Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 марта 2004 г. N 65-О03-13 Суд изменил приговор и смягчил наказание, исключив указание о назначении осужденному принудительной меры медицинского характера - лечения от алкоголизма, в связи с изменениями, внесенными в УК РФ, а также признал в действиях осужденного вместо особо опасного рецидива опасный рецидив, в связи с этим отягчающим обстоятельством в отношении одного из осужденных следует считать рецидив преступлений

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 25 марта 2004 г. N 65-О03-13


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

Рассмотрела в судебном заседании от 25 марта 2004 года дело по кассационным жалобам осужденных С.В.А., М., С.А.Л., П., на приговор суда Еврейской автономной области от 11 сентября 2003 года, которым,

С.В.А., 7 июля 1956 года рождения, уроженец с. Кагальник Азовского района Ростовской области, судимый:

26 марта 1987 года, в соответствии с последующими изменениями по ст.ст. 162 ч. 2 п. "а", 131 ч. 2 п. "в", 161 ч. 2 п.п. "а, б, г", 158 ч. 2 п.п. "а, б, в" УК РФ к 12 годам лишения свободы, освобожден 19 июня 1998 года по отбытии срока наказания;

осужден по ст. 126 ч. 3 п. "в" УК РФ к 16 годам лишения свободы, по ст. 139 ч. 1 УК РФ к исправительным работам на 1 год, с удержанием из заработка 10%.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено С.В.А. наказание в виде лишения свободы сроком на 16 лет 1 месяц с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

М., 23 января 1971 года рождения, уроженец г. Биробиджана, судимый:

3 ноября 1999 года по ст. 228 ч. 1 к 1 году 6 месяцам лишения свободы, освобожден 5 октября 2000 года на основании п. 7 Акта об амнистии от 26 мая 2000 года;

осужден по ст. 126 ч. 3 п. "в" УК РФ к 13 годам лишения свободы, по ст. 139 ч. 1 УК РФ к исправительным работам на 1 год, с удержанием из заработка 10%.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено М. наказание в виде лишения свободы сроком на 13 лет 1 месяц с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

С.А.Л., 5 мая 1974 года рождения, уроженец п. Баляга Петровско-Забайкальского района Читинской области, не судимый,

осужден по ст. 126 ч. 3 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст. 139 ч. 1 УК РФ к исправительным работам на 1 год, с удержанием из заработка 10%.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено С.А.Л. наказание в виде лишения свободы сроком на 10 лет 1 месяц с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

П., 24 ноября 1979 года рождения, уроженец г. Биробиджана ЕАО, не судимый,

осужден по ст. 126 ч. 3 п. "в" УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по ст. 139 ч. 1 УК РФ к исправительным работам на 1 год, с удержанием из заработка 10%.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено П. наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет 1 месяц с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст.ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ, П. назначена принудительная мера медицинского характера - лечение от алкоголизма.

Заслушав доклад судьи Ф., объяснения осужденных С.В.А., М., С.А.Л., П., в поддержание доводов кассационных жалоб, мнение прокурора Т., полагавшей приговор в отношении П. и С.В.А. изменить. Исключить из приговора указание о назначении П. принудительной меры медицинского характера - лечения от алкоголизма. Вместо особо опасного рецидива считать С.В.А. совершившим преступления при опасном рецидиве. Исключить из приговора указание учете при назначении С.В.А. наказания правил ст. 68 ч. 2 УК РФ в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года. Вместо особо опасного рецидива, как отягчающего наказание С.В.А. обстоятельства следует считать рецидив преступлений. Изменить режим отбывания С.В.А. наказания с особого на строгий. В остальном этот же приговор в отношении П., С.В.А. и тот же приговор в отношении М. и С.А.Л. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия установила:

согласно приговору С.В.А., М., С.А.Л. и П. признаны виновными в похищении Кас. с применением насилия, опасного для здоровья, а С.В.А. и М. из корыстных побуждений, которое повлекло по неосторожности смерть потерпевшего, а также в незаконном проникновении в жилище Кас., совершенное против воли потерпевшего.

Преступления осужденными совершены 7 декабря 2002 года, в г. Биробиджане ЕАО, при обстоятельствах, установленных судом и приведенных в приговоре.

В судебном заседании П. виновным себя в совершении указанных преступлений признал полностью, С.В.А., М. и С.А.Л. виновными себя признали частично.

