Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 апреля 2006 г. N 49-О05-94СП Суд отменил приговор и направил дело на новое судебное рассмотрение, поскольку сокрытие присяжными заседателями на стадии формирования коллегии присяжных заседателей сведений о судимости своих близких родственников является нарушением требований уголовно-процессуального закона

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 5 апреля 2006 г. N 49-О05-94СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 5 апреля 2006 года дело по кассационному представлению государственного обвинителя А.А.С. и кассационной жалобе потерпевшей Г.И.В. на приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 28 октября 2005 года, по которому

С.Р.Х., родившаяся 16 июля 1966 года, с высшим образованием, ранее не судимая, -

оправдана по ч. 3 ст. 298 УК РФ на основании п.п. 1, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, то есть в связи с не установлением события преступления.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации "...", выступление адвоката М.Д.А., поддержавшего доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Генеральной прокуратуры А.В.А., поддержавшей кассационное представление частично, Судебная коллегия установила:

на основании вердикта присяжных заседателей С.Р.Х. оправдана по ч. 3 ст. 298 УК РФ, то есть в клевете, соединенной с обвинением судьи Г.И.В. в совершении тяжкого преступления.

В кассационном представлении государственный обвинитель А.А.С. ставит вопрос об отмене оправдательного приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение. Ссылается на допущенные по делу нарушения требований ст.ст. 328, 339 УПК РФ. Указывает, что основная часть присяжных заседателей скрыла от суда сведения о привлечении их близких родственников к уголовной ответственности: Б.Л.В. скрыла сведения о судимости своего сына К.Е.А. по п.п. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ по приговору от 02.10.2000 г., а также по ст.ст. 166 ч. 2 п. "а", 158 ч. 2 п.п. "а, б, г", 69 ч. 5 УК РФ по приговору от 03.05.2001 г.; Ш.И.Ю. скрыла сведения о судимости по ст. 108 ч. 2 УК РСФСР ее отца Х.Ю.И. по приговору от 18.04.1973 г.; Н.Н.А. скрыла, что ее муж Н.А.В. и сын Н.И.А. привлекались к уголовной ответственности и были осуждены. С.И.В. скрыла, что 04.08.1965 г. по ст. 211 ч. 2 УК РСФСР был осужден ее отец С.В.П.; М.Е.Г. скрыл, что его отец М.Г.И. был осужден по ст. 96 ч. 1 УК РСФСР к лишению свободы;

Ш.Г.П. скрыла, что ее отец Ш.П.С. в 1999 году привлекался к уголовной ответственности. Кроме того, указывает, что перед присяжными заседателями был поставлен объемный вопрос, в текст которого была включена вся фабула обвинения, приведенная в обвинительном заключении, что создало трудности для заседателей при вынесении ими вердикта.

Потерпевшая Г.И.В. в кассационной жалобе также просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение. Считает, что сокрытие присяжными заседателями С.И.В., М.Е.Г., Ш.Г.П. Б.Л.В., Н.Н.А., и Ш.И.Ю. сведений, касающихся их близких родственников, которые привлекались к уголовной ответственности и были осуждены к лишению свободы, могло повлиять на вердикт присяжных заседателей, поскольку указанные присяжные заседатели имели негативное отношение к суду, а по данному делу потерпевшей является судья. Указывает, что при отрицательном ответе на первый вопрос присяжные заседатели не должны были отвечать на второй вопрос. Обращает внимание на то, что первый вопрос был сформулирован нечетко, громоздко и с использованием юридической терминологии, не понятной для присяжных заседателей, и требовал от них юридической оценки действий подсудимой. Считает, что вопрос не позволял дать присяжным заседателям однозначного ответа. В данном вопросе председательствующий не указал, какие сведения распространила С.Р.Х. в ходе судебного разбирательства. Указывает, что в вопросном листе текст ходатайства был видоизменен, и это обстоятельство не позволило дать ответ в виде утвердительного "да" или отрицав тельного "нет". Считает, что в нарушение закона перед присяжными были поставлены вопросы в формулировке, требующей от присяжных заседателей ответа о том, является ли вышеуказанное деяние преступлением.

