Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 апреля 2006 г. N 48-О06-16СП Суд изменил приговор в отношении одного из осужденных, исключив из осуждения по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ квалифицирующий признак "с незаконным проникновением в помещение", поскольку коллегией присяжных заседателей осужденный не был признан виновным в этой части, в остальном приговор оставлен без изменения, а наказание смягчению не подлежит

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 14 апреля 2006 г. N 48-О06-16СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 14 апреля 2006 года кассационные жалобы осужденных О., К., С.Д.Б. и адвокатов Б.Н.В., Л., защитника Т. на приговор Челябинского областного суда от 18 октября 2005 года, которым

К., 19 июня 1977 года рождения, уроженец г. Южноуральска Челябинской области, не судимый, -

осужден к лишению свободы:

- по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ - на 11 лет без штрафа;

- по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж", "з" УК РФ - на 14 лет;

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено 16 лет лишения свободы без штрафа, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

О., 17 августа 1978 года рождения, уроженец пос. Увельский Увельского района Челябинской области, судимый 15 мая 2003 года по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 2 годам лишения свободы со штрафом в размере 25 минимальных размеров оплаты труда, на основании постановления Каспийского городского суда Челябинской области от 9 августа 2004 г. освобожден условно-досрочно на 9 месяцев 6 дней, -

осужден к лишению свободы:

- по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ - на 11 лет 6 месяцев без штрафа;

- по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж", "з" УК РФ - на 15 лет;

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено 16 лет 6 месяцев лишения свободы без штрафа.

На основании ст. 79 ч. 7 УК РФ отменено условно-досрочное освобождение от наказания по приговору от 15 мая 2003 года и на основании ст. 70 УК РФ неотбытая часть наказания по предыдущему приговору частично присоединена к назначенному по данному приговору наказанию и окончательно назначено 17 лет лишения свободы без штрафа с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

С.Д.Б., 7 марта 1977 года рождения, уроженец г. Лобня Московской области, судимый 19 марта 2001 года по ст. 131 ч. 2 п.п. "б", "в", "д" УК РФ к 6 годам лишения свободы, на основании постановления Каслинского городского суда Челябинской области от 19 апреля 2004 г. освобожден условно-досрочно на 1 год 5 месяцев 3 дня, -

осужден к лишению свободы:

-  по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ - на 12 лет без штрафа;

-  по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж", "з" УК РФ - на 15 лет 6 месяцев;

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено 17 лет лишения свободы без штрафа.

На основании ст. 79 ч. 7 УК РФ отменено условно-досрочное освобождение от наказания по приговору от 19 марта 2001 года и на основании ст. 70 УК РФ частично присоединена неотбытая часть наказания по предыдущему приговору к назначенному данным приговором наказанию и окончательно назначено 17 лет 6 месяцев лишения свободы без штрафа с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с К., С.Д.Б., О. по 150000 рублей с каждого в пользу потерпевшего Б.М.И. в счет компенсации морального вреда.

В удовлетворении иска заместителя прокурора Челябинской области о взыскании материального ущерба в сумме 22996 рублей 10 копеек в пользу потерпевшей и гражданского истца П.Е.А. отказано.

Заслушав доклад судьи "...", объяснение осужденных О., С.Д.Б., К. и адвоката П.Е.В., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Г., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

вердиктом коллегии присяжных заседателей от 28 сентября 2005 года К., О. и С.Д.Б. признаны виновными в разбойном нападении на Б.А.М. в целях хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, О. и С.Д.Б. также с незаконным проникновением в помещение, и также признаны виновными К., О. и С.Д.Б. в умышленном причинении смерти Б.А.M., 8 октября 1982 года рождения, совершенном группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с разбоем.

Преступления совершены ими в ночь на 3 октября 2004 года в г. Южноуральске Челябинской области.

В суде К., О. и С.Д.Б. вину не признали.

В кассационных жалобах:

Осужденный К. в основной и дополнительных жалобах просит приговор отменить, дело направить на новое досудебное разбирательство, также ставит вопрос о переквалификации его действий со ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з", 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на ст. 316 УК РФ и применив ст. 64 УК РФ смягчить наказание до минимального. Указывает, что приговор является несправедливым, противоречит вердикту присяжных заседателей, не соответствует установленным в суде фактическим обстоятельствам дела и неправильно применен уголовный закон. Утверждает, что на предварительном следствии применяли к нему недозволенные методы ведения следствия, а адвокат пришел лишь в конце допроса и даже не прочитав протокол допроса, подписал его. Осужденные О. и С.Д.Б. оговорили его, и они же подбросили в его автомашину похищенный у убитого сотовый телефон. Утверждает, что с О. и С.Д.Б. он не договаривался о совершении преступлений. Предварительное слушание дела проведено без его адвоката Л., участвовавшего на предварительном следствии, тем самым нарушено его право на защиту. Вердиктом установлено, что убийство и разбойное нападение было совершено в помещении газозаправочной станции, а он не проникал туда и не мог совершить эти преступления - убийство и разбойное нападение, поэтому следует переквалифицировать его действия на ст. 316 УК РФ. Утверждает, что преступление совершили О. и С.Д.Б. Не выдали копии процессуальных документов.

Адвокат Л. просит приговор в отношении К. изменить, действия его переквалифицировать на п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ и п. "а" ч. 3 ст. 111 УК РФ, снизить наказание в пределах санкций этих статей с применением ст. 64 УК РФ. Указывает, что смерть потерпевшего наступила от повреждений, причиненных внутри помещения газозаправочной станции, куда, согласно вердикту присяжных заседателей, К. не проникал, поскольку вердиктом установлено, что завладение чужим имуществом произошло после смерти потерпевшего, то действия К. следует квалифицировать как тайное похищение чужого имущества. Несмотря на то, что К. активно способствовал раскрытию преступления, только благодаря ему стало известно следственным органам об участии О. и С.Д.Б. в преступлении, суд не применил к нему ст. 64 УК РФ и назначил чрезмерно суровое, несправедливое наказание. Кроме того, предварительное слушание дела было проведено без его участия, чем нарушено право на защиту К.

Защитник Т. в защиту интересов осужденного К. указывает, что суд назначил ему несправедливо суровое наказание, без учета того, что следственным органам стало известно об участии в преступлении О. и С.Д.Б. только из показаний К., что свидетельствует об его активном содействии следственным органам в раскрытии преступления. Но несмотря на это суд необоснованно не применил к нему ст. 64 УК РФ. Просит осужденному К. снизить наказание до минимального, с применением ст. 64 УК РФ.

В кассационных жалобах осужденный О. (основной и дополнительной) просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания, при этом ссылается на то, что дело рассмотрено судом с нарушением процессуальных норм, так как обвинительный вердикт вынесен на недопустимых доказательствах, ложных показаниях осужденного К. и свидетелей, полученных с нарушением процессуальных норм и которые следовало признать недопустимыми доказательствами. Указывает, что председательствующим необоснованно снимались задаваемые им вопросы, а государственным обвинителем представлялись присяжным заседателям недопустимые доказательства, не имеющие какого-либо отношения к делу, что повлияло на вынесение присяжными заседателями обвинительного вердикта.

Адвокат Б.Н.В. просит приговор в отношении осужденного О. отменить, дело направить на в суд со стадии судебного разбирательства в ином составе судей, ссылаясь на то, что присяжным заседателям были доведены сведения о личности О. и С.Д.Б., так как свидетель Сир. пояснила о том, что они недавно освободились и не имели денег, также присяжным заседателям были предъявлены для обозрения часть фотографий трупа потерпевшего, что повлияло на вынесение присяжными заседателями обвинительного вердикта.

Осужденный С.Д.Б. в кассационной жалобе и дополнениях к ней просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания, при этом ссылается на то, что приговор не подтвержден вердиктом присяжных заседателей и вердикт вынесен незаконным составом коллегии присяжных заседателей. Указывает, что на месте преступления оказался он случайно, из машины не выходил и никакого преступления не совершал. Утверждает, что из автомобиля выходил один К. и только он один совершил эти преступления, затем, пытаясь уйти от ответственности, обдумав все заранее, через 5 месяцев оговорил его и О., введя следственные органы и суд в заблуждение. Указывает, что он слышал шум драки и видел, как К. поддерживая завел потерпевшего в вагончик газозаправочной станции, а через некоторое время вышел оттуда один. О совершенных К. преступлениях узнал только тогда, когда его задержали и предъявили обвинение. Считает, что предварительное расследование проведено односторонне, в основу его обвинения положены только ложные показания К., свидетеля Сир. и других свидетелей, также другие недопустимые доказательства, не подтвержденные материалами дела. Указывает, что судебное разбирательство проведено с обвинительным уклоном, о чем свидетельствует предвзятое отношение председательствующего, поэтому в знак протеста, он отказался присутствовать в суде в момент провозглашения приговора. Указывает, что при формировании коллегии присяжных заседателей некоторые кандидаты в присяжные заседатели не были правдивы в ответах на вопросы, что вызывает сомнение в их объективности, поэтому считает, что вердикт вынесен незаконным составом коллегии присяжных заседателей. Выводы о доказанности его вины основаны на предположениях и противоречивых доказательствах, не подтверждающих его вину в совершении преступлений. Полагает, что адвокат ненадлежаще осуществлял защиту его прав и интересов. Указывает, что поскольку чужое имущество было похищено после совершения убийства из корыстных побуждений, поэтому квалификация действий осужденных еще и как разбойное нападение, является излишней.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным, постановленным судом в соответствии с вердиктом присяжных заседателей и требованиями ст.ст. 350, 351 УПК РФ.

Доводы кассационных жалоб о том, что при рассмотрении дела в суде допущены ряд нарушений уголовно-процессуальных норм, которые привели вынесение присяжными заседателями обвинительного вердикта, являются несостоятельными.

Как видно из материалов дела, О., К. и С.Д.Б. признаны виновными в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей на основании тщательно исследованных в судебном заседании, с соблюдением принципа состязательности, доказательствах.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства в процессе расследования, в стадиях предварительного слушания, назначении судебного заседания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии со ст. 379 УПК РФ отмену приговора суда присяжных заседателей, по данному делу не допущено.

С утверждениями К. в жалобе о том, что предварительное слушание дела проведено без его адвоката Л., участвовавшего на предварительном следствии, тем самым нарушено его право на защиту, нельзя согласиться, поскольку в связи с невозможностью участия адвоката Л. в предварительном слушании дела, Коробов был обеспечен адвокатом Н. (т. 6 л.д. 11, 16-18, 19-20) и никаких возражений по этому поводу не было заявлено.

Каких-либо данных, свидетельствующих об одностороннем или неполном судебном следствии не имеется.

Заявленные ходатайства участников процесса о признании тех или иных доказательств по делу недопустимыми, были рассмотрены судом в соответствии с требованиями закона, с удалением присяжных заседателей из зала судебного заседания и нарушений уголовно-процессуального закона, являющихся основанием для признания исследованных в суде доказательств недопустимыми, не допущено.

Утверждения в жалобах о том, что председательствующий по своей инициативе необоснованно снимал некоторые задаваемые осужденными или их защитниками вопросы, а государственный обвинитель ссылался на недопустимые доказательства, что могло повлиять на вынесение вердикта, являются несостоятельными и опровергаются протоколом судебного заседания.

Из протокола судебного заседания видно, что все нарушения, допущенные сторонами в ходе судебного следствия, правомерно и обоснованно пресекались председательствующим в соответствии с требованиями процессуального законодательства и присяжным заседателям напоминалось, в том числе в напутственном слове, что не следует учитывать их при вынесении вердикта. Это обстоятельство не свидетельствует о том, что председательствующий оказывал какое-либо воздействие на присяжных заседателей.

Утверждения в жалобах о незаконном составе коллегии присяжных заседателей, ссылаясь на необъективность некоторых присяжных заседателей в ответах при формировании коллегии присяжных заседателей, также несостоятельны.

Как видно из протокола судебного заседания, в ходе формировании коллегии присяжных заседателей и в ходе самого процесса никто не заявлял о тенденциозности и необъективности коллегии присяжных заседателей и не ставил вопрос о ее роспуске, в том числе не ставился вопрос о замене или отстранении кого-либо конкретно из присяжных заседателей от участия в судебном заседании.

Доводы жалоб о предвзятом отношении председательствующего и заинтересованности его в исходе дела, также является несостоятельными.

Из протокола судебного заседания видно, что ходатайство об отводе председательствующего в судебном заседании не заявлялось подсудимыми и их адвокатами, поскольку никаких предусмотренных ст.ст. 61 и 63 УПК РФ обстоятельств не имелось.

После выступления председательствующего также никто не заявлял возражений по поводу необъективности суда и содержания напутственного слова.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст.ст. 338, 339 УПК РФ.

С учетом результатов судебного следствия, прений сторон и поддержанного государственным обвинителем обвинения судьей были сформулированы вопросы.

С доводами жалоб о том, что судом действиям осужденных дана неправильная юридическая оценка, необоснованно квалифицировав их действия дополнительно как разбойное нападение, ссылаясь на то, что убийство из корыстных побуждений уже охватывает состав разбойного нападения, нельзя согласиться, поскольку преступления, предусматривающие ответственность за убийство и разбойное нападение, составляют самостоятельные составы преступлений и квалифицируются самостоятельно.

К обстоятельствам дела, как они были установлены судом присяжных заседателей, уголовный закон применен правильно и действиям К., О. и С.Д.Б. дана правильная юридическая оценка, признав их виновными в совершении разбойного нападения и умышленного убийства, сопряженного с разбоем.

Доводы жалоб осужденного К. и его адвоката Л. о том, что смерть потерпевшего наступила от причиненных ему внутри помещения газозаправочной станции телесных повреждений и только после этого было похищено чужое имущество, а К. не проникал в помещение, поэтому нельзя признать его виновным в убийстве потерпевшего и совершении разбойного нападения, являются несостоятельными, поскольку вердиктом коллегии присяжных заседателей он признан виновным в том, что согласно предварительной договоренности К. напал на потерпевшего на улице и нанес ему молотком не менее двух ударов в область головы, а разбойное нападение считается оконченным с момента начала нападения на потерпевшего. Смерть потерпевшего наступила от совокупности телесных повреждений, причиненных как на улице, так и внутри помещения газозаправочной станции.

При таких обстоятельствах, суд правильно признал К. виновным как в разбойном нападении с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, так и в умышленном причинении смерти потерпевшему, сопряженном с разбоем.

Вердикт о виновности К., О. и С.Д.Б. вынесен с соблюдением требований ст.ст. 341-345 УПК РФ и оснований для применения ч. 5 ст. 348 УПК РФ и отмены приговора, не имеется.

Несостоятельными являются доводы жалоб К. о том, что ему не выдали копии процессуальных документов, поскольку эти доводы опровергаются распиской К. от 1 декабря 2005 года на л.д. 214 т. 6 о получении им копий материалов дела.

Вместе с тем приговор в отношении К. подлежит частичному изменению, по следующим основаниям.

Как видно из вердикта коллегии присяжных заседателей, это же установлено в мотивировочной части приговора, осужденный К. не признан виновным в незаконном проникновении в помещение газозаправочной станции. Однако суд при квалификации его действий признал виновным его также и по этому квалифицирующему признаку.

При таких обстоятельствах следует исключить квалифицирующий признак "с незаконным проникновением в помещение" из осуждения К. по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ.

Однако, это обстоятельство не дает оснований для смягчения наказания осужденному К., поскольку наказание назначено ему судом, как и осужденным О. и С.Д.Б., в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, всех смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, данных о их личности, в том числе и всех указанных в кассационных жалобах обстоятельств.

При этом учтено судом также мнения коллегии присяжных заседателей, не признавших осужденных заслуживающими снисхождения.

Кроме того, в соответствии со ст. 61 ч. 1 п. "и" УК РФ суд признал обстоятельством, смягчающим наказание К., С.Д.Б. и О. активное способствование ими изобличению других соучастников преступления, и наказание назначил К. с применением положения ст. 62 УК РФ, а в отношении С.Д.Б. и О. не применил положение этой статьи, поскольку они имели непогашенные судимости.

На основании изложенного и, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Челябинского областного суда от 18 октября 2005 года в отношении К. изменить, исключить из его осуждения по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ квалифицирующий признак "с незаконным проникновением в помещение".

В остальном приговор о нем и этот же приговор в отношении О. и С.Д.Б. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных О., К., С.Д.Б. и адвокатов Б.Н.В., Л., защитника Т. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 апреля 2006 г. N 48-О06-16СП


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.