Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 апреля 2006 г. N 20-Д05-13 При новом рассмотрении дела в отношении осужденного за нарушение Правил дорожного движения, повлекшее смерть четырех человек, суду необходимо назначить повторную комиссионную экспертизу, поскольку в заключениях экспертов имеются противоречия, а также проанализировать и сопоставить с другими данными, имеющимися в уголовном деле, доводы осужденного, представленные в его жалобе

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 13 апреля 2006 г. N 20-Д05-13


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 13 апреля 2006 года уголовное дело по надзорной жалобе осужденного А.Г.Ц. на приговор Калкентского районного суда Республики Дагестан от 9 июля 2003 года, которым

А.Г.Ц., 10 июня 1946 года рождения, уроженец пос. Белиджи Дербентского района Республики Дагестан, не судимый,

осужден по ст. 264 ч. 3 УК РФ на 6 лет лишения свободы в колонии поселении с лишением права управлять транспортными средствами сроком на 2 года.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РД от 15 сентября 2003 года приговор оставлен без изменения.

В удовлетворении надзорных жалоб осужденного А.Г.Ц. судьей, а затем и председателем Верховного суда РД отказано.

17 марта 2005 года постановлением судьи Верховного Суда РФ возбуждено надзорное производство, а надзорная жалоба осужденного А.Г.Ц. передана вместе с делом на рассмотрение президиума Верховного суда РД.

Постановлением президиума Верховного суда РД от 12 мая 2005 года надзорная жалоба осужденного оставлена без удовлетворения, а ранее принятые по делу судебные решения - без изменения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ С.В.П., объяснение адвоката О.О.Н. в поддержку жалобы и мнение прокурора К.Т.Г. об удовлетворении жалобы и отмене состоявшихся судебных решений, судебная коллегия установила:

А.Г.Ц. признан виновным и осужден за нарушение Правил дорожного движения, повлекшее смерть четырех человек и причинение тяжкого вреда здоровью пятого.

Как установил суд в приговоре, 5 декабря 2002 года около 18 часов 30 мин. в темное время суток А.Г.Ц., управляя автобусом ПАЗ-672 и следуя со стороны г. Махачкалы в направлении г. Дербента, на 871 км дороги выехал на левую встречную полосу движения, в результате чего произошло столкновение со следовавшим во встречном направлении автомобилем ВАЗ-2107 под управлением М.У.М. При этом сам М.У.М. и находившиеся в салоне его автомашины пассажиры К.Р., К.П. и К.И. погибли, а М.3. был причинен тяжкий вред здоровью.

В суде, как и на следствии, А.Г.Ц. вины своей не признал.

В надзорной жалобе осужденный А.Г.Ц. утверждает, что авария произошла по вине водителя легкового автомобиля М.У.М., выехавшего на полосу встречного движения. Заявляет, что уголовное дело расследовано и рассмотрено судом заинтересованно, с обвинительным уклоном, при грубых нарушениях уголовно-процессуального закона, ущемляющих его права и законные интересы, что при исследовании, анализе и оценке доказательств по делу суд допустил необъективность, не принял во внимание данных, свидетельствующих о фальсификации протоколов осмотра места происшествия и транспортных средств, не установил с достаточной полнотой и достоверностью исходных данных, представленных экспертом для дачи заключения по поставленным вопросам, при наличии двух противоречивых заключений автотехнических экспертиз причин этих противоречий не выяснил, мер к их устранению не принял, вместо назначения и проведения повторной экспертизы самостоятельно сделал предположительные выводы о месте и механизме дорожно-транспортного происшествия, необоснованно отдав при этом предпочтение сомнительным показаниям свидетеля обвинения М.3.медовой и немотивированно отвергнув показания свидетелей Аг., Эф., Гас., Гус., Б., К.Р., Р., подтверждающих версию стороны защиты об обстоятельствах ДТП, доказательства использовал выборочно, искажая в приговоре их суть и содержание.

В жалобе осужденный раскрывает и подтверждает ссылками на материалы дела каждый из приведенных им доводов. Считает, что выводы суда противоречат фактическим обстоятельствам и имеющимся доказательствам, что суд не опроверг позиции защиты, не доказал его вины в нарушении правил дорожного движения и в последствиях ДТП, а последующие судебные инстанции не проверили должным образом его жалобы на неправосудный приговор.

Просит о пересмотре всех состоявшихся по делу судебных решений.

Проверив доводы надзорной жалобы осужденного по материалам уголовного дела, судебная коллегия находит доводы жалобы подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Так, оспаривая достоверность показаний потерпевшей М.3., осужденный А.Г.Ц. указывает, что после ДТП М.3. длительное время лежала в больнице, была без сознания. На предварительном следствии на допросе заявила о том, что об обстоятельствах происшествия ничего сказать не может, так как не помнит.

В суде же потерпевшая стала утверждать, что видела, как на их полосу движения выехал автобус желтого цвета и совершил столкновение.

Между тем, по делу установлено, что до столкновения транспортные средства двигались во встречном направлении, в темное время суток, с включенными световыми фарами. М.3. сидела на заднем сидении, спинки передних сидений по конструкции являются высокими и на этих сидениях сидели мужчины, погибшие в ДТП. При таких условиях вряд ли возможно визуально определить тип (марку) встречного транспорта и его цвет (окраску).

Кроме того, в жалобе обращается внимание на то, что согласно имеющейся в деле справки медицинского учреждения (т. 2 л.д. 53) М.3. страдает последствиями черепно-мозговой травмы, выраженным психоорганическим и галюцинаторным параноидным синдромом. А из медицинской справки, приобщенной к надзорной жалобе, видно, что М.3. состоит на учете у психиатра с раннего детства с вышеуказанным синдромом.

Все эти данные надлежащим образом судом не исследованы и соответствующей оценки им не дано.

В опровержение показаний М.3. в суде и в подтверждение своей собственной версии А.Г.Ц. ссылается в жалобе также на показания свидетеля Аг., которые не приняты судом во внимание.

Между тем, из показаний Аг. усматривается, что ранее он с А.Г.Ц. знаком не был. Встретил его на южной станции в г. Махачкале и попросил довезти до г. Дербента. Сам он тоже водитель, сидел на переднем служебном сидении и полностью воспринимал дорожную обстановку. А.Г.Ц. вел автобус очень спокойно и на его вопрос относительно малой скорости движения ответил, что он старый человек и ему некуда спешить. Неожиданно навстречу выехала автомашина, он успел только увидеть свет фар и тут же произошло столкновение.

Об этом же свидетель Аг. давал показания на предварительном следствии.

Однако в приложенном к обвинительному заключению списке лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, содержится запись, что свидетели защиты отсутствуют, а Аг. почему-то включен в число свидетелей обвинения.

В своем постановлении президиум указывает, что показания свидетеля Аг. о том, что автобус ехал медленно, столкновение произошло по вине водителя автомашины Жигули, выехавшего на встречную полосу движения, не согласуются с другими доказательствами и обоснованно признаны судом неверными, при этом суд указал, что утверждения свидетеля Аг. противоречат следам ДТП, обнаруженным и зафиксированным в протоколе осмотра в установленном порядке.

Однако такой вывод суда не вытекает из материалов дела, поэтому показания Аг. необходимо тщательно проверить в судебном заседании и дать им надлежащую оценку в совокупности с фактическими обстоятельствами и доказательствами по делу.

Далее Президиум указывает, что судом установлен механизм столкновения автомашин, при котором автобус подмял под себя автомашину Жигули ВАЗ-2107, вследствие эксцентричной силы удара автобус задней частью отбросило влево, правая приподнялась и она опрокинулась на левый бок, обнаружение автобуса после столкновения на полосе встречного движения не противоречат тем же протоколу осмотра места происшествия и показаниям М.3.

Суд посчитал, что в момент столкновения ПАЗ-672 правым передним колесом подмял под себя ВАЗ-2107, потому что якобы этим же колесом он оставил вдавленный след на панели крыши ВАЗ-2107. Между тем это является версией экспертов Даг ЛСЭ, а это опровергнуто экспертами ЭКУ МВД РД. Тем не менее, суд отдал предпочтение выводам экспертов Даг ЛСЭ, не учтя то обстоятельство, что, если 5-тонный автобус наедет колесом на крышу ВАЗ-2107, то она вероятно должна сплющиться и прижаться к днищу ВАЗ-2107. Однако, из фото и видеозаписи видно, что крыша ВПАЗ-2107 не сплющена, а имеется только лишь незначительный вдавленный и неравномерный по конфигурации линейный след по правому краю крыши и вероятно это след мог образоваться только при воздействии металлической части корпуса автобуса, а не колесом, как установлено экспертизой Даг ЛСЭ. К тому же на крыше ВАЗ-2107 следы от резины (шины колеса автобуса) отсутствуют. Кроме этого, других повреждений на крыше ВАЗ-2107 не имеется. Сам вывод суда о том, что автобус подмял под себя Жигули противоречит фото- и видеоматериалам, из которых видно, что детали Жигулей рассыпаны на полосе движения автобуса и на обочине с той же стороны.

В деле имеются 2 заключения автотехнических экспертиз, выводы которых в части оставления следа (выбоины) на проезжей части противоречат друг другу.

по выводам экспертов ЭКУ МВД РД выбоина на полосе движения ПАЗ-672 оставлена рессорой автобуса в стадии контракта его с ВАЗ-2107. По выводам экспертов Даг ЛСЭ эта же выбоина оставлена деталями ВАЗ-2107, опровергается возможность оставления выбоины автобусом.

В надзорной жалобе утверждается, что выбоина расположена в 2,2 м от осевой линии в средней части полосы движения автобуса параллельно осевой линии, выбоина прямолинейной формы. А/м ВАЗ-2107 после столкновения перемещалась влево по ходу своего движения, как описано в заключении Даг ЛСЭ N 74/75, разворачиваясь по ходу часовой стрелки. Тоже самое (разворот вправо) подчеркивается и в заключении N 298/6 ЭКУ МВД РД. При таком перемещении ВАЗ-2107 никак не могла оставить выбоину, параллельную оси дороги. Выбоина образовалась бы полукругом, слева направо.

В приговоре указано на 3 листе "суд считает также, что след выбоины остался от деталей ВАЗ-2107 именно после опрокидывания или перемещения". Между тем, ни на следствии ни в судебном заседании не установлено, что ВАЗ-2107 опрокидывался и это является предположением суда.

Не исследован и не установлен экспертным путем вопрос о том, может ли ВАЗ-2107 после столкновения оставить на асфальте в зимнее время след выбоины длиной 90 см, шириной 8-10 см и глубиной до 4 см. Если да, то какой именно частью этой автомашины? Если выбоина оставлена хомутом коробки передач ВАЗ-2107, как утверждал эксперт С.З.А. на суде, то имеет ли хомут ширину 8-10 см? Между тем, после столкновения с автобусом а/м ВАЗ-2107 не опрокидывался и не мог оставить эту выбоину.

Допрошенные судом эксперты Ис.С. (ЭКУ МВД РД) и С.З.А. (Даг ЛСЭ) дали противоречивые показания относительно транспортных средств.

При таких противоречиях в заключениях экспертов суду в соответствии со ст.ст. 195, 207, 200 УПК РФ необходимо назначить повторную комиссионную экспертизу, производство которой поручить другим экспертам.

Также необходимо проанализировать и сопоставить с другими данными приведенные в жалобе А.Г.Ц. доводы, касающиеся осыпи грязи, осколков стекла и пятен ГСМ, оставшихся на проезжей части дороги после происшествия.

При этом следует обратить внимание на показания допрошенного в суде эксперта С.З.А. о том, что только по осыпи грязи и стекла точное расположение автомобилей в момент столкновения определить невозможно. Если допустить, что столкновение произошло на полосе движения автобуса, то возможно, осыпи стекла и грязи произошли от того, что автобус перевернулся на бок.

На уточняющий вопрос гособвинителя о том, могли ли осыпи грязи образоваться от падения автобуса, С.З.А. дал положительный ответ.

Между тем, у обоих экспертов относительно места столкновения транспортных средств, мнения сходятся. Они на вопрос суда подтвердили, что если бы а/м ВАЗ-2107 и автобус столкнулись на полосе движения ВАЗ, то автобус с учетом его габаритов (ширины и высоты) обязательно упал бы на обочине или же за обочиной со стороны полосы движения ВАЗ-2107, но ни в коем случае не на проезжей части дороги, как признано установленным по делу. Судом это обстоятельство не принято во внимание, не дана объективная оценка.

Все эти указанные обстоятельства и другие доводы приведенные А.Г.Ц. в своей жалобе подлежат обязательной проверке судом при новом судебном разбирательстве в суде первой инстанции путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле и надлежащей оценке в соответствии с требованиями ст.ст. 87-88 УПК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407, 408, 409 УПК РФ, судебная коллегия определила:

1. Надзорную жалобу осужденного А.Г.Ц. удовлетворить.

2. Приговор Калкентского районного суда Республики Дагестан от 9 июля 2003 года, определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Дагестан от 15 сентября 2003 года и Верховного суда Республики Дагестан от 15 сентября 2003 года и постановление президиума Верховного суда Республики Дагестан от 12 мая 2005 года в отношении А.Г.Ц., осужденного за совершение преступления, предусмотренного ст. 264 ч. 3 УК РФ отменить и дело направить на новое судебное разбирательство в Каякентский районный суд Республики Дагестан в ином составе судей.



Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 апреля 2006 г. N 20-Д05-13


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.