Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 сентября 2006 г. N 47-О06-56 Наказание, назначенное по совокупности преступлений, подлежит снижению, т.к. в связи с наличием смягчающих обстоятельств наказание за каждое преступление должно было назначаться в размере, не превышающем трех четвертей максимального срока, предусмотренного санкцией соответствующей статьи УК РФ, но, в нарушение этого требования, в отношении одного из преступлений было назначено максимальное наказание, которое и должно быть изменено

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 25 сентября 2006 г. N 47-О06-56


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя и кассационные жалобы осужденных на приговор Оренбургского областного суда от 11 апреля 2006 г., которым осуждены

И., 9 декабря 1979 года рождения, уроженец с. Яковлевка, Асекеевского района Оренбургской области, не судим,

к лишению свободы по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 11 годам, по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 15 годам, по ст.ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "а, з" УК РФ к 11 годам 3 месяцам и по ст. 325 ч. 2 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 22 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима,

Ш.А.В., 24 января 1978 года рождения, уроженец с. Яковлевка, Асекеевского района, Оренбургской области, не судим,

к лишению свободы: по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 2 года, по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на 10 лет, по ст.ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 12 лет, по ст.ст. 33 ч. 5, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "а, з" УК РФ на 11 лет, по ст. 325 ч. 2 УК РФ на 1 год исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с осужденных солидарно в пользу М., Г.Г.Б. и в пользу областной клинической больницы N 1 соответственно 23800 руб., 96953 руб. и 90160 руб. и компенсацию морального вреда в пользу Г.Г.Б. 80000 руб., а также компенсацию морального вреда с И. по 300000 руб. и с Ш.А.В. по 150000 руб. в пользу каждого из потерпевших Г.Г.Б. и Г-ва.

Заслушав доклад судьи Х., мнение прокурора Ш.Н.В., полагавшей, что представление подлежит удовлетворению, а жалобы - без удовлетворения, объяснения осужденных И. и Ш.А.В., просивших о смягчении наказания, судебная коллегия установила:

осужденные признаны виновными в совершении разбойного нападения по предварительному сговору группой лиц с применением насилия, опасного для жизни, применением оружия и причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего на потерпевших# М., Д., Г-ва, в хищении паспорта и других личных документов, а И., кроме того, совершил убийство Г. и покушался на убийство М. и Д. при пособничестве Ш.А.В., который признан виновным и в незаконном ношении, перевозке и хранении обреза охотничьего ружья и боеприпасов.

В кассационном представлении государственным обвинителем К. поставлен вопрос об исключении из приговора осуждение Ш.А.В. за незаконное хранение, ношение и перевозку 20 патронов к гладкоствольному ненарезному оружию 20 калибра и исключении указания о признании явки с повинной И. и Ш.А.В.

В кассационных жалобах и в дополнениях к ним:

осужденный И. просит о смягчении наказания, находя его не справедливым, назначенным без учета признания им вины, раскаяния в содеянном, явки с повинной и положительных характеристик;

осужденный Ш.А.В. просит об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение, так как считает, что его роль в преступлении судом установлена неправильно; утверждает, что предварительного сговора на совершение разбойного нападения и убийство между ним и И. не было, что оружие они взяли с целью напугать потерпевших и он в них не стрелял, а действия И. считает эксцессом исполнителя, отрицает и распределение ролей при совершении преступления, отрицает добровольность написания явки с повинной, указывал, что написал ее под физическим воздействием; назначенное наказание считает несправедливым, поскольку от его действий не наступило тяжких последствий, он не судим, положительно характеризуется, имеет на иждивении малолетнего ребенка, а также престарелых, больных родителей; не учел суд и его явки с повинной, назначив наказание свыше трех четвертей от санкции статьи УК, по которой он осужден.

В возражении на жалобы потерпевшая Г.Г.Б. указывает, что оснований для смягчения наказаний осужденных не имеется.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалоб и представления судебная коллегия находит вину осужденных в совершении преступления установленной исследованными доказательствами, представленными сторонами обвинения и защиты.

