Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 апреля 2006 г. N 80-О06-6 Основания для изменения приговора отсутствуют, поскольку действия осужденных квалифицированы правильно, а при назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности каждого виновного, все обстоятельства дела и влияние наказания на исправление осужденных

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 11 апреля 2006 г. N 80-О06-6


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 11 апреля 2006 года кассационные жалобы осужденного Ч., адвокатов П., Б. на приговор Ульяновского областного суда от 29 декабря 2005 года, которым:

Ч., 02 февраля 1989 года уроженец г. Ухта Республика Коми, проживающий: Республика Коми, г. Сыктывкар, ул. Ломоносова, д. 50, кв. 104, в настоящее время отбывающий уголовное наказание в виде лишения свободы в исправительном учреждении ФГУ ДВК Управления ФСИН России по Ульяновской области, гражданин России с неполным средним образованием, холостой, судимый: 05.04.2004 года Сыктывкарским городским судом Республики Коми по ст.ст. 166 ч. 2 п. "а"; 158 ч. 2 п.п. "а, б"; 158 ч. 3; 161 ч. 2 п.п. "а, г"; 162 ч. 2; 69 ч. 3 УК РФ к 2 годам 10 месяцам лишения свободы.

осужден по ч. 3 статьи 321 УК РФ на 6 (шесть) лет лишения свободы.

На основании статьи 70 УК РФ по совокупности приговоров частично присоединено неотбытое наказание, назначенное приговором Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 05.04.2004, и окончательно назначено Ч. наказание в виде 6 (шести) лет 3 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

З., 04 февраля 1988 года рождения, уроженец г. Сыктывкар Республика Коми, проживающий:

Республика Коми, г. Сыктывкар, проезд Набережный; д. 1, в настоящее время отбывающий уголовное наказание в виде лишения свободы в исправительном учреждении ФГУ ДВК Управления ФСИН России по Ульяновской области, гражданин России, с образованием 9 классов, холостой, судимый: 20.07.2004 г. по ст.ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п.п. "а", "б" УК РФ 1 год 6 месяцев лишения свободы;

09.09.2004 года Эжвинским районным судом г. Сыктывкара по ст.ст. 30 ч. 3, 161 ч. 2 п.п. "а", "г" УК РФ - 2 года лишения свободы, на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений частично присоединено наказание по приговору суда от 20.07.2004 года и назначено наказание 3 года лишения свободы, осужден по ч. 3 статьи 321 УК РФ на 5 (пять) лет лишения свободы.

На основании статьи 70 УК РФ по совокупности приговоров частично присоединено неотбытое наказание по приговору Эжвинского районного суда г. Сыктывкара от 09.09.2004, и окончательно назначено З. наказание в виде 5 (пяти) лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

По приговору суда З. и Ч. признаны виновными в дезорганизации деятельности учреждения, обеспечивающего изоляцию от общества, то есть в применении насилия опасного для жизни и здоровья в отношении сотрудников места лишения свободы в связи с осуществлением ими служебной деятельности.

Преступления совершены 13 августа 2005 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи "...", объяснения Ч., поддержавшего доводы жалобы, мнение прокурора Х., полагавшей необходимым приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия установила:

В кассационных жалобах:

осужденный Ч., выражая свое несогласие с приговором, указывает, что его действия были вызваны нервным срывом от незаконных действий администрации учреждения, полагает, что судебное заседание проведено с нарушением закона. Назначенное ему наказание считает суровым.

Адвокат Б. считает назначенное Ч. наказание суровым, полагает, что причиной преступления явилось попустительство и халатное отношение к своим обязанностям сотрудников учреждения ДВТК.

Адвокат П. просит приговор изменить, смягчить З. наказание с учетом того, что преступление совершил в несовершеннолетнем возрасте, имеет заболевание. При назначении наказания суд не учел ст. 88 п. 6.1 УК РФ. Считает, что конфликт произошел из-за личных неприязненных отношений с потерпевшими. Согласно судебно-медицинской экспертизе Куз. причинены телесные повреждения, которые не расцениваются как вред здоровью. З. никаких ударов потерпевшим К.В.А., Кат. не наносил.

В возражениях государственный обвинитель просит жалобы оставить без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы дела, доводы кассационных жалоб, судебная коллегия считает приговор суда законным, а выводы суда о виновности осужденных основанными на доказательствах, всесторонне и полно исследованных и получивших соответствующую оценку в приговоре.

Доводы, содержащиеся в кассационных жалобах о том, что конфликт произошел из-за личных неприязненных отношений с потерпевшими, являются несостоятельными и опровергаются материалами дела.

Как следует из материалов дела и это не оспаривается осужденными, они в нарушение Правил внутреннего распорядка воспитательных колоний без разрешения администрации в ночное время покинули распоряжение своих отрядов и прибыли в медико-санитарную часть учреждения.

Согласно показаниям Ч. в суде, Куз. он ударил за то, что тот сказал, если они не уйдут, то он позвонит дежурному. Г. он ударил за то, что тот не дал ему закурить и нецензурно выражался.

Доводы Ч. о предвзятом к нему отношении со стороны администрации исправительного учреждения являются голословными и не подтвержденными материалами дела.

Противоправных действий со стороны администрации воспитательной колонии в отношении Ч. и З. судом не установлено. Действия потерпевших до и в процессе совершения в отношении них преступления являлись правомерными и были направлены, на восстановление порядка в колонии и выполнении осужденными своих обязанностей.

Что касается доводов жалобы адвоката П. о том, что З. никаких ударов потерпевшим К.В.А., Кат. не наносил, то это в вину З. не вменено. Как следует из материалов дела и установлено судом, Ч. и З. совместно нанесли Куз. не менее 20 ударов кулаками в голову и по лицу и совместно с С. - около 15 ударов ногами по лицу и другим частям тела, причинив последнему кровоподтек в области левого глаза, ссадины на лбу слева, кровоподтеки левого плеча, левого предплечья, ссадины правого локтевого сустава, не расценивающиеся как вред здоровью. Ч. и З. причинили Г. легкий вред здоровью по признаку временного расстройства. Ч. умышленно нанес К.В.А. два удара кулаком в лицо и один удар ногой в область левого колена, причинив тем самым потерпевшему контузию левого глаза, ушиб и кровоизлияние в полость левого коленного сустава, которые в совокупности причинили вред здоровью средней тяжести, по признаку длительного расстройства его (свыше 21 дня).

Об умысле осужденных на дезорганизацию деятельности исправительного учреждения свидетельствует то, что ими была нарушена нормальная деятельность колонии, насилие осужденными было применено в отношении нескольких сотрудников исправительного учреждения, ими также были повреждены средства экстренной связи в помещениях МСЧ, нарушен покой в ночное время находящихся там на лечении осужденных, применение насилия к потерпевшим Куз. и К.В.А. происходило в присутствии других осужденных, при этом, действия подсудимых в отношении представителей власти носили дерзкий и циничный характер, что могло подорвать авторитет сотрудников места лишения свободы в глазах осужденных и крайне негативно повлиять на них. После избиения потерпевшего Г., в результате которого он потерял сознание, фактически без надзора остался 1-й отряд осужденных.

Судом надлежащим образом было изучено психическое состояние Ч. Признавая его вменяемым и подлежащим уголовной ответственности, суд основывался в своих выводах на заключении амбулаторной комиссионной психолого-психиатрической экспертизы, согласно которому Ч. обнаруживает признаки диссоциального расстройства личности. На это указывают сведения о стойких аномалиях характера и поведения, выражающихся в игнорировании социальных норм, эмоциональной холодности, ригидности, повышенной импульсивности, снижении волевого контроля над своими действиями, неспособности поддерживать взаимоотношения при отсутствии затруднений в их становлении, низкой толерантности к фрустрациям и низкий порог разряда агрессии. Данные нарушения психики не сопровождаются грубым дефектом интеллектуально-мнестичеких и критических функций и, следовательно, не лишают его способности осознавать фактический характер своих действий либо руководить ими. Уровень психического развития Ч. соответствует его возрастному периоду. В момент совершения преступления он, как видно из материалов уголовного дела и направленной беседы, болезненных расстройств психики, в том числе временного характера не обнаруживал, находился в состоянии простого алкогольного опьянения и также мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими. В принудительных мерах медицинского характера не нуждается.

Оснований сомневаться в правильности выводов экспертов у суда не имелось, поскольку выводы экспертизы не противоречат содержанию и результатам исследования.

В связи с этим не состоятельным выглядит довод Ч. о совершении преступления в состоянии сильного душевного волнения. Данный довод не подтвержден никакими доказательствами

Все заявленные в судебном заседании ходатайства были разрешены судом в установленном законом порядке. В судебном заседании были допрошены все свидетели, вызванные и явившиеся в суд по ходатайству сторон.

Действиям осужденных дана правильная юридическая оценка.

Наказания осужденным назначены в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, являются справедливыми и смягчению по мотивам жалоб не подлежат.

При назначении З. и Ч. наказания, суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности каждого виновного, все обстоятельства дела, влияние наказания на исправление осужденных.

Суд принял в качестве смягчающих наказание обстоятельств совершение преступления в несовершеннолетнем возрасте. Имеющееся у З. заболевание не является достаточным основанием для снижения ему наказания.

Оснований для смягчения наказания осужденному З. и Ч. судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Ульяновского областного суда от 29 декабря 2005 года в отношении Ч. и З. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 апреля 2006 г. N 80-О06-6


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.