Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 мая 2006 г. N 44-О06-42СП Оснований для отмены или изменения приговора не имеется, поскольку нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора суда присяжных, в процессе расследования, на стадии предварительного слушания, при назначении судебного заседания и в ходе судебного разбирательства не допущено

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 22 мая 2006 г. N 44-О06-42СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 22 мая 2006 года кассационное представление государственного обвинителя И. на приговор Пермского областного суда от 17 февраля 2006 года, которым

С.М.В., 6 января 1974 года рождения, уроженец г. Вильнюс Республики Литва, несудимый, -

по ст.ст. 162 ч. 4 п. "в", 105 ч. 2 п.п. "а, з", 30 ч. 3 - 105 ч. 2 п.п. "а, з" УК РФ оправдан в соответствии с п.п. 2, 4 ст. 302 УПК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления, установленном вердиктом коллегии присяжных заседателей.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеются в виду п.п. 2, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ


Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Я., мнение прокурора Г., поддержавшего кассационное представление государственного обвинителя и полагавшего приговор отменить, судебная коллегия установила:

вердиктом коллегии присяжных заседателей от 17 февраля 2006 года признано недоказанным обвинение С.М.В. в совершении 9 декабря 1999 года разбойного нападения на П.С.В., П.А.С. и С.Е.А., проживающих в квартире по адресу: г. Пермь, ул. Уинская, 8-87, и умышленном убийстве П.С.В. и П.А.С., также в покушении на убийство С.Е.А., сопряженного с разбоем, группой лиц по предварительному сговору с другим лицом, в похищении 20 тысяч долларов США, эквивалентных 537400 рублей, кольца с бриллиантами стоимостью 30 тысяч рублей и он оправдан в связи с непричастностью к совершению преступления.

В кассационном представлении государственный обвинитель И. просит оправдательный приговор в отношении С.М.В. отменить, дело направить в тот же суд на новое судебное рассмотрение в ином составе судей, ссылаясь на то, что в ходе судебного следствия председательствующим, в нарушение требований ч. 3 ст. 281 УПК РФ, принимались решения об оглашении показаний свидетелей О., Пол. и потерпевшей С.Е.А., хотя в их показаниях не было существенных противоречий, но несмотря на это суд по ходатайству стороны защиты принимал решения об оглашении показаний указанных лиц, что в дальнейшем позволило защитнику С.М.В. в своем выступлении в прениях делать заявления о неправдивости показаний этих лиц в связи с их противоречивостью.

Указывает, что свидетелем С.В.А. в ходе его допроса было высказано о том, что потерпевший П.С.В. причастен к совершению ряда преступлений, в том числе к смерти своего сослуживца и его семьи, незаконном способе накопления капитала, в связи с криминальными структурами, хотя эти обстоятельства не являлись предметом разбирательства по данному уголовному делу и не должны были исследоваться в присутствии присяжных заседателей. Но председательствующий не прервал его и не обратился к коллегии присяжных заседателей с просьбой не принимать во внимания данные высказывания С.В.А.

Кроме того, суд незаконно принял решение об оглашении перед присяжными заседателями явок с повинной свидетеля С.В.А., в которых он сообщал о своей виновности в убийстве потерпевших П-ных и покушении на убийство С.Е.А., написанных им в октябре и ноябре 2005 года после задержания в январе 2005 года его сына - С.М.В., по истечении 5 лет после вынесения приговора Пермским областным судом от 18.05.2000 года, которым он был осужден за совершение разбойного нападения на потерпевших П-ных и С.Е.А. Полагает, что допущенные нарушения закона вызвали предубеждение присяжных заседателей к личностям потерпевших П.С.В., С.Е.А., свидетелей О., Пол. и к их показаниям, что повлияло на объективность при вынесении вердикта. Указывает, что присяжные заседатели ответив дали противоречивый ответ на поставленные вопросы, ответив положительно на первый вопрос, на второй вопрос - отрицательно и оставив без ответа третий вопрос. Однако председательствующий не обратил внимание присяжных заседателей на противоречивость сделанных ими выводов, не предложил устранить их, и в нарушение требований ч. 2 ст. 345 УПК РФ был оглашен вердикт, содержащий противоречия, и постановлен оправдательный приговор.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления государственного обвинителя, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным, постановленным судом в соответствии с вердиктом присяжных заседателей и требованиями ст.ст. 350, 351 УПК РФ.

Доводы кассационного представления государственного обвинителя о необходимости отмены оправдательного приговора, несостоятельны.

Как видно из материалов дела, нарушений уголовно-процессуального законодательства в процессе расследования, в стадиях предварительного слушания, назначении судебного заседания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии со ст. 379 УПК РФ отмену приговора суда присяжных, по данному делу не допущено.

С.М.В. обоснованно признан невиновным в предъявленном обвинении в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, на основании тщательно исследованных в судебном заседании доказательствах, с соблюдением принципа состязательности.

Суд с учетом конкретных обстоятельств преступления, вмененного в обвинение, пришел в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, к обоснованному выводу о том, что вина С.М.В. в совершении преступления не установлена.

Каких-либо данных, свидетельствующих об одностороннем или неполном судебном следствии не имеется.

Суд проверил все представленные следственными органами доказательства, полученные с соблюдением процессуальных норм.

Несостоятельными являются доводы представления о том, что судом незаконно принимались решения об оглашении показаний свидетелей О., Пол. и потерпевшей С.Е.А. в судебном заседании, поскольку ходатайства об их оглашении были заявлены стороной защиты в связи с имевшимися в их показаниях противоречиями и при обсуждении этих ходатайств возражений не было.

Утверждения в представлении о том, что суд незаконно принял решение об оглашении перед присяжными заседателями явок с повинной свидетеля С.В.А., в которых он сообщал о своей виновности в убийстве потерпевших П-ных и покушении на убийство С.Е.А., несостоятельны, поскольку, как видно из протокола судебного заседания, явка с повинной свидетеля С.В.А,, как и показания потерпевшей С.Е.А. и других свидетелей, были оглашены в судебном заседании по ходатайствам той или иной стороны, после выслушивания мнения сторон и с их согласия.

Нарушений уголовно-процессуального закона, являющихся основанием для признания доказательств недопустимыми, в ходе предварительного и судебного следствия допущено не было.

Доводы кассационного представления о том, что присяжные заседатели были введены показаниями свидетеля С.В.А. в заблуждение, так как приводились им в своем выступлении ссылки на доводы, которые не были предметом исследования в судебном заседании, а председательствующим не делались ему замечания, что могло повлиять на вынесение вердикта, несостоятельны.

Из протокола судебного заседания видно, что председательствующим пресекались все недопустимые высказывания участников судебного процесса, обращалось внимание присяжных заседателей не принимать во внимание данные высказывания, а в напутственном слове им было указано, что как речь обвинителя, так и защитника, не являются доказательствами и что они должны руководствоваться только исследованными в судебном заседании доказательствами.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст.ст. 338, 339 УПК РФ.

С учетом результатов судебного следствия, прений сторон и поддержанного государственным обвинителем обвинения судьей были сформулированы вопросы.

К обстоятельствам дела, как они были установлены судом присяжных заседателей, уголовный закон применен правильно и действиям С.М.В. дана правильная юридическая оценка - о его невиновности в предъявленном обвинении, поскольку вердиктом коллегии присяжных заседателей признан невиновным.

Утверждения в представлении о том, что вердикт является противоречивым, нельзя согласиться, поскольку ответив на первый вопрос положительно, а на второй - отрицательно, и оставив третий вопрос без ответа, присяжные заседатели никакого противоречия в вердикте не допустили.

К обстоятельствам дела, как они были установлены судом присяжных заседателей, уголовный закон применен правильно и действиям С.М.В. дана правильная юридическая оценка - о его невиновности в предъявленном обвинении, поскольку обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Выводы суда мотивированы и основаны на доказательствах, собранных с соблюдением процессуальных норм и не вызывающих сомнений.

Вердикт о невиновности С.М.В. вынесен с соблюдением требований ст.ст. 341-345 УПК РФ и оснований для применения ч. 5 ст. 348 УПК РФ не имеется.

Для отмены оправдательного приговора, как поставлен вопрос в кассационном представлении государственного обвинителя, оснований не имеется.

На основании изложенного и, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

оправдательный приговор Пермского областного суда от 17 февраля 2006 года в отношении С.М.В. оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя И. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 мая 2006 г. N 44-О06-42СП


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.