Так, потерпевший М. пояснил, что занимался торговлей автозапчастями и 1 февраля 2005 г. выехал из дома, по пути взяв Г-ва и Д. На повороте с указателем с. Александровка его автомобиль начал обгонять автомобиль ВАЗ-2109 светлого цвета, г/н 888 (буквенных обозначений он не запомнил), который он уже трижды встретил по пути. Когда этот автомобиль поравнялся с его "Газелью", он услышал сильный хлопок и разбилось стекло передней левой двери. Он резко затормозил, автомобиль развернуло, и он остановился. Выходя, он сказал Г-ву: "кажется в нас стреляли" и также успел спрятать деньги за люком бензобака. Г. вышел первым и спросил: "Вы что, мужики" и тут же прозвучал выстрел, отбросивший Г. в кювет. М. также упал вниз лицом, сделав вид, что в него попали. Он слышал, как к Г-ву кто-то подходил, чем-то шуршал. Потом нападавшие уехали, но вскоре вернулись. И он видел, как из автомобиля вышел один с ружьем и выстрелил в него и в Г-ва, а второй подошел, обыскал его, вытащив 7000 руб. и паспорт. Кто-то из них заходил в "Газель", прозвучал выстрел, и они уехали.

Потерпевшая Д. также подтвердила, что видела трижды по пути автомобиль с цифрами номера "888". Этот же автомобиль стал их обгонять, и раздался сильный хлопок, их автомобиль сильно развернуло, и он остановился. М. и Г. вышли. К ним навстречу шел И., одетый в черную вязанную шапочку и черную куртку, который произвел выстрелы из какого-то короткого предмета. Потом он подошел к "Газели", стал требовать деньги, и она видела ствол. Она отдала деньги и сумку с документами. Взяв их, мужчина отошел, после чего раздалось 2 выстрела в ее сторону. Она лежала на полу "Газели" и помнит, что включался и выключался свет в салоне. Услышав звук отъезжающей машины, она поднялась и увидела ее. В дальнейшем в кабину забрался М., а минут через 30 им была оказана помощь проезжавшим водителем, отвезшим их в больницу.

Как видно из протокола осмотра места происшествия (45-й км. автодороги Старокутлумбетьево-Бугуруслан) на обочине находится автомобиль "Газель" с отсутствующим стеклом передней боковой двери с обильными следами крови, осколками стекла. В салоне под сиденьями, на подножке обнаружены пыжи и деформированные фрагменты металла (дроби, картечи), имеются повреждения на защитном козырьке автомобиля, внутренней обшивки. Труп потерпевшего Г-ва со следами огнестрельного ранения лежит в кювете. С места происшествия изъяты куртки, пыжи, смывы следов крови и другие вещественные доказательства.

При участии свидетеля Лош. в снегу по ул. Центральной с. Яковлевки обнаружены обрез одноствольного охотничьего ружья 20 калибра, металлические и пластиковые патроны и гильзы 16 и 20 калибров.

В результате произведенных обысков в доме Ш.А.В. обнаружены ружье ИЖ-58, патроны 12 и 16 калибра, патроны для нарезного оружия, калибра 5,6 мм.

Согласно выводов# судебно-медицинской экспертизы смерть Г-ва наступила в результате слепых огнестрельных проникающих ранений с повреждением внутренних органов, сопровождающихся острой кровопотерей, М. в результате ранения левого бедра причинен тяжкий вред здоровью в виде многооскольчатого перелома левой бедренной кости от выстрела из огнестрельного дробового оружия.

Экспертизой оружия, изъятого в районе ул. Центральной в с. Яковлевка, установлено: оно относится к обрезу, изготовленному самодельным способом из одноствольного не нарезного охотничьего ружья ИЖ-18 20 калибра, а другое оружие, изъятое у Ш.А.В. является охотничьим ружьем ИЖ-58 16 калибра заводского изготовления.

Хотя осужденные в судебном заседании вину признали частично: И. признал вину в разбойном нападении и убийстве Г-ва, отрицая покушение на убийство М. и Д., а Ш.А.В. признал вину в незаконном ношении и хранении, перевозке огнестрельного оружия и боеприпасов, а также в совершении разбойного нападения, отрицая участие в убийстве и покушении на убийство, и не дали подробных показаний, суд исследовал все данные ими ранее показания, в том числе огласил "явки с повинной"; суд, проанализировав все исследованные по делу доказательства, признав их допустимыми, пришел к обоснованному выводу, что И. и Ш.А.В. совершили разбойное нападение с целью хищения чужого имущества по предварительному сговору группой лиц с применением оружия и насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших и причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, завладев в результате нападения имуществом, деньгами и документами потерпевших.

Кроме того, И. при пособничестве Ш.А.В. совершил убийство Г-ва и покушение на убийство М. и Д., смерть которых не наступила, поскольку И. полагал, что убил потерпевших. Как правильно установил суд, Ш.А.В., которому принадлежало оружие, предоставил его И., он же, Ш.А.В., находясь за управлением автомобилем, когда было совершено нападение путем выстрела в движущуюся машину потерпевших. Ш.А.В. непосредственно участвовал и в завладении имуществом и документами потерпевших, принимал меры к сокрытию следов преступления, и действия И. и Ш.А.В. в этой части квалифицированы правильно.

Вместе с тем в представлении государственного обвинителя обоснованно поставлен вопрос об отмене приговора в части осуждения Ш.А.В. за незаконное хранение, ношение и перевозку 20 патронов к гладкоствольному огнестрельному оружию, поскольку такая ответственность действующим законом не предусмотрена.

Доводы же представления об исключении из приговора указания суда на явку с повинной И. и Ш.А.В. в качестве смягчающего обстоятельства являются несостоятельными.

Суд тщательно исследовал обстоятельства, связанные с их написанием и обоснованно с приведением своих доводов признал их в качестве обстоятельств, смягчающих наказание.

Хотя осужденный Ш.А.В. в жалобе утверждает, что явку с повинной он написал под воздействием недозволенных методов, эти доводы судом тщательно исследованы и обоснованно отвергнуты. В то же время Ш.А.В. указывает, что суд фактически при назначении наказания не учел его явку с повинной в нарушение требований закона.

Судебная коллегия, проверив эти доводы, считает, что требования ст. 62 УК РФ при назначении наказания за каждое преступление, за исключением ст. 325 ч. 2 УК РФ, соблюдены и им назначено наказание, не превышающее трех четвертей максимального срока наказания, предусмотренного санкцией соответствующей статьи УК РФ. Наказание же по ст. 325 ч. 2 УК РФ назначено максимальное согласно санкции, поэтому оно подлежит снижению, как и в связи с этим подлежит снижению наказание, назначенное по совокупности преступлений.

Наказание, назначенное за каждое преступление, соответствует требованиям ст. 60 УК РФ, оно является справедливым и оснований для его снижения не имеется.

Иски потерпевших судом разрешены также с соблюдением требований закона.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Оренбургского областного суда от 11 апреля 2006 г. в отношении И. и Ш.А.В. изменить, исключить осуждение Ш.А.В. за незаконное хранение, ношение и перевозку 20 патронов к гладкоствольному не нарезному оружию 20 калибра.

Назначенное И. и Ш.А.В. наказание по ст. 325 ч. 2 УК РФ снизить каждому до 9 месяцев исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ с применением положений ст. 71 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 162 ч. 4 п. "в", 105 ч. 2 п. "з", 30 ч. 3 - 105 ч. 2 п.п. "а, з" и 325 ч. 2 УК РФ назначить И. к отбыванию 21 год 10 месяцев лишения свободы, а Ш.А.В. по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 222 ч. 1, 162 ч. 4 п. "в", 33 ч. 5 - 105 ч. 2 п. "з", 33 ч. 5, 30 ч. 3 - 105 ч. 2 п.п. "а, з" и 325 ч. 2 УК РФ назначить к отбыванию 18 лет 10 месяцев лишения свободы.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя К. и кассационные жалобы осужденных И. и Ш.А.В. оставить без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 сентября 2006 г. N 47-О06-56


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.