Оправданная С.Р.Х. в возражениях на кассационные представление и жалобу просит приговор оставить без изменения. Указывает, что оправдательный приговор вынесен по заказному делу, сфабрикованному путем подмены подлинных обстоятельств на вымышленные потерпевшей Г.И.В.. Ввиду фальсификации обвинения поставленные перед присяжными заседателями вопросы искусственно нагромождались данными, не имеющими никакого отношения к событию преступления, в частности, данными о даче С.Р.Х. взятки, которые выходят за пределы предъявленного обвинения и не нуждаются в правовой оценке. Указывает, что ранее судьи Верховного Суда Российской Федерации отменили оправдательный приговор, считая, что фальсификация события преступления и отсутствие вины не является препятствием для вынесения обвинительного вердикта, что свидетельствует об их личной заинтересованности. Считает, что выводы о сокрытии присяжными сведений о судимостях родственников не основаны на законе. Указывает, что по полученным от С.И.В., Ш.И.Ю., М.Е.Г. и Ш.Г.П. сведениям они не знали о судимостях своих отцов, а по сведениям Н.Н.А. она не знала о судимости своего мужа. Считает вывод о судимости С., И., Н. и М. преждевременным.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, кассационной жалобы и возражений на них, Судебная коллегия находит оправдательный приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 3 ст. 328 УПК РФ при формировании коллегии присяжных заседателей кандидаты в присяжные заседатели обязаны правдиво отвечать на задаваемые им вопросы, а также представить необходимую информацию о себе и об отношениях с другими участниками уголовного судопроизводства.

Однако, как видно из материалов дела, в стадии формирования коллегии присяжных заседателей, несмотря на разъяснения председательствующим судьей кандидатам в присяжные заседатели их обязанности правдиво отвечать на задаваемые вопросы, на поставленный им вопрос о том, не привлекались ли они или их близкие родственники к уголовной ответственности, кандидаты в присяжные заседатели Н.Н.А. умолчала о том, что ее сын Н.И.А. был осужден к лишению свободы условно; Б.Л.В. скрыла от суда сведения о судимости своего сына К.Е.А., который отбывал наказание в местах лишения свободы.

Сокрытие названными присяжными заседателями на стадии формирования коллегии присяжных заседателей приведенных выше сведений о своих близких родственниках свидетельствует о нарушении ими требований уголовно-процессуального закона и фактическом воспрепятствовании ими в выяснении сторонами обстоятельств, препятствующих их участию в качестве присяжных заседателей в рассмотрении уголовного дела.

В связи с этим содержащиеся в кассационных представлении и жалобе доводы о незаконности состава коллегии присяжных заседателей являются обоснованными.

Согласно п. 2 ч. 2 ст. 381 УПК РФ основанием для отмены судебного решения судом кассационной инстанции в любом случае является вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей.

Кроме того, заслуживают внимания и доводы кассационных представления и жалобы о том, что в вопросном листе первый вопрос сформулирован без должного учета требований закона.

В соответствии с положениями ч. 1 ст. 339 УПК РФ по каждому из деяний, в совершении которых обвиняется подсудимый, ставятся три основных вопроса: 1) доказано ли, что деяние имело место; 2) доказано ли, что это деяние совершил подсудимый; 3) виновен ли подсудимый в совершении этого деяния. Вопросы ставятся в понятных присяжным заседателям формулировках.

Как видно из вопросного листа, перед коллегией присяжных заседателей был поставлен основной вопрос относительно доказанности деяния следующего содержания: "Доказано ли, что 9 марта 2004 года около 12 часов в помещении Советского районного суда г. Уфы по улице Проспект Октября, 12, в ходе судебного разбирательства по уголовному делу в отношении С.Р.Х. в присутствии участников судебного процесса - помощника прокурора Советского района г. Уфы Я.А.Я., секретаря судебного заседания Ф.P.P., судебного пристава Т.В.Г., потерпевшего К.С.В., адвоката Е.И.Н. было заявлено ходатайство об отводе судьи Г.И.В. в связи с получением ею взятки, в котором указано, что С.Н.А. дал Г.И.В. 2000 долларов США за арест подсудимой С.Р.Х.?"

Из этого следует, что указанный вопрос был сформулирован с использованием юридической терминологии, понятной не для всех присяжных заседателей, и имел несколько вариантов прочтения и восприятия о нескольких фактах, что исключило дачу присяжными заседателями однозначного ответа.

При таких обстоятельствах, когда имело место нарушение уголовно-процессуального закона, которое повлияло на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них, данный приговор, вынесенный незаконным составом суда, невозможно признать законным, он подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное разбирательство, при котором необходимо учесть вышеизложенное и с учетом требований закона вынести соответствующее судебное решение.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 28 октября 2005 года в отношении С.Р.Х. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, но иным составом суда.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 апреля 2006 г. N 49-О05-94СП


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.