В кассационных жалобах осужденный С.В.А., не соглашаясь с приговором, полагает, что его действия по отношению к потерпевшему следует квалифицировать по ст. 109 ч. 2 УК РФ. Считает, что потерпевший, оставшись в незапертом гараже смог бы принять меры к спасению, если бы не был пьян. Ссылается на фальсификацию материалов дела, искажение следователем и судом обстоятельств происшедшего, при помощи использования наводящих вопросов к осужденным и свидетелям, нарушение его права на защиту на предварительном следствии, выразившегося в том, что предоставленный ему защитник находился в нетрезвом состоянии и не осуществлял должным образом его защиту. Считает также, что ему необоснованно судом изменена мера пресечения с подписки о невыезде на заключение под стражу, поскольку он был в состоянии после операции. Ссылается также на то, что суд обязан был интересоваться состоянием его здоровья во время судебного разбирательства. Просит учесть то, что он на первоначальном этапе предварительного следствия активно способствовал раскрытию преступления, а также семейные обстоятельства. Просит об отмене приговора.

В кассационных жалобах осужденный П. не соглашается с квалификацией его действий по ст. 126 УК РФ. Утверждает, что первоначально на предварительном следствии был допрошен в состоянии "с похмелья", и поэтому поддался на психологические уловки следователя, усугубив в показаниях свое и других осужденных положение. Считает, что адвокат, представлявший его интересы был "заодно" со следователем. Утверждает также, что потерпевший шел с ними добровольно без применения с их стороны насилия, и даже сам проявлял инициативу к тому, чтобы пойти к Ш. разобраться по поводу украденных у него вещей. Утверждает также, что избивали осужденные потерпевшего из-за того, что он неправильно себя вел, ругался. Вели они потерпевшего под руки, не с целью преодолеть его сопротивление, а потому что он был пьян и не мог идти. Утверждает также, что потерпевший сам вышел из помещения базы упал в снег и долго лежал. Он же считает себя виновным только в том, что не помог сразу потерпевшему переместиться в помещение. Считает, что его действия следует переквалифицировать со ст. 126 УК РФ на более мягкий закон. Просит приговор отменить, дело в части обвинения его по ст. 126 УК РФ направить на новое расследование, а по ст. 139 УК РФ прекратить. В случае несогласия кассационной инстанции с его доводами, просит о смягчении наказания.

В кассационных жалобах осужденный С.А.Л., не считая себя виновным в незаконном проникновении в жилище потерпевшего, утверждает, что он не взламывал дверь в его квартиру и не заходил в нее. Отрицает вину в похищении Кас., утверждает, что потерпевший добровольно пошел с ними для "разборок" с Ш. Не оспаривая виновности в неосторожном причинении смерти Кас., ссылается на самооговор на предварительном следствии из-за психологического воздействия следователя при попустительстве адвоката и оговор М. и С.В.А. из личной неприязни к ним. Находя предварительное и судебное следствие необъективным, односторонним, проведенным с обвинительным уклоном, просит приговор отменить, либо изменить, переквалифицировать его действия на более мягкий закон, смягчить наказание до не связанного с лишением свободы.

В кассационных жалобах осужденный М., не соглашаясь с приговором, утверждает, что он и другие осужденные по данному делу не совершали похищения Кас. Ссылается на добровольный характер действий Кас. по перемещению на территорию базы. Утверждает, что в гараже, куда поместили потерпевшего, было тепло, его укрыли одеялом, под него положили телогрейку, не охраняли, помещение гаража не запирали, в дальнейшем перенесли Кас. в помещение, где он умер. Просит об отмене приговора.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных, государственный обвинитель К.И.А. просит приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных в совершенных ими преступлениях основанными на доказательствах, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Так вина осужденных в ими содеянном, подтверждается их собственными показаниями, обоснованно признанными судом правдивыми в той их части, в которой они согласуются между собой, соответствуют фактическим обстоятельствам преступлений, подтверждаются другими доказательствами.

Судом, в соответствии с требованиями закона в приговоре даны подробный анализ и оценка показаниям С.В.А., М., С.А.Л. и П., приведены мотивы признания одних показаний С.В.А., М. и С.А.Л. правдивыми, других не правдивыми.

Судом выяснялись причины изменения С.В.А., М. и С.А.Л. показаний, чему также дана правильная оценка.

Основаны на материалах дела, мотивированы в приговоре и поэтому признаются судебной коллегией правильными выводы суда о допросе указанных лиц и П. на предварительном следствии в установленном законом порядке, в том числе с соблюдением их права на защиту, а также об отсутствии у осужденных, оснований к самооговору и оговору друг друга.

Как видно из материалов дела, право на защиту С.В.А., М., С.А.Л. и П. реализовано ими в соответствии с требованиями закона, в полном объеме, согласно их волеизъявлению, в том числе на участие в деле конкретного адвоката.

Позиция адвокатов, представлявших интересы осужденных на предварительном следствии и, в суде была активной, профессиональной, направленной на защиту интересов осужденных.

В обоснование вины осужденных суд также правильно сослался в приговоре на показания свидетелей Ч., Ц. из дома которых осужденные увели Кас., показания свидетеля Х., сторожа базы, о том, что осужденные привезли Кас. на санках, положили его на пол в гараже, поочередно ходили его контролировать, на момент, когда потерпевшего занесли в отапливаемое помещение, он был избитым, с окровавленным лицом, подавал "слабые" признаки жизни; свидетеля Ш., данные, зафиксированные в протоколе осмотра места происшествия, зафиксированные в заключениях судебных экспертиз, другие доказательства.

Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые осужденными в свою защиту, в том числе, о том, что ими не совершалось похищение потерпевшего, не нарушалась неприкосновенность его жилища, что ими к потерпевшему применялось насилие лишь в связи с его неправильным поведением, о самооговоре С.В.А. на предварительном следствии, о том, что М. и С.А.Л. не давали таких показаний на предварительном следствии, как они записаны в протоколах, и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся совокупностью доказательств по делу.

Судом приведено в приговоре убедительное обоснование выводов о признании несостоятельными, доводов осужденных.

В том числе из показаний П. в судебном заседании усматривается, что когда он вместе с М., С.В.А. и С.А.Л. пришел в квартиру Ч-их, у которых находился потерпевший Кас. в состоянии сильного алкогольного опьянения, то на вопросы М. о совершенной краже потерпевший, в силу своего состояния ничего не отвечал. Затем по предложению М., они вывели Кас. из квартиры, где все вчетвером стали его избивать, требуя признания в совершенной краже, затем перетащили его в район кооперативных гаражей, где вновь стали избивать, в том числе М. удары наносил палкой, после чего на санках перевезли на базу и положили в холодный гараж. В гараже они поочередно караулили Кас.

Эти показания согласуются с показаниями М., С.В.А. и С.А.Л., данными ими на предварительном следствии и обоснованно признанными судом достоверными. Из показаний перечисленных лиц следует, что они с применением силы вытащили потерпевшего на улицу, избили его для того, чтобы он сознался в совершенной краже, переместили в гараж и оставили его там до утра.

Показания П. в суде, показания М., С.В.А. и С.А.Л. на предварительном следствии, согласуются с показаниями свидетелей Ч., Ц., Х., Ш.

При этом из материалов дела усматривается, что перечисленные свидетели допрашивались на предварительном следствии и в судебном заседании в установленном законом порядке. Их показаниям суд дал правильную оценку, в совокупности с другими доказательствами.

Согласно справки гидрометеобюро температура воздуха в день происшедшего в г. Биробиджане составила - 26 градусов.

Анализ материалов дела, в том числе показаний самих осужденных, свидетеля Х. позволил суду прийти к правильному выводу и о том, что помещение гаража, в который осужденные поместили потерпевшего, было холодным.

Доводы кассационной жалобы П. о том, что он давал показания после того, как следователем были оглашены показания свидетелей, а также о том, что он не понимал происходящего в силу физиологического состояния, судебная коллегия находит несостоятельными.

Из материалов дела усматривается, что П. был допрошен самым первым из всех осужденных. До него были допрошены только свидетели Ц. и Х., которые рассказали об обстоятельствах происшедшего: Ц. - в квартире, а Х. в гараже. О других обстоятельствах совершенных преступлений они не поясняли, а именно, что происходило в тот период времени, когда Кас. насильно вывели из квартиры и перетащили в гараж, а также об обстоятельствах незаконного проникновения в квартиру потерпевшего, - поскольку не являлись очевидцами.

П. же подробно рассказал об обстоятельствах совершенных им и другими осужденными преступлений. Показания давал в присутствии адвоката, ходатайств, связанных с нарушением права на защиту ни на предварительном следствии, ни в судебном заседании не заявлял, не жаловался также на состояние здоровья.

Доводы кассационных жалоб о том, что осужденными не нарушалась неприкосновенность жилища потерпевшего, опровергаются собственными показаниями П., С.В.А., М. и С.А.Л., из которых усматривается, что после взлома двери квартиры потерпевшего М., они все вчетвером прошли в квартиру Кас., убедившись, что его нет дома, вышли из квартиры.

Утверждения С.А.Л. о невиновности в похищении Кас., со ссылкой на то, что он ушел с базы самый первый, в то время, как потерпевший был еще жив, опровергаются материалами дела, из которых усматривается, что С.А.Л. послали за водкой уже после того, как потерпевшего занесли из холодного гаража в сторожку. Таким образом, С.А.Л. также полностью выполнил объективную сторону преступления.

Показаниями свидетеля Х. опровергаются доводы кассационных жалоб о том, что осужденные не охраняли находившегося в гараже потерпевшего.

Противоречат материалам дела также утверждения в жалобе П. о том, что потерпевший самостоятельно вышел из сторожки упал в снег в силу опьянения, в результате чего наступило переохлаждение его организма, приведшее к смерти.

Так, согласно показаний самих осужденных и свидетеля Х., Кас. длительно находился в холодном гараже. Когда по просьