Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 сентября 2002 г. N 67-О02-13 Основания для изменения приговора отсутствуют, поскольку виновность осужденного в преступлениях, перечисленных в приговоре, подтверждена совокупностью представленных в деле доказательств, а наказание назначено судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному, с учетом данных о личности, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 26 сентября 2002 г. N 67-О02-13


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 26 сентября 2002 года кассационные жалобы осужденного Я. и адвоката П. на приговор Новосибирского областного суда от 6 ноября 2001 года, которым

Я., родившийся 4 мая 1957 года в с. Сайрам Туракурганского района Наманганской области Республики Узбекистан, узбек, со средним образованием, не работавший, ранее судимый 24 апреля 1996 года по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР к трем годам лишения свободы, освобожден 23 декабря 1998 года по отбытии срока наказания,

осужден по п.п. "абгд" ч. 2 ст. 161 УК РФ - к шести годам лишения свободы; по п.п. "ж, н" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к восемнадцати годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к двадцати годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Я. признан виновным и осужден за убийство С.Н.В., 1974 года рождения, совершенное 9 декабря 2000 года на почве личных неприязненных отношений; за убийство неустановленного лица по имени "Вахид", совершенное в ночь с 7 на 8 января 2001 года на почве личных неприязненных отношений неоднократно и группой лиц; за открытое похищение имущества Д.Л.П., совершенное 22 января 2001 года группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с применением насилия, не опасного для его жизни и здоровья, и с причинением ему значительного ущерба; за открытое похищение имущества В.А.А., совершенное 31 января 2001 года группой лиц по предварительному сговору и неоднократно; за открытое похищение имущества Л., совершенное 4 февраля 2001 года группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, и с причинением значительного ущерба; за открытое похищение имущества М., совершенное 8 февраля 2001 года группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с применением насилия, не опасного для его жизни и здоровья.

Заслушав доклад судьи К.В.С., объяснения осужденного Я., мнение прокурора К.В.В., полагавшего судебное решение оставить без изменения, судебная коллегия установила:

В кассационных жалобах:

- осужденный Я. просит переквалифицировать его действия на ст. 316 УК РФ, исключить указание о наличии особо опасного рецидива и смягчить наказание, а в дополнениях - просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство либо на новое расследование. Считает, что его вина не доказана, доказательства оценены неверно, судебное следствие проведено неполно, а предварительное следствие и судебное разбирательство проведены с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства;

- адвокат П. в защиту интересов осужденного Я. просит изменить приговор, переквалифицировать действия Я. с п.п. "ж, н" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ст. 316 УК РФ, а осуждение по п.п. "а, б, г, д" ч. 2 ст. 161 УК РФ из приговора исключить, ссылаясь на неправильную оценку доказательств, искажение в приговоре фактических обстоятельств, на проведение предварительного и судебного следствия с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства. Считает, что у Я. отсутствовал мотив для совершения убийств.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор в отношении Я. законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Виновность Я. в содеянном им подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Судом проверялись доводы о применении к В. незаконных методов расследования, но они не подтвердились и правильно отвергнуты как несостоятельные с приведением в приговоре мотивов принятого решения.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих недопустимость протоколов опознания в качестве источников доказательств, из материалов дела не усматривается.

Виновность Я. в убийстве С.Н.В. подтверждается:

- показаниями подсудимого В. о том, что когда он и С.Н.В. по предложению Я. пройтись шли мимо кладбища, то он (В.) услышал за спиной возню, а затем хрипы и, обернувшись, увидел, что Я. наносит С.Н.В. ножом удар в шею. Я. крикнул ему, чтобы он бил С.Н.В. и он, подбежав к С.Н.В., нанес ему два удара в грудь. Когда он уходил, С.Н.В. был мертв, а Я. остался у трупа. Вернувшись в квартиру Ч., Я. вымыл свою обувь и сообщил, что убил С.Н.В. и спрятал его труп.

Суд дал надлежащую оценку изменению показаний В.;

- показаниями свидетеля Р.Я.О. о том, что при употреблении спиртного Я. выяснял отношения со С.Н.В., который был в чем-то виноват перед ним. Вечером Я., С.Н.В. и В. ушли из квартиры. Вернувшись без С.Н.В., Я. сразу вымыл свою обувь, им сообщил, что он убил С.Н.В. ножом, так как тот был виноват перед ним. На следующий день Я. вернул ей ключ от квартиры, находившийся у С.Н.В.;

- аналогичными показаниями свидетеля Ч.;

- показаниями свидетеля Р.Е.С. о том, что ей со слов Р.Я.О. известно, что Я. ножом убил С.Н.В.;

- протоколом осмотра места происшествия с участием подозреваемого Я., из которого следует, что Я. указал место на кладбище, соответствующее месту обнаружения трупа С.Н.В., а также указал место нахождения куртки, где она и была обнаружена, а на куртке, согласно акта судебно-биологической экспертизы, имелась кровь, которая могла образоваться от С.Н.В.

Доводы жалобы Я. о том, что при его задержании не было адвоката и при первоначальных допросах отсутствовал адвокат, не свидетельствуют о нарушении закона. Действующее законодательство не предусматривает участие адвоката при задержании подозреваемого лица. Как видно из материалов дела, Я. своевременно было разъяснено право на защиту и он собственноручно указывал, что адвокат ему нужен со стадии предъявления обвинения (что и было сделано) (т. 1 л.д. 217, 223; т. 2 л.д. 28). При таких данных проведение следственных действий с подозреваемым Я. в отсутствие адвоката не является нарушением его права на защиту.

В судебном заседании подсудимый Я. не отрицал, что ему предлагали убить С.Н.В., что после употребления спиртного он, С.Н.В. и В. шли мимо кладбища; что он (Я.) держал в руках нож, которым был убит С.Н.В., его шапку, которые выбросил в снег. Он (Я.) из куртки С.Н.В. забрал ключи от квартиры. Присутствовавшим в квартире Р.Я.О. он сообщал, что С.Н.В. убит и труп его не найдут.

Виновность Я. в убийстве неустановленного лица по имени "Вахид" подтверждается:

- показаниями подсудимого В. о том, что между ним и Вахидом возникла ссора, а затем в квартире Ч. он подрался с ним. В их драку вмешался Я., сам наносил удары Вахиду и ему говорил, чтобы он сильнее бил Вахида. Я. забрал у Вахида нож и выгнал его из квартиры Ч. Поздно ночью Я. пришел за ним (В.) в квартиру Р.Я.О. и позвал его "разобраться" с Вахидом. Вахид спал в квартире Дун-ова, Я. разбудил его, стал наносить ему удары, а затем взял шарф, обмотал им шею Вахида и он вместе с Я. и по предложению Я. душили Вахида. Я. также нанес Вахиду удары ножом в область виска. Он с Я. выносили из квартиры и закопали в снегу труп Вахида, а в другом месте - окровавленные матрац и подушки.

Аналогичные обстоятельства происшедшего В. указывал и в своем заявлении, именуемом "Явкой с повинной".

Суд обоснованно признал достоверными приведенные показания В., поскольку они соответствуют другим доказательствам, и дал надлежащую оценку изменению им показаний;

- показаниями свидетелей Дер. и Дун-ова о том, что пришедший избитым Вахид сообщил, что он в квартире Ч. подрался с Я. и В. Они уложили Вахида спать, а сами ушли к Ч. В. уже ушел в квартиру Р.Я.О., а затем из квартиры Ч. ушел и Я. Ночью Я. вернулся вместе с В.

Указанными доказательствами подтверждается участие Я. в драке с Вахидом;

- показаниями свидетеля К. о том, что после ухода Вахида из квартиры С. В. ушел спать в квартиру Р.Я.О., затем к Ч. пришли Дер. и Дун-ов и в их присутствии ушел из квартиры Я., который впоследствии вернулся вместе с В.;

- аналогичными показаниями свидетелей Р.Я.О.;

- показаниями свидетеля Ч. аналогичного содержания.

Кроме того, свидетель Ч. поясняла, что в драку Вахида и В. вмешивался Я. Впоследствии ей В. рассказал, что он и Я. убили Вахида и его труп закопали в снегу на огородах у дома.

Сам подсудимый Я. не отрицал, что он выгонял Вахида из квартиры Ч., затем он ходил в квартиру Дун-ова, где находился также и В., видел труп Вахида и знает подробности сокрытия следов преступления; что на голову трупа Вахида надевали полиэтиленовый пакет, выносили труп из квартиры, прятали его в снегу недалеко от дома, затем выносили и прятали в снегу, но в другом месте, окровавленные матрац и подушки.

Осведомленность Я. об указанных обстоятельствах происшедшего с учетом приведенных показаний В. подтверждает участие Я. в убийстве Вахида.

Виновность Я. также подтверждается данными протокола осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинской и судебно-биологической экспертиз и другими материалами дела.

Как следует из материалов дела, причастность других (кроме Я. и В.) лиц к убийству Вахида проверялась, но не подтвердилась.

Из постановления от 25 сентября 2001 г. (л.д. 262 т. 2) видно, что Дун-ов не имел отношения к убийству Вахида и в отношении него прекращено уголовное преследование за отсутствием в его действиях состава преступления. Данное постановление не отменено и не признано незаконным в установленном законом порядке.

Доводы жалоб об отсутствии у Я. мотива для убийств С.Н.В. и Вахида являются несостоятельными. Судом исследовалось наличие у Я. указанного мотива, он установлен и выводы суда в этой части соответствуют имеющимся доказательствам.

Непроведение судом почерковедческой экспертизы записки, переданной Я., которая, якобы, была написана В. А. и передана А. ему (Я.), что отрицали как В., так и А., не свидетельствует о неполноте судебного следствия. Данная записка, как пояснял Я., является перепиской между лицами, содержавшимися под стражей, осуществляемой в нарушение установленных правил, следовательно, она не является доказательством, полученным в установленном законом порядке, в следствие чего она недопустима в качестве доказательства. Указанная записка является попыткой искусственного создания доказательств по делу.

Отсутствие допроса судом в качестве дополнительного свидетеля Вол. не свидетельствуют о неполноте судебного следствия и не может влиять на выводы о законности и обоснованности приговора, поскольку с учетом требований ст. 123 Конституции РФ ходатайств о его допросе в судебном заседании не заявлялось, а в обязанности суда не входит сбор дополнительных доказательств по делу.

Виновность Я. в совершении грабителей подтверждается приведенными в приговоре доказательствами.

Так, как видно из показаний свидетелей Ч. и Р.Я.О., Я. с В. совершали открытые хищения имущества граждан на улицах города, у них появлялись чужие куртки, вещи они продавали.

Подсудимый В. пояснял, что ограбления Д.Л.П., В.А.А., Л. он совершал совместно с Я., а М., якобы, сам отдал им свои часы. Кроме того, в ходе предварительного следствия В. пояснял, что он, Я. и А. сняли с М. вязаную шапку и забрали его механические часы.

Из показаний потерпевшего В.А.А. и свидетеля В.М.Е., протоколов личного досмотра и опознания следует, что В.А.А. опознал Я. как лицо, ограбившее его, у Я. были изъяты меховые рукавицы, опознанные В.А.А. как похищенные у него.

Свидетель Э. поясняла, что когда Я. и В. вернулись к ней, то на голове Я. вместо вязаной оказалась норковая шапка, а в оставленной ими сумке - дубленка с еще нерастаявшим снегом. Эту куртку Я. отдал носить А. Из кармана куртки выпал студенческий билет на имя Л.

Протоколами, из которых видно, что у Л. была изъята вязаная шапочка, переданная ему одним из грабителей вместо его норковой шапки; Э. выдала органам следствия студенческий билет Л., а у А. была изъята куртка, опознанная Л. как похищенная у него. При этом А. утверждал, что эту куртку он вместе с Николаем (как называл себя Я.) и Сергеем (как представлялся В.) они сняли с парня у остановки: ул. Ломоносова.

Как пояснял потерпевший М., его догнал и окликнул Я., а В. и А. схватили его за руки и завели их назад. Напавшие осмотрели его карманы, достали из кармана его механические часы с неисправной застежкой и передали их Я., который положил их себе в карман, и забрали его вязаную шапку.

Протоколами подтверждается изъятие с руки Я. механических часов, у А. - спортивной шапочки, опознанных М. как похищенные у него вещи. Представленным М. гарантийным талоном подтверждается совпадение с номером часов, изъятых у Я.

Как видно из протоколов, М. опознал Я. как одного из лиц, участвовавших в его ограблении.

Виновность Я. подтверждается и другими, имеющимися в деле, приведенными в приговоре, доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Я. в содеянном им и верно квалифицировал его действия по п.п. "а, б, г, д" ч. 2 ст. 161 и п.п. "ж, н" ч. 2 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Наказание Я. назначено судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному, с учетом данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела. Наличие в действиях Я. особо опасного рецидива правильно установлено судом в соответствии с требованиями ч.ч. 4 и 5 ст. 15, п. "в" ч. 3 ст. 18 УК РФ. Изменения, связанные с санкцией ч. 2 ст. 158 УК РФ, на что указывается в жалобе Я., в УК РФ не вносились.

Написание В. заявлений, именуемых "явками с повинной", после его задержания по подозрению в совершении преступления, не противоречит закону и не свидетельствует об их недопустимости в качестве источников доказательств.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает устранения противоречий в доказательствах, по данному делу доказательства оценены правильно. Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам. Данное дело в отношении Я. органами предварительного следствия - расследовано, а судом, с учетом конституционного принципа осуществления судопроизводства на основе состязательности сторон - рассмотрено всесторонне, полно и объективно. Протокол судебного заседания соответствует требованиям УПК РСФСР и УПК РФ. Изготовление протокола в срок, превышающий трое суток, не влияет и не может влиять на законность и обоснованность уже постановленного приговора.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Новосибирского областного суда от 6 ноября 2001 года в отношении Я. оставить без изменения, а кассационные жалобы Я. и П. оставить без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 сентября 2002 г. N 67-О02-13


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.