Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 июня 2006 г. N 44-О06-38 Суд изменил приговор, исключив осуждение за совершение убийства по предварительному сговору и совершение разбойного нападения по предварительному сговору группой лиц, поскольку в материалах дела отсутствуют доказательства сговора между осужденными, в остальной части приговор оставлен без изменения

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 2 июня 2006 г. N 44-О06-38


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Ш.А.Н., потерпевшего Н.Г.А. на приговор Пермского областного суда от 22 декабря 2005 года, по которому

Ш.Л.Р., родившийся 2 января 1969 года в г. Губахе Пермской области, не судимый

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ на тринадцать лет лишения свободы; ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на девять лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено пятнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ш.А.Н., родившийся 9 апреля 1977 года в г. Заринске Алтайского края, не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ на пятнадцать лет лишения свободы; ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на двенадцать лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено восемнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

П.И.Н., родившаяся 18 августа 1971 года в г. Соликамске Пермской области, не судимая,

осуждена по ст. 33 ч. 5, ст. 161 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ на два года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Постановлено взыскать с осужденных в пользу Н.Г.А. в возмещение материального ущерба по 15566 рублей 60 коп.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации "...", объяснения осужденного Ш.А.Н. и адвоката М.О.В., поддержавших доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Г. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия установила:

Ш.Л.Р. и Ш.А.Н. осуждены за разбойное нападение на потерпевшего Н.А.А. совершенное по предварительному сговору группой лиц, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда его здоровью, а также его убийство, совершенное по предварительному сговору группой лиц, сопряженное с разбоем.

П.И.Н. осуждена за пособничество им в открытом хищении имущества потерпевшего, совершенном по предварительному сговору группой лиц, с незаконным проникновением в жилище.

Преступления совершены ими в ночь на 1 июля 2005 года в г. Губахе Пермской области.

В суде осужденные вину признали частично.

В кассационных жалобах:

осужденный Ш.А.Н. выражает несогласие с приговором, указывая, что он основан на показаниях других осужденных, которые его оговорили. Отмечает, что не причастен к смерти потерпевшего, который сам совершил в отношении него противоправные действия. Указывает, что наличие предварительного сговора на совершение разбойного нападения и убийство потерпевшего не доказано. Кроме того, считает, что все основные следственные действия проведены без участия защитников;

потерпевший Н.Г.А. просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство, указывая, что при назначении наказания суд не учел, что Ш.Л.Р. являлся инициатором и организатором убийства брата, а также наличие судимостей у него и Ш.А.П. Кроме того, считает, что действия П.И.Н. следовало квалифицировать не по ст. 33 ч. 5, ст. 161 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ, а по ст. 33 ч. 5, ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ, поскольку Ш.Л.Р. в ее присутствии нанес ножевые ранения потерпевшему. Поэтому полагает, что ей назначено мягкое наказание.

В возражениях на кассационную жалобу осужденного государственный обвинитель С. просит приговор оставить без изменения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Как установлено судом, в один из дней конца июня 2005 года в г. Перми Ш.Л.Р., Ш.А.Н. и П.И.Н. договорились похитить имущество Н.А.А., проживающего в г. Губахе. С этой целью 30 июня 2005 года все втроем приехали в г. Губаху, где в ночь с 30 июня на 1 июля 2005 года в квартире, расположенной по адресу ул. Танкистов. 22-5, Ш.Л.Р., Ш.А.Н. и П.И.Н., разработали план открытого хищения имущества Н.А.А. и распределили роли каждого участника.

В период времени с 00.00 часов до 04.00 часов 1 июля 2005 года Ш.Л.Р., Ш.А.Н. и П.И.Н. пришли к дому Н.Л.А., расположенному по ул. Танкистов, 6-1, где действуя согласно заранее разработанному плану, П.И.Н., под надуманным предлогом добилась того, что Н.А.А. открыл ей дверь своего дома, после чего она впустила в дом Ш.Л.Р. и Ш.А.Н., которые действуя согласно заранее распределенных ролей, с целью хищения чужого имущества незаконно проникли в чужое жилище и, допуская эксцесс исполнителя, совершили нападение на Н.А.А. - применили к нему насилие, опасное для жизни и здоровья, совместно, нанесли Н.А.А. кулаками и ногами не менее 9 ударов по голове, лицу и телу принесенным с собою ножом, используя его в качестве оружия, совместно, нанесли Н.А.А. не менее 19 ударов в грудь, живот и другие части тела. От полученных колото-резаных ранений Н.А.А. скончался на месте.

После этого Ш.Л.Р. и Ш.А.Н., совместно, похитили принадлежащие потерпевшему деньги и имущество на 50000 рублей, которыми распорядились по своему усмотрению.

Доводы осужденного Ш.А.Н. о том, что его вина в содеянном не доказана, нельзя признать состоятельными.

О том, что не только он, но и Ш.А.Н., взятым у него ножом нанес потерпевшему, пояснил Ш.Л.Р. в ходе предварительного следствия, в том числе и его явки с повинной. Свои показания он подтвердил в судебном заседании.

Из показаний осужденной П.И.Н. в ходе предварительного следствия, подтвержденных ею в судебном заседании, также следует, что она видела, как Ш.Л.Р. нанес ножом несколько ударов потерпевшему, после чего совместно с Ш.А.Н. завели потерпевшего в дом, а она убежала. После содеянного Ш.Л.Р. рассказал ей, что Ш.А.Н. добивал потерпевшего ножом, видела у Ш.А.Н. мобильный телефон, пачку денежных купюр достоинством 100 и 500 рублей, а также изделия из золота.

Каких-либо оснований не доверять их показаниям судебная коллегия не усматривает, поскольку допрошены они были с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, с участием адвокатов.

Кроме того, их показания подтверждаются совокупностью других доказательств, исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре.

В частности о том, что все трое осужденных договаривались ограбить потерпевшего, пояснил свидетель Кал. Из его показаний также следует, что со слов П.И.Н. ему известно, что убили мужчину, в руках у Ш.Л.Р. и Ш.А.Н. были вещи и пакет с вещами. Оба ему рассказали, что ножом оба "пырнули" потерпевшего. Видел у Ш.А.Н. золотые цепочки и колечки, а у Ш.Л.Р. - кольцо. Руки Ш.Л.Р. и Ш.А.Н. были в крови.

Свидетель Мол. пояснила, что из квартиры Кр., где она совместно с осужденными накануне случившегося употребляла спиртные напитки, исчез нож.

В ходе предварительного следствия с помощью Ш.Л.Р. были обнаружены похищенный мобильный телефон и нож, использованный осужденными в качестве орудия убийства, в квартире Ш.А.Н. были изъяты мужские брюки, опознанные братом погибшего.

По заключению судебно-криминалистической экспертизы обнаруженные на трупе телесные повреждения могли быть причинены указанным ножом.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы смерть потерпевшего наступила от массивной кровопотери, вызванной множественными (19) колото-резаными ранениями груди, живота, рук.

При таких обстоятельствах Ш.А.Н. как и Ш.Л.Р. обоснованно признаны виновными в совершении разбойного нападения и убийстве потерпевшего.

Вместе с тем, суд ошибочно признал, что они совершили указанные преступления по предварительному сговору группой лиц.

Как следует из приговора, суд установил, что, осужденные договорились совершить ограбление потерпевшего, но, проникнув незаконно с помощью П.И.Н. в дом потерпевшего, Ш.Л.Р. и Ш.А.Н. допустили эксцесс исполнителей, причинив ему смерть.

Поэтому из приговора подлежит исключению указание о совершении ими убийства потерпевшего по предварительному сговору и совершение разбойного нападения по предварительному сговору группой лиц.

Перечень похищенного имущества, его стоимость определены судом в соответствии с показаниями потерпевшего, оснований не доверять которому не имеется.

Вопреки доводам кассационной жалобы осужденного он был совместно с адвокатом полностью ознакомлен с материалами уголовного дела, при этом каких-либо ходатайств не заявлял. Для удовлетворения его ходатайства об ознакомлении с протоколом судебного заседания суд направил извещение администрации следственного изолятора, где он содержался, об этапировании Ш.А.Н. в помещение областного суда, однако он отказался от ознакомления с протоколом судебного заседания и заявил ходатайство о предоставлении ему копии этого протокола, указав, что государственную пошлину оплатит позже. Но из сообщения начальника спецотдела следственного изолятора следует, что Ш.А.Н. так и не предоставил квитанцию об оплате государственной пошлины.

Каких-либо нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих другие изменения либо отмену приговора, в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства не допущено.

Нельзя согласиться и с доводами кассационной жалобы потерпевшего о мягкости назначенного осужденным наказания в связи с тем, судом не учтены предыдущие судимости Ш.Л.Р. и Ш.А.Н. и неправильной квалификацией действий П.И.Н.

Ш.Л.Р. был осужден по приговору суда от 12 июля 1996 года по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР на пять лет лишения свободы. Освобожден из мест лишения свободы 14 июня 2000 года условно-досрочно на 7 месяцев 3 дня.

Преступления, за которые он осужден по настоящему делу, совершены им в ночь на 1 июля 2005 года.

Согласно ст. 57 ч. 1 п. 6 УК РСФСР, действовавшей на момент осуждения Ш.Л.Р., не имеющими судимости признаются лица, осужденные к лишению свободы на срок более трех лет, но не свыше шести лет, если они в течение пяти лет со дня отбытия наказания (основного и дополнительного) ее совершат нового преступления.

В соответствии со ст. 57 ч. 3 УК РСФСР если лицо в установленном законом порядке было досрочно освобождено от наказания, то срок погашения судимости исчисляется исходя из фактического отбытого наказания с момента освобождения от отбывания наказания (основного и дополнительного).

С учетом этого срок погашения судимость Ш.Л.Р. до совершения им нового преступления истек.

Ш.А.Н. судим в несовершеннолетнем возрасте по приговору от 16 ноября 1993 года по совокупности преступлений и приговоров, предусмотренных ст. 144 ч. 2, ст. 212-1 ч. 1, ст. 145 ч. 2, ст. 117 ч. 1, ст. 17, 117 ч. 4, ст. 117 ч. 4 УК РСФСР на десять лет лишения свободы. Срок наказания ему был в соответствии с п. 8 п.п. "г" постановления Государственной Думы Российской Федерации "Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин" от 30 ноября 2001 г. N 2172-Ш ГД сокращен на один год. 21 июня 2002 года он был освобожден из мест лишения свободы по отбытии срока наказания.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Номер названного постановления следует читать как "N 2172-III ГД"


Судим Ш.А.Н. за совершение преступлений, часть из которых относилась к категории тяжких.

Согласно ст. 86 ч. 3 п. "г" УК РФ судимость погашается в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за тяжкие преступления, - по истечении шести лет после отбытия наказания.

В соответствии со ст. 95 УК РФ для лиц, совершивших преступления до достижения возраста восемнадцати лет, сроки погашения судимости, предусмотренные ч. 3 ст. 86 УК РФ, сокращаются и равны трем годам после отбытия лишения свободы за тяжкое или особо тяжкое преступление.

Поэтому срок погашения судимости Ш.А.Н. к моменту совершения им новых преступлений также истек.

Согласно ст. 86 ч. 6 УК РФ погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью.

Поэтому предыдущие судимости не могут учитываться при назначении наказания Ш.Л.Р. и Ш.А.Н. за новые преступления.

Действия П.И.Н. обоснованно квалифицированы по ст. 33 ч. 5, ст. 161 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ как пособничество Ш.Л.Р. и Ш.А.Н. в открытом хищении имущества потерпевшего, совершенном по предварительному сговору группой лиц с незаконным проникновением в жилище.

Причинение Ш.Л.Р. потерпевшему ножевых ранений в ее присутствии не может свидетельствовать о наличии в ее действиях более тяжкого состава преступления, поскольку указанные действия Ш.Л.Р. и последующие действия Ш.А.Н. по причинению потерпевшему тяжкого вреда здоровью и последовавшей за этим смертью, не охватывались ее умыслом и явились эксцессом со стороны Ш.Л.Р. и Ш.А.Н.

Наказание осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, обстоятельств дела и данных о личности.

Руководствуясь ст.ст. 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Пермского областного суда от 22 декабря 2005 года в отношении Ш.А.Н., Ш.Л.Р., изменить.

Исключить их осуждение за совершение убийства потерпевшего по предварительному сговору и совершение разбойного нападения по предварительному сговору группой лиц.

В остальной части приговор в отношении Ш.А.Н. и Ш.Л.Р., а также этот же приговор в отношении П.И.Н. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного Ш.А.Н. и потерпевшего Н.Г.А. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 июня 2006 г. N 44-О06-38


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение