видно, что он уверенно опознал обнаруженный при осмотре места происшествия ремень, которым был удушен потерпевший, как принадлежащий осужденному М.Г.С.

Допрошенная в качестве потерпевшей мать убитого, К.М.В. опознала вещи, принадлежащие ее сыну, которые пропали из квартиры сына после совершения в отношении него преступления.

Проанализировав эти и другие исследованные доказательства по делу суд обоснованно пришел к выводу, что в совокупности они подтверждают показания Н. об обстоятельствах, при которых он и М.Г.С. совершили разбойное нападение на потерпевшего и умышленно причинили ему смерть, сопряженное с разбоем.

Доводы жалоб о том, что осужденные не имели умысла на совершение разбойного нападения, а хотели вернуть долг, который потерпевший К.С.В. должен был осужденному М.Г.С., проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными и надуманными.

Утверждения в жалобах о том, что М.Г.С. у потерпевшего автомашины не похищал, а автомашину "Мазда 626" купил у потерпевшего за несколько дней до совершения преступления, но не успел юридически оформить, а автомашину "Мерседес" взял в счет возмещения долга, являются несостоятельными.

Так, из показаний свидетелей Л. и К. видно, что они хорошо знали потерпевшего и подтвердили, что К.С.В. не нуждался в деньгах М.Г.С. и не мог брать у него в долг деньги или векселя, поскольку не занимался векселями.

Эти показания подтверждены данными Сбербанка, согласно которым только на одном лицевом счете потерпевшего, после покупки автомобиля "Мерседес", оставались у него деньги. Кроме этого имелись у него и другие счета.

Что касается доводов о том, что автомашину "Мазда 626" осужденный М.Г.С. купил у потерпевшего, то эти доводы опровергаются показаниями свидетеля Л. о том, что потерпевший К.С.В. собирался продать эту автомашину и предлагал купить М.Г.С., но передумал, пояснив, что у М.Г.С. нет денег.

Кроме того, то, что М.Г.С. не мог давать потерпевшему в долг деньги, подтверждается также и показаниями свидетеля М.Ю.Б., из которых видно, что осужденный М.Г.С. проживал у него, нигде не работал, поэтому он сам давал осужденному деньги на расходы.

Из показания свидетеля В. следует, что осужденный М.Г.С. не смог расплатиться с ним даже за прохождение у него курса лечения, в связи с неимением денег.

Похищенные М.Г.С. автомашины "Мазда 626" и "Мерседес" в ходе предварительного следствия были обнаружены и изъяты.

При осмотра автомашины "Мазда 626" были обнаружены следы крови, что подтверждает то, что именно на указанной автомашине был вывезен труп потерпевшего.

Доводы М.Г.С. о том, что он не похищал ружье с патроном из квартиры потерпевшего, что потерпевший мог возить это ружье в автомашине, также опровергаются совокупностью исследованных доказательств.

Так, в судебном заседании установлено, что потерпевший постоянно хранил ружье в своей квартире у входа. В день совершения преступления осужденный Н. видел это ружье там же в квартире.

Из дела видно, что после совершения преступления М.Г.С. сам закрыл дверь на ключ и посторонние не могли проникнуть в квартиру.

Впоследствии это ружье обнаружено в автомашине "Мерседес", которую похитил М.Г.С. При таких обстоятельствах суд, оценив все доказательства по делу, обоснованно пришел к выводу, что ружье с патроном было похищено М.Г.С. и правильно признал его виновным в похищении ружья с патроном.

С утверждениями о том, что Н. не похищал паспорт, также нельзя согласиться, поскольку эти доводы опровергаются показаниями самих осужденных о том, что когда Н. узнал о намерении М.Г.С. похитить паспорт, на подоконнике нашел паспорт потерпевшего и передал его М.Г.С.

Утверждение о том, что обнаруженный паспорт К.С.В. нельзя рассматривать как предмет преступления, так как это паспорт гражданина СССР, а не гражданина России, является несостоятельным.

Из показания осужденного М.Г.С. видно, что они похитили паспорт гражданина России, а не гражданина СССР, что подтверждается протоколом выемки, из которого видно, что при задержании у М.Г.С. изъят паспорт гражданина РФ на имя К.С.В. (т. 2 л.д. 59-60). Сам Н. в суде также пояснил, что М.Г.С. на кухне искал паспорт потерпевшего с целью хищения, объяснив, что паспорт нужен для переоформления на себя автомашины "Мерседес", что опровергает доводы жалобы адвоката Л.С.Я. об отсутствии в действиях Н. состава преступления за похищение паспорта.

При установленных обстоятельствах, оценив все доказательства по делу в их совокупности, в том числе и показания свидетелей, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины М.Г.С. и Н. в разбойном нападении и умышленном причинении смерти потерпевшему группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с разбоем, также в похищении паспорта, а М.Г.С. и в похищении оружия с патроном, и дал их действиям правильную юридическую оценку, квалифицировав действия М.Г.С. по ст.ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з", 162 ч. 4 п. "в", 226 ч. 1, 325 ч. 2 УК РФ, а действия Н. - и по ст.ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з", 162 ч. 4 п. "в", 325 ч. 2 УК РФ.

Выводы суда мотивированы и основаны на всесторонне, полно и объективно проверенных доказательствах, собранных с соблюдением процессуальных норм и не вызывающих сомнений, при этом в приговоре приведены мотивы, почему одни доказательства по делу признаны судом правдивыми, а другие отклонены как недостоверные.

Для иной квалификации, как поставлен вопрос в жалобах, оснований не имеется.

Несостоятельными являются доводы жалобы адвоката Л.С.Я. о том, что судом необоснованно, кроме ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ дополнительно квалифицированы действия осужденного Н. как разбойное нападение, ссылаясь на то, что состав п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ охватывает разбойное нападение.

По смыслу закона оба эти преступления являются самостоятельными составами, поэтому судом правильно квалифицированы действия осужденных как убийство, сопряженное с разбоем и как разбойное нападение с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Несостоятельными являются доводы жалобы М.Г.С. о том, что Л. и К.С.В. оговорили его, поскольку между ними никаких неприязненных отношений не было и никаких оснований для оговора не имелось.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену или изменение приговора, следственными органами и судом не допущено.

Процессуальные права осужденным были разъяснены и адвокатами были обеспечены они своевременно. Доводы о применении недозволенных методов ведения следствия в ходе предварительного расследования также являются несостоятельными, поскольку не нашли подтверждения.

Психическое состояние осужденных М.Г.С. и Н. проверено надлежащим образом и с учетом выводов проведенных судебно-психиатрических экспертиз правильно установлено судом, что преступления совершены ими во вменяемом состоянии.

Выводы этих и других проведенных по делу многочисленных экспертиз у суда не вызывали сомнений, поскольку все они проведены специалистами, обладающими специальными познаниями, с соблюдением процессуальных норм.

С утверждениями в жалобах о назначении осужденным слишком сурового наказания, нельзя согласиться, поскольку мера наказания назначена как М.Г.С., так и Н. в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60 УК РФ, с учетом степени тяжести и общественной опасности содеянного, всех смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, также данных о их личности, всех указанных в жалобах обстоятельств, в том числе активного способствования Н. раскрытию преступлений, с применением требований ст.ст. 61, 62 УК РФ.

При таких обстоятельствах для смягчения наказания оснований не имеется.

На основании изложенного и, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Нижегородского областного суда от 16 ноября 2005 года в отношении М.Г.С. и Н. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного М.Г.С. и адвоката Л.С.Я. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 марта 2006 г. N 9-О06-11


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение