Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 марта 2002 г. N 49-О02-35 Суд отменил приговор в отношении одного из осужденных и направил дело на новое судебное рассмотрение, поскольку при назначении наказания необходимо учесть, что осужденный признан виновным и осужден за совершение тяжкого и особо тяжких преступлений, а в его действиях имеется особо опасный рецидив преступлений

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 28 марта 2002 г. N 49-О02-35


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела 28 марта 2002 года уголовное дело по кассационному протесту прокурора и кассационным жалобам осужденных К.М.К., Д.С.Н., К.С.В., К.P.P., Кан.P.P., К.В.Н. и адвоката С.А.Р. на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 18 декабря 2001 года, по которому

К.М.К. 14 апреля 1973 года рождения, уроженец д. Кармаскалы РБ., не судимый,

осужден к лишению свободы по ст. 209 ч. 1 УК РФ на 11 лет, по ст.ст. 33 ч.ч. 3, 5, 158 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ на 6 лет, по ст.ст. 33 ч. 3, 162 ч. 3 п.п. "а, б, в" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества, по 162 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ на 10 лет с конфискацией имущества, по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 2 года. В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

По ст.ст. 33 ч. 3, 325 ч. 2, 33 ч. 3, 222 ч. 4, 30 ч. 3, 33 ч. 3, 162 ч. 2 п.п. "а, б, в, г", 30 ч. 3, 33 ч. 3, 162 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ К.М.К. оправдан.

Д.С.Н. 17 июня 1978 года рождения, уроженец г. Салавата РБ, судимый 8 февраля 1994 года по ст.ст. 144 ч. 3 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 2 года. 27 июня 1994 года по ст. 146 ч. 2 УК РСФСР с присоединением не отбытого наказания по предыдущему приговору на 6 лет 6 месяцев лишения свободы, освобожденного условно-досрочно 28 сентября 1998 года на 1 год 11 месяцев,

осужден к лишению свободы по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 8 лет, по ст. 158 ч. 2 п.п. "б, в, г" УК РФ на 3 года, по ст. 158 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ на 6 лет, по ст. 222 ч. 4 УК РФ на 1 год. В соответствии со ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначено 10 лет лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ окончательно назначено 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 325 ч. 2 УК РФ Д.С.Н. оправдан.

К.С.В. 3 октября 1974 года рождения, уроженец г. Бирска Р.Б., не судимый,

осужден к лишению свободы по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 8 лет, по ст. 158 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ на 6 лет, по ст. 162 ч. 3 п.п. "а, б, в" УК РФ на 11 лет с конфискацией имущества, по ст. 222 ч. 4 УК РФ на 1 год. В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначено 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

По ст.ст. 325 ч. 2, 30 ч. 3, 162 ч. 2 п.п. "а, б, в, г", 30 ч. 3, 162 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ К.С.В. оправдан.

К.Р.Р. 10 января 1963 года рождения, уроженец г. Уфы РБ., не судимый,

осужден к лишению свободы по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 8 лет, по ст. 33 ч. 5, 162 ч. 3 п.п. "а, б, в" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества. В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

По ст.ст. 222 ч. 4, 30 ч. 3, 33 ч.ч. 4, 5, 162 ч. 2 п.п. "а, в, г", 30 ч. 3, 33 ч.ч. 4, 5, 162 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ К.P.P. оправдан.

К.Р.Р. 20 июня 1966 года рождения, уроженец д. Сары-Саз РБ., не судимый,

осужден к лишению свободы по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 8 лет, по ст. 228 ч. 1 УК РФ на 2 года, по ст. 33 ч. 5, 162 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества. В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

По ст. 222 ч. 4 УК РФ Кан.P.P. оправдан.

К.В.Н. 18 июля 1978 года рождения, уроженец г. Стерлитамака РБ., судимый 15 декабря 1999 года по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, в, г" У К РФ на 2 года 6 месяцев лишения свободы,

осужден к лишению свободы по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 8 лет, по ст. 162 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества. В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначено 11 лет лишения свободы. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 11 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

По ст. 222 ч. 4 УК РФ К.В.Н. оправдан.

Постановлено взыскать солидарно с Д.С.Н., К.С.В. и К.М.К.: в пользу К.3.3. - 44765 рублей, в пользу М.P.P. - 84260 рублей; С К.М.К., К.С.В. и К.P.P. в пользу Л.А.С. - 364200 рублей; С К.М.К., К.В.Н., К.С.В., К.P.P. и Кан.P.P. в пользу Кан.И.Р. - 78410 рублей. С К.С.В. в пользу Л.А.С. в качестве компенсации морального вреда - 50000 рублей.

Заслушав доклад судьи Б.В.П., выслушав доводы адвоката П.Д.Г., просившего приговор в отношении Кан.P.P. изменить, переквалифицировать его действия на ст. 33 ч. 5, 158 ч. 2 п. "в" УК РФ и снизить наказание, заключение прокурора Е.И.И., полагавшего приговор в отношении К.М.К. отменить, а в остальном оставить без изменения, судебная коллегия установила:

К.М.К. признан виновным в создании устойчивой вооруженной группы (банды), руководстве бандой, участии в совершаемых ею преступлениях; в соучастии в краже чужого имущества и в разбойном нападении; разбойном нападении и незаконном приобретении и хранении огнестрельного оружия и боеприпасов.

Д.С.Н. признан виновным в совершении краж чужого имущества, участии в банде и незаконном приобретении и ношении газового оружия.

К.С.В. признан виновным в разбойном нападении, краже чужого имущества, участии в банде и незаконном приобретении и ношении газового оружия.

К.P.P. и Кан.P.P. признаны виновными в соучастии в разбойном нападении, участии в банде и совершаемых ею нападениях,

К.В.Н. признан виновным в разбойном нападении, участии в банде и совершаемых ею нападениях.

Преступления совершены с июня по октябрь 1999 года на территории Республики Башкортостан при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные К.М.К., Д.С.Н., К.С.В., К.P.P., Кан.P.P. и К.В.Н. вину признал частично.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный К.P.P. указывает о своем не согласии с вменением ему ст.ст. 209 и 162 УК РФ. Утверждает, что показания на следствии давал под воздействием работников милиции, что К.С.В. он газовый ключ не давал, тот сам взял его из автомашины, милицейскую форму не видел, на Л. никого не наводил. Считает, что Б. является сотрудником милиции, и не мог быть понятым. Просит разобраться и принять справедливое решение;

осужденный Д.С.Н. указывает на суровость назначенного ему наказания. Утверждает, что в ходе предварительного следствия на него оказывалось давление. Считает, что в никакой банде он не состоял, что сговор у них с К.М.К. был на совершение краж, разговора о банде не было, многие участники нападения друг друга не знали, газовый пистолет у них появился после кражи у М. Утверждает, что его показания на предварительном следствии записаны не верно, а суд не обратил на это внимание. Считает сумму похищенного имущества у потерпевших М. и Кр. завышенной. Просит приговор изменить, по ст. 209 УК РФ его оправдать, переквалифицировать его действия с п.п. "а, б" ч. 3 ст. 158 УК РФ на п.п. "а, б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, так как организованной группы у них не было и размер похищенного не был крупным;

осужденный К.С.В. считает обвинение его в бандитизме не обоснованным. Утверждает, что на следствии давал показания под давлением работников милиции, что понятой Б. является сотрудником милиции и на его показания ссылаться нельзя. Указывает, что не доказано, что хищение газового пистолета было произведено с целью вооружения банды. Считает, что никакой банды у них не было, ущерб по кражам завышен. Полагает, что суд необоснованно отклонил его ходатайство о передаче спорных вопросов по сумме ущерба в гражданское судопроизводство. Просит принять справедливое решение; осужденный К.В.Н. считает, что необоснованно осужден по ст. 209 УК РФ, что у него был не пистолет, а зажигалка. Утверждает, что он не знал некоторых участников нападения. Указывает, что на следствии на него оказывалось давление. Не отрицает участие в разбое. Просит приговор изменить, исключить его осуждение по ст. 209 УК РФ;

осужденный К.М.К. указывает о своем несогласии с осуждением его по ст. 222 ч. 1 УК РФ. Ставит под сомнение вывод суда о том, что он был организатором банды. В целом приговор не оспаривает, раскаивается в содеянном и просит принять справедливое решение;

осужденный Кан.P.P. отрицает участие в банде и разбойном нападении без указания мотивов;

адвокат С.А.Р. считает участие ее подзащитного Кан.P.P. в банде не доказанной Полагает, что отсутствуют признаки характерные для банды. Указывает, что Кан.P.P. предложил К.М.К., К.В.Н., К.С.В. и К.P.P. совершить кражу у своего брата Кан.И.Р. то, что последние совершили разбойное нападение, узнал после совершения преступления, считает, что он должен нести ответственность за подстрекательство к краже. Просит приговор отменить и дело в отношении Кан.P.P. направить на новое судебное рассмотрение.

В кассационном протесте прокурора поставлен вопрос об отмене приговора в отношении К.М.К. из-за неполноты судебного следствия, связанного с исследованием личности, неправильного применения уголовного закона и мягкостью назначенного наказания.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в кассационном протесте и кассационных жалобах, судебная коллегия находит приговор в отношении К.М.К. подлежащим отмене, а в остальной части оставлению без изменения. Вывод суда о виновности Д.С.Н., К.С.В., К.P.P., Кан.P.P. и К.В.Н. подтверждается их собственными показаниями, в которых они не отрицают содеянного, а также показаниями потерпевших, свидетелей и другими материалами дела.

Так, в частности, из показаний осужденного Д.С.Н. видно, что 13 мая 1999 года он пришел к своей знакомой Г., позвонил, но никто ему не открыл. Он подумал, что хозяйка прячется от него, и выбил ногой дверь. Дома никого не было, и он решил совершить кражу. В июне 1999 года К.М.К. предложил ему совершить кражу из квартиры, адрес которой он назовет, поставив условие, что за информацию ему отдадут часть похищенного. Он, вместе с К.С.В. проникли в указанную К.М.К. квартиру, там уложили вещи в покрывало и большую сумку. В квартире он обнаружил газовый пистолет и взял себе. В последствии этот пистолет отдал К.М.К., также ему отдал видеомагнитофон, похищенный из этой квартиры. В июле 1999 года ему нужны были деньги, и К.М.К. дал ему адрес по ул. Коммунистической. Они вместе с К.С.В. проникли в квартиру и похитили вещи, через два дня отвез К.М.К. компьютер.

Из показаний осужденного К.С.В. усматривается, что в июне 1999 года его знакомый Д.С.Н. предложил ему совершить кражу, и он согласился Д.С.Н. показал ему дом, он через чердак поднялся на крышу, спустился на балкон и проник в квартиру, после чего открыл дверь Д.С.Н.. Собрали вещи, деньги, видеомагнитофон и факс. Позже узнал, что видеомагнитофон Д.С.Н. отдал К.М.К.. В июле они с Д.С.Н. вновь совершили кражу из квартиры расположенной на ул. Коммунистической, деньги он взял себе, а золото сдали в ломбард. В сентябре 1999 года он встретил К.М.К. и попросил его помочь с работой. К.М.К. дал ему адрес коммерсанта, проживающего в г. Салавате. Через несколько дней К.М.К. приехал на машине, за рулем которой был К.P.P. и передал ему, К.С.В., милицейскую форму, он одел форму и сходил по указанному адресу, но хозяина дома не было и они уехали. Через неделю в том же составе они поехали в г. Салават. Из машины он взял с собой газовый ключ и веревку, представился открывшему ему Л. сантехником и сказал, что пришел проверить наличие течи. Когда Л. проводив его в ванную, нагнулся, он ударил его газовым ключом несколько раз по голове. В квартире нашел и забрал деньги, вещи и подводное ружье. В машине К.М.К. отдал 10 тысяч рублей и ружье, К.P.P. 5000 рублей. Также в сентябре по предложению К.М.К. они ездили в Магнитогорск, из всех поехавших он знал К.М.К., К.P.P., машиной управлял Кан.P.P.. Ездили по городу, затем решили совершить кражу у родственника Кан.P.P.. В квартиру потерпевшего пошел он, К.М.К. и К.В.Н., у него с собой был газовый пистолет, который ранее приобрел сам, что было у других, не знает. К.М.К. позвонил в дверь, потерпевший открыл им дверь и они проникли в квартиру. Он, К.С.В., постоянно находился с потерпевшим, наставив на него пистолет, последний сам достал, и отдал ему 40000 рублей. Что в это время делали другие, не видел. После этого потерпевшему связали руки и положили на пол. В коридоре он случайно выстрелил из пистолета, который в последствии выкинул.

Из показаний осужденного К.P.P. видно, что в сентябре 1999 года К.М.К. попросил его съездить в город Салават с одним человеком. 13 сентября он вместе с К.М.К. и К.С.В. поехали в г. Салават. Там К.С.В. заходил в подъезд какого-то дома, сказал, что никого нет, после чего они уехали назад. Через неделю К.М.К. вновь попросил его съездить туда же. В Салавате К.С.В. заходил в дом минут на 20 и вернулся с пакетом, где были шапки, деньги и ружье. На обратном пути ему дали 5000 рублей. Через несколько дней К.М.К. в предложил ему съездить в Магнитогорск Из всех ездивших он немного знал, К.В.Н., за рулем был Кан.P.P. В Магнитогорске прожили 2-3 дня и вернулись назад, на следующий день снова поехали в Магнитогорск, он остался в гостинице, а ребята уехали. Вернулись они через полтора часа с какими-то вещами. Ему дали 2 тысячи рублей, в машине видел газовый и пневматический пистолеты, а также электрошок.

Из показаний осужденного Кан.P.P. усматривается, что в сентябре 1999 года он вместе с К.М.К., К.В.Н. и остальными, которых он ранее не знал, поехали в г. Магнитогорск. В дороге К.М.К. спросил его, - нет ли у него знакомых, у которых можно было бы взять деньги, и он назвал своего брата К.P.P. остался в гостинице, он, Кан.P.P., сидел в машине, а К.М.К., К.С.В. и К.В.Н. пошли в квартиру брата. Минут через 20-30 они вернулись, вынесли телефонную трубку, деньги, 2 пакета с вещами В дороге К.С.В. дал ему 5 тысяч рублей, дома К.М.К. дал ему видеокамеру. За месяц до ареста он, Кан.P.P., приобрел наркотик для личного потребления и хранил у себя.

Из показаний К.В.Н. видно, что когда они пошли в квартиру потерпевшего Кан.P.P., у него с собой был пистолет-зажигалка. Зайдя в квартиру, он закрыл в ванной жену потерпевшего, взял видеокамеру и ботинки. К.С.В. сидел в зале с потерпевшим и требовал деньги, К.М.К. ходил по квартире и тоже искал деньги. В ходе этого потерпевшего связали, и К.М.К. один раз применил электрошок, а когда уходили, в коридоре К.С.В. выстрелил из газового пистолета.

Из показаний потерпевшей Г. усматривается, что 13 мая 1999 года, когда она вернулась домой, то обнаружила выбитую дверь в квартире. Были похищены вещи и паспорт. Ущерб для нее значительный.

Из показаний потерпевшего М. видно, что 28 июня 1999 года он всей семьей уехал в деревню, откуда вернулся утром следующего дня и в квартире обнаружил сотрудников милиции, все вещи были разбросаны. Были похищены деньги, вещи, газовый пистолет, а также паспорта и страховой полис.

Из показаний потерпевшей Кр. усматривается, что утром 21 июля 1999 года она ушла на работу. Когда вернулась домой, обнаружила пропажу компьютера, телефона, видеомагнитофона, фотоаппарата, а также золотых вещей.

Из показаний потерпевшего Л. видно, что 13 сентября 1999 года, примерно в 13 часов в квартиру позвонили, на его вопрос ответили, что слесарь - сантехник. Зайдя и разувшись, парень прошел в квартиру, и стал осматривать трубы. Когда, находясь в ванной, он нагнулся, ощутил удар по голове и потерял сознание. Потом очнулся на кухне связанным, парень требовал у него деньги и он, наверное, назвал место, где лежали деньги. У него было похищено 13800 долларов США, 7000 рублей, шапки, подводное ружье.

Из показаний потерпевшего К.И.Р. усматривается, что 19 сентября 1999 года он находился дома. Примерно в 17 часов в квартиру позвонили, когда он открыл дверь, парень протянул ему бумагу. Он взял эту бумагу, и в это время в квартиру забежали двое незнакомых ребят. Они закрыли за собой дверь, направили на него пистолеты, потом связали его и положили в зале, жену закрыли в ванной. После этого стали требовать деньги. Один парень (К.С.В.) постоянно находился рядом с ним и наставлял на него пистолет, при этом один раз ударил его кулаком по лицу, потом ударил пистолетом по голове. К.С.В. говорил, что они неделю его пасли, что приехали за 1000 км, после чего сам достал у него из куртки 40000 рублей, и отдал К.М.К., который в это время обыскивал квартиру. К.В.Н. стоял между прихожей и залом. К.М.К. в спальной комнате нашел золотую цепочку и 1000 долларов США и, подойдя к нему, сказал: "А это что такое?", после чего применил два раза электрошок. Нападавшие забрали также видеокамеру, туфли, трубку телефона.

Из показаний свидетеля С. видно, что весной 1999 года Д.С.Н. продал ему телевизор и кожаную куртку за 3000 рублей.

Из показаний свидетеля Тк. усматривается, что в июле 1999 года она познакомилась с Д.С.Н. Однажды, возвращаясь с пляжа, она зашла к Д.С.Н., у него в это время был парень К.С.В.. Они куда-то собирались. Она попросила взять ее с собой. Вместе они пошли на ул. Нагуманова, она осталась во дворе дома, а ребята ушли. Минут через 20-30 вышел К.С.В., остановил частную машину, они с Д.С.Н. погрузили сумки с вещами и поехали домой к Д.С.Н.. Дома в сумках увидела музыкальный центр, видеомагнитофон, обувь, дубленки. Также втроем рассматривали газовый пистолет.

Из показаний свидетеля Л. видно, что 5 сентября 1999 года утром, в дверь позвонили, посмотрев в глазок, увидела мужчину в милицейской форме, который спросил ее мужа, но она ему не открыла. 13 сентября она ушла на работу, а примерно в 14 часов ей сообщили, что на мужа напали и обокрали квартиру.

Из показаний свидетеля Кан.P.P. усматривается, что 19 сентября 1999 года, когда в квартиру забежали незнакомые парни, она испугалась, и спряталась на балконе. Что происходило в комнате, она не видела, слышала, что один парень настойчиво говорил "Ильдус, отдай деньги, я неделю за тобой слежу, гоняюсь". Потом она вышла в зал, там увидела, что двое парней держали в руках пистолеты, направленные на мужа. После этого ее закрыли в ванной, через некоторое время услышала выстрел из пистолета.

Суд первой инстанции тщательно проверил данные показания и дал им надлежащую оценку.

Судебная коллегия такую оценку, данную судом этим показаниям, находит правильной, поскольку они последовательны и согласуются с другими имеющимися в материалах дела доказательствами, в том числе:

с протоколами осмотра мест происшествия;

с протоколами изъятия и опознания потерпевшими похищенных вещей;

с актом судебно-медицинской экспертизы о том, что у Л. были обнаружены телесные повреждения в виде множественных ушибленных ран волосистой части головы, закрытого перелома правой теменной кости, ушиба головного мозга средней тяжести, которые были причинены твердым тупым предметом и повлекли тяжкий вред здоровью как опасные для жизни;

с актами баллистических экспертиз о том, что изъятый из квартиры К.М.К. пистолет является газовым калибра 9,0 мм, технически исправен и пригоден к стрельбе. Гильза обнаруженная на лестнице у квартиры Кан.И.Р. является частью 7,62 мм холостого пистолетного патрона, предназначенного для подачи звукового сигнала из газовых пистолетов, и отстреляна из газового пистолета ИЖ-78-7,6.

Доводы осужденных о том, что они необоснованно осуждены за бандитизм, являются несостоятельными, поскольку, как установил суд, они действовали организованной устойчивой вооруженной группой. Роли каждого из них были четко распределены. О вооруженности банды свидетельствует наличие у них газового пистолета, о котором знали все осужденные.

Несостоятельными являются и доводы осужденных об оказании на них давления в ходе предварительного следствия. Как видно из материалов дела этот вопрос судом проверялся, и подтверждения не нашел, сами осужденные при выполнении ст. 201 УПК РСФСР об этом не заявляли, жалоб и заявлений в прокуратуру не писали.

Что касается утверждения осужденных К.P.P. и К.С.В. о том, что понятой Б. является сотрудником милиции и поэтому не мог выступать в качестве понятого, то эти утверждения являются неубедительными, поскольку из материалов дела видно, что Б. работает охранником, сотрудником милиции не является.

Доводы осужденных Д.С.Н. и К.С.В. о том, что они похитили имущества на меньшую сумму, чем указал суд в приговоре, опровергаются показаниями потерпевших М. и Кр. проверенными в судебном заседании. Оснований для переквалификации действий Д.С.Н. с п.п. "а, б" ч. 3 ст. 158 УК РФ на п.п. "а, б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, не имеется.

Утверждения адвоката С.А.Р. о том, что Кан.P.P. предложивший совершить кражу у своего брата, должен отвечать за пособничество в краже, являются необоснованными поскольку, как указал суд в приговоре, опровергаются собственными показаниями Кан.P.P. о том, что он предложил К.М.К. совершить нападение на своего брата с целью захвата денег (т. 2 л.д. 235-236).

Как видно из протокола судебного заседания, все ходатайства судом разрешались в соответствии с законом. Поэтому утверждение осужденного К.С.В. о не разрешении судом его ходатайств, является не состоятельным.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно пришел к выводу о виновности Д.С.Н., К.С.В., К.P.P., Кан.P.P. и К.В.Н. в совершении данных преступлений.

При назначении наказания Д.С.Н., К.С.В., К.P.P., Кан.P.P. и К.В.Н. суд обоснованно учел общественную опасность содеянного, обстоятельства дела, а также данные, характеризующие их личность. Назначенное им наказание нельзя признать несправедливым вследствие суровости, поэтому судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб осужденных о смягчении им наказания.

Вместе с тем, как видно из материалов дела и обоснованно указывается в кассационном протесте прокурора, К.М.К. ранее 24 октября освободился из мест лишения свободы 28 мая 1998 году. В соответствии со ст. 7-1 УК РСФСР, преступление, предусмотренное ст. 206 ч. 3 УК РСФСР относилось к категории тяжких. На момент совершения преступлений в июне-октябре 1999 года, судимость не погашена. Поскольку К.М.К. судом признан виновным и осужден за совершение тяжкого и особо тяжких преступлений, следовательно, в его действиях имеется особо опасный рецидив преступлений и наказание ему должно быть назначено в соответствии с ч. 2 ст. 68 УК РФ. Отбывание наказания ему должно быть назначено в соответствии со ст. 58 ч. 1 п. "г" УК РФ. Судом данное правило нарушено, в связи, с чем доводы протеста об отмене приговора в отношении К.М.К. из-за неправильного применения уголовного закона и мягкости назначенного ему наказания, являются обоснованными.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия определила:

приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 18 декабря 2001 года в отношении К.М.К. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей. Этот же приговор в отношении Д.С.Н., К.С.В., К.Р.Р., Кан.Р.Р. и К.В.Н. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Меру пресечения К.М.К. оставить содержание под стражей.



Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 марта 2002 г. N 49-О02-35


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.