Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 сентября 2006 г. N 46-О06-52 Оснований для отмены или изменения приговора не имеется, поскольку при назначении наказания осужденному за разбойное нападение, убийство и неправомерное завладение автомобилем суд учел степень общественной опасности содеянного, данные о личности и наличие у осужденного малолетних детей

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 25 сентября 2006 г. N 46-О06-52


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 25 сентября 2006 г. дело по кассационным жалобам осужденного Е. и адвоката К.М.О. на приговор Самарского областного суда от 4 апреля 2006 г., по которому

Е., 17 мая 1979 г. рождения, уроженец г. Балашихи Московской области, не судимый,

осужденный по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к 13 годам лишения свободы; по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 9 годам лишения свободы; по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ к 3 годам лишения свободы; по ст. 166 ч. 4 УК РФ к 6 годам лишения свободы; по ст. 162 ч. 2 УК РФ к 6 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно по совокупности путем частичного сложения назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Е. в пользу К.Е.В. в счет компенсации морального вреда 166350 рублей и в пользу К.Н.И. компенсацию морального вреда в сумме 166350 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М.А.К., выступление осужденного Е. и адвоката К.М.О., поддержавших доводы жалоб, прокурора Х.М.М., полагавшей приговор оставить без изменения, жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия установила:

Е. признан виновным в совершении разбойного нападения группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; убийства потерпевшего К.А.Н. группой лиц по предварительному сговору, сопряженного с разбоем; неправомерного завладения автомобилем без цели хищения, группой лиц по предварительному сговору; разбойного нападения группой лиц по предварительному сговору с применением предмета, используемого в качестве оружия; неправомерного завладения автомобилем без цели хищения группой лиц по предварительному сговору, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья.

Преступления совершены в мае-июне 2004 г. в Самарской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Е. свою вину признал частично.

В кассационной жалобе Е. полагает, что приговор подлежит отмене в связи с несоответствием выводов, изложенных в приговоре, обстоятельствам дела, нарушением уголовно-процессуального закона, несправедливостью назначенного наказания вследствие его суровости.

Е. отрицает умысел на убийство потерпевшего, ссылаясь на то, что сразу после первого удара ножом П. он (Е.) удавку отпустил и ее перехватил М.И.

Отсутствовал у осужденных и сговор на убийство, речь шла только об ограблении таксиста.

Суд не учел, что в преступлении Е. принимал самое "минимальное" участие, не принята во внимание характеристика от бывшей супруги, наличие малолетних детей.

По эпизоду в отношении Г. сам Е. роли не распределял, не угрожал и насилия не применял.

Адвокат К.М.О. просит приговор изменить, переквалифицировать содеянное Е. на ст. 162 ч. 2 УК РФ.

По мнению адвоката, действия М-ых и П. представляли собой эксцесс исполнителя. Е. обговаривал с соучастниками только ограбление.

В суде он показал, что по сигналу П. накинул потерпевшему веревку на шею.

Последующие удары ножом были для него неожиданностью, веревку перехватил М. Данных о том, что на теле потерпевшего имелись следы удушья, из материалов дела не усматривается, смерть потерпевшего наступила от ножевых ранений.

В судебном заседании по настоящему делу М-вы и П. отказались дать показания, ссылки на противоречивые показания осужденных на следствии адвокат полагает необоснованными, оспаривается адвокатом правомочность ссылок в приговоре от 4.04.2006 г. на обстоятельства, установленные приговором от 12.01.2005 г.

По мнению адвоката, наказание назначенное Е., является чрезмерно суровым, по эпизоду в отношении Г. суд не учел степень участия Е. в содеянном, который своими действиями препятствовал применить более серьезное насилие, опасное для жизни, сам опасался за свою жизнь. Кроме того, суд не учел в качестве смягчающих обстоятельств наличие у Е. двоих малолетних детей, имеются основания для применения положений ст. 64 УК РФ.

Государственный обвинитель Д. в возражениях на кассационные жалобы просит приговор оставить без изменения, вина Е. установлена, квалификация содеянного является правильной, наказание ему назначено в соответствии с законом. Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, органами следствия и судом не допущено. Показания на следствии Е. давал с участием адвоката, каких-либо замечаний от осужденного и адвоката не поступало.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобах и в возражениях на жалобы, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Е. в содеянном подтверждаются совокупностью доказательств: анализом показаний осужденного на следствии и в суде, показаниями потерпевших и свидетелей, явками с повинной, протоколами осмотра места происшествия, протоколами проверки показаний на месте происшествия, протоколами опознания, заключениями судебно-медицинских экспертиз и другими доказательствами, которые исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.

Доводы в жалобах о невиновности Е. в совершении убийства потерпевшего К.А.Н. судебная коллегия находит несостоятельными.

Эти доводы проверены и в судебном заседании, опровергнуты материалами дела, подробный анализ которых изложен в приговоре.

Е. признавал в суде, что с ранее осужденными по настоящему делу М-ми и П. 31 мая 2004 г. договорились совершить нападение на таксиста и забрать деньги, разработали план, о совершении убийства сговора не было.

В ходе нападения Е. набросил на шею К.А.Н. веревку, а М.И. стал наносить удары ножом, веревку перехватил М.И. Тело потерпевшего М.Р. и П. вытащили из салона и все они с места преступления уехали, машину бросили. Похищены были 100 рублей и телефон, принадлежащие потерпевшему.

По эпизоду нападения на Г. Е. признавал, что они предварительно договорились об ограблении потерпевшего, у П. был с собой нож. В ходе нападения потерпевшего пересадили на заднее сидение, все происходило спонтанно, своих действий он не помнит, Г. угрожали ножом, завладели деньгами в сумме 8-9 тысяч рулей. Затем на автомашине потерпевшего поехали, были остановлены сотрудниками ГИБДД.

Потерпевший К.Н.И. дал показания об известных ему обстоятельствах убийства сына, труп которого нашли на седьмые сутки после пропажи. В салоне автомашины сына были следы крови.

Потерпевшая К.Е.В. дала аналогичные показания, потерпевшими поддержан гражданский иск.

Вина Е. подтверждена показаниями в ходе расследования ранее осужденных М.Р., М.И., П., допрошенных неоднократно, после разъяснения положений ст. 51 Конституции РФ, с участием адвокатов давших подробные показания об обстоятельствах разбойного нападения и убийства К.А.Н., завладения автомашиной последнего по предварительному сговору группой лиц, разбойного нападения и завладения автомашиной Г. группой лиц по предварительному сговору.

В частности, М.Р. подтвердил, что они договорились убить водителя в случае оказанного сопротивления. Е. взял с собой кусок веревки, М.Р. и П. были вооружены ножами, М.И. - ножницами. В ходе нападения Е. набросил потерпевшему на шею веревку, а когда тот стал оказывать сопротивление, осужденные нанесли потерпевшему множественные удары ножами и ножницами, убив его.

Аналогичные показания даны М.И. и П.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ суд обоснованно сослался в приговоре на указанные показания. Доводы в жалобах о том, что на эти показания суд ссылаться был не вправе, не основаны на законе.

В явках с повинной М.Р., М.И., П. подтвердили факт предварительной договоренности на разбойное нападение и убийство К.А.Н.

В ходе проверки показаний на месте совершения преступления все эти обстоятельства М.Р. подтвердил, был обнаружен фрагмент веревки, которой Е. душил потерпевшего.

На трупе потерпевшего К.А.Н. обнаружены множественные слепые и проникающие резаные и колото-резаные ранения с повреждениями внутренних органов, сердца, легких, гортани. Смерть, вероятно, наступила в результате ранения сердца и легких, приведших к массивной кровопотере.

Потерпевший Г. подтвердил, что осужденные в ходе нападения пересадили его на заднее сидение автомашины, угрожали ножом, забрали 8000 рублей. После этого парни укололись наркотиками и вновь поехали. Потерпевший все это время находился между Е. и цыганом с порезанной рукой.

Свидетели Ж. и Ш. подтвердили, что со слов Г. на последнего напали, угрожая ножом, забрали деньги, сотовый телефон, завладели автомашиной.

М.Р. на следствии подтвердил, что они вчетвером напали на Г., пересадили его на заднее сидение, угрожали порезать, если он не отдаст деньги. Сначала потерпевший отдал 450 рублей, а когда М.И. достал нож, передал еще 7500 рублей.

Аналогичные показания на следствии были даны М.И. и П.

Указанные показания наряду с другими доказательствами суд правильно положил в основу приговора.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами следствия и судом не допущено, адвокатом Е. был обеспечен, положения ст. 51 Конституции РФ ему разъяснялись, данных о применении недозволенных методов расследования из материалов дела не усматривается.

Действия Е. квалифицированы правильно, их юридическая оценка в приговоре надлежащим образом мотивирована. Судом приведены бесспорные доводы о том, что убийство К.А.Н. осужденными совершено группой лиц по предварительному сговору. Е. принимал непосредственное участие в процессе лишения жизни потерпевшего.

Наказание Е. назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела и данных о личности, наличие у осужденного малолетних детей принято во внимание. Оснований для применения положений ст. 64 УК РФ не имеется.

Размер компенсации морального вреда определен в реальных и справедливых пределах, с учетом степени нравственных страданий потерпевших.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Самарского областного суда от 4 апреля 2006 г. в отношении Е. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного Е. и адвоката К.М.О. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 сентября 2006 г. N 46-О06-52


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение