Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 мая 2006 г. N 66-О05-139 Приговор в отношении осужденных за разбой и убийство подлежит изменению, поскольку компенсация морального вреда производится в долевом порядке с учетом степени вины лица и участия его в преступлении, а суд, в нарушение требований законодательства, взыскал компенсацию морального вреда в солидарном порядке

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 2 мая 2006 г. N 66-О05-139


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 2 мая 2006 года кассационные жалобы осужденных Х., Т. и адвоката А. на приговор Иркутского областного суда от 13 сентября 2005 года, по которому

Х., 8 октября 1972 года рождения, уроженец г. Братска Иркутской области

осужден по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к десяти годам лишения свободы; по п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к пятнадцати годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено семнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Т., 22 сентября 1974 года рождения, уроженка г. Братска Иркутской области

осуждена по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к восьми годам лишения свободы; по п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к десяти годам лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено двенадцать лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Постановлено взыскать с Х. и Т. солидарно компенсацию морального вреда в размере 200000 (двести тысяч) рублей и в счет возмещения материального ущерба 57151 (пятьдесят семь тысяч сто пятьдесят один) рублей в пользу Д.П.Г.

Х. и Т. признаны виновными и осуждены за разбойное нападение на Д.О.И., совершенное 24 июня 2004 года в г. Братске Иркутской области с целью хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей; за убийство Д.О.И. 1974 года рождения, совершенное 24 июня 2004 года в г. Братске группой лиц, сопряженное с разбоем.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации "...", мнение прокурора М., полагавшей судебное решение в отношении Х. и Т. оставить без изменения, судебная коллегия установила:

в кассационных жалобах:

- осужденный Х., выражая несогласие с приговором, считает, что в ходе предварительного следствия он оговорил себя и Т. в совершении преступлений в результате недозволенных методов ведения следствия; судом не дана надлежащая оценка его показаниям в ходе судебного разбирательства о том, что убийство потерпевшей он совершил без участия Т.; суд необоснованно отклонил его ходатайство о повторном допросе свидетелей Дав., Г. и Шам., показания которых были противоречивыми;

- адвокат А. в интересах осужденной Т. просит об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство по тем основаниям, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; по мнению адвоката, суд придал свою интерпретацию показаниям Т. и Х.; не оспаривая обоснованности квалификации действий Т. по п. "а" ч. 2 ст. 162 УК РФ как разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, полагает, что квалификация последующих действий Т. - убийство группой лиц, сопряженное с разбоем основана на первоначальных показаниях Т. в ходе предварительного следствия, которые не подтверждаются совокупностью доказательств; необходимо было проведение в отношении Т. психолого-психиатрической экспертизы на предмет выяснения индивидуально-психологических особенностей Т. в критических ситуациях; считает, что назначенное наказание Т. является чрезмерно суровым без учета того обстоятельства, что на иждивении у Т. имеется несовершеннолетний ребенок, она положительно характеризуется как по месту работы, так и по месту жительства;

- осужденная Т. просит тщательно и объективно разобраться с материалами дела и отменить приговор, ссылаясь на те же доводы, что и адвокат А. в своей жалобе;

В возражениях государственный обвинитель Ш.Л.А. и потерпевший Д.П.Г. просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда в части разрешения иска о компенсации морального вреда подлежащим изменению.

Виновность осужденных Х. и Т. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Так, в период предварительного расследования Т. не отрицала того обстоятельства, что вместе с Х. для того, чтобы погасить денежный долг, договорились об ограблении торгового киоска, расположенного на автостанции поселка Падун, при этом накануне перед совершением преступления, решили убить продавца указанного торгового киоска, распределив между собой роли. Утром 24 июня 2004 года, взяв из дома две пары перчаток, нож, приехали на станцию поселка Падун г. Братска и зашли в киоск, где увидели ее брата и жену последнего Наталью - продавца киоска, поговорив с которыми вышли из киоска. Через некоторое время вновь зашли в киоск, где уже находилась сменщица Д.О.И., но сразу осуществить задуманное не смогли. После этого, подойдя к торговому киоску, она спросила у продавца разрешения разбавить купленный ими спирт водой, после чего вместе с Х. зашли внутрь киоска, где она стала разводить спирт водой, а Х. зашел за спину продавца и в это время она увидела как Д.О.И. упала на пол и между Х. и Д.О.И. возникла борьба. Потерпевшая пыталась встать, но Х. придавил Д.О.И. к полу. Женщина кричала, махала руками. Увидев в руках потерпевшей нож, который ими (Х. и Т.) был взят с собой, она выхватила нож и выбросила в коробку и стала держать ноги Д.О.И. В киоск стали стучать покупатели и она задернула штору на окне, после чего начала собирать деньги из кассы, складывая их в пакет. Затем Х. попросил ее подать какой-нибудь шнур. Она подала электрический шнур от кипятильника, но Х., посмотрев, что шнур короткий, попросил другой Тогда она отрезала часть веревки и кинула веревку Х. Видела как Х. перемещал потерпевшую под прилавок. Через некоторое время она и Х. были задержаны работниками милиции.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания Т. в ходе предварительного следствия достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

В материалах дела имеется протокол осмотра места происшествия, из которого следует, что 24 июня 2004 года внутри коммерческого киоска, расположенного на автостанции поселка Падун г. Братска, был обнаружен труп Д.О.И. 1974 года рождения с признаками насильственной смерти.

Согласно заключения судебно-медицинской экспертизы смерть Д.О.И. наступила в результате механической асфиксии при сдавливании органов шеи петлей. Кроме того, были причинены и другие телесные повреждения, а именно: проникающее слепое колото-резаное ранение шеи справа с повреждением внутренней сонной артерии, ветви яремной вены, осложнившейся обильной наружной потерей крови и относящееся к разряду причинивших тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Выводы судебно-биологической экспертизы свидетельствуют о том, что обнаруженная на куртке и джинсах Х., на ноже, изъятого при осмотре места происшествия, кровь, по своей групповой принадлежности от Д.О.И. не исключается.

Виновность Х. и Т. в совершении преступлений - в разбое и в убийстве подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Х. и Т. в разбое, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, а также в убийстве группой лиц, сопряженном с разбоем, верно квалифицировав их действия по п. "в" ч. 4 ст. 162; п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Выводы суда о наличии у Х. предварительного сговора с Т. на совершение разбоя надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждается приведенными показаниями Т. в ходе предварительного следствия, правильно признанными соответствующими действительности, так как соответствуют согласованным и совместным действиям Х. и Т. при совершении разбоя.

Доводы Т. и адвоката в жалобах на то, что до совершения нападения на потерпевшую она не знала о намерении Х. применить нож при нападении не имеют юридического значения для квалификации ее действий, поскольку по делу установлено (и не оспаривается в жалобах), что применение ножа в отношении потерпевшей Д.О.И. имело место в присутствии Т., она знала о применении ножа при нападении на Д.О.И., но несмотря на это не прекратила своих преступных действий, а, напротив, использовала, воспользовалась примененным насилием с использованием ножа для последующего завладения чужим имуществом.

Доводы кассационных жалоб адвоката о том, что Т. участвовала в разбое под влиянием страха и психического принуждения со стороны Х. являются несостоятельными и противоречат материалам дела. В судебном заседании Т. поясняла, что она проживала совместно с Х., перед случившемся Т. напомнила Х. с приближающейся даты погашения ею денежного долга. О наличии каких-либо угроз Т., принуждении ее к совершению разбоя и Х. не давал показаний. Как следует из материалов дела, у Т. имелся предварительный сговор с Х. на совершение разбоя, при этом не исключалась причинения потерпевшей тяжкого вреда здоровью с последующим убийством; при совершении разбоя Т. совершала активные действия, завладела частью похищенного, о происшедшем в органы милиции не сообщила. Указанные обстоятельства в своей совокупности свидетельствуют, как об отсутствии угроз в отношении Т., так и об отсутствии психического принуждения последней к совершению разбоя.

Суд правильно оценил последующее изменение показаний Т. Ее ссылки на незаконность методов расследования проверялись и обоснованно отвергнуты как несостоятельные. Т. показания в ходе предварительного следствия давала в присутствии понятых, при допросе с участием адвоката отказывалась от дачи показаний, что также не свидетельствует о применении незаконных методов расследования. Сам Т., как следует из протоколов допроса, неоднократно утверждала, что показания давала добровольно, без какого-либо психического или физического воздействия. Постановлением старшего следователя прокуратуры г. Братска Б. от 4 февраля 2005 года отказано в возбуждении уголовного дела по заявлениям Т. и Х. за отсутствием события преступления. Данное постановление не отменено и не признано незаконным в установленном законом порядке. При таких данных, указанная ссылка осужденной Т. и ее адвоката несостоятельна и ее показания правильно оценены как допустимые доказательства.

Установление причин изменения показаний и оценка измененных показаний подсудимых, связанных с обстоятельствами совершения разбоя и убийства Д.О.И., установление умысла и сговора на совершение конкретного преступления - разбоя с последующим убийством входит в компетенцию суда и не может являться основанием для отмены приговора.

Ссылка на то, что в судебном заседании повторно не допрошены и суд не вызвал для допроса в качестве свидетелей Дав., Шам. и Г. не свидетельствует о нарушении закона, поскольку указанные свидетели были допрошены в судебном заседании и их показаниям дана соответствующая оценка в приговоре. Кроме того, в обязанности суда с учетом конституционного принципа осуществления судопроизводства в России на основе состязательности сторон - сбор дополнительных доказательств не входит.

Указанные в приговоре доказательства опровергают доводы жалоб о непричастности Т. к убийству Д.О.И. и убийство последней одним Х. без участия Т. Ссылка осужденной Т. и осужденного Х. об отсутствии предварительного сговора на убийство не имеет юридического значения, поскольку Т. и Х. признаны виновными в групповом убийстве без предварительного сговора.

Судом первой инстанции тщательно проверялись доводы осужденных об оговоре их со стороны потерпевшего и свидетелей, а также друг друга, однако эти доводы оказались несостоятельными и суд правильно отверг их.

Изложенные в кассационных жалобах доводы в защиту осужденных, в том числе об иной интерпретации обстоятельств случившегося, тщательно исследованы судом первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре с указанием мотивов их несостоятельности.

Выводы суда по всем этим доводам основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, поэтому у судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений.

Доводы кассационных жалоб о недоказанности вины осужденных в совершении преступлений, установленных судом первой инстанции, противоречат приведенным в приговоре доказательствам и на материалах дела не основаны. Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. Допустимость приведенных доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.

Наказание назначено Т. и Х. в соответствии с требованиями, ст.ст. 60, 69 УК РФ, соразмерно содеянному ими и с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Оснований для смягчения наказания, о чем содержится просьба в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Вместе с тем, по данному делу судом допущено нарушение закона при рассмотрении иска о компенсации морального вреда.

В соответствии с требованиями гражданско-процессуального закона компенсация морального вреда производится в долевом порядке с учетом степени вины лица и участия его в преступлении. По данному же делу суд в нарушение требований закона компенсацию морального вреда взыскал с Х. и Т. в солидарном порядке, следовательно, в этой части приговор подлежит изменению.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Иркутского областного суда от 13 сентября 2005 года в отношении Х., Т. изменить: взыскать с Х. и Т. в счет компенсации морального вреда по 100000 (сто тысяч) рублей с каждого в пользу Д.П.Г.

В остальной части тот же приговор в отношении Х. и Т. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных Х., Т. и адвоката А. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 мая 2006 г. N 66-О05-139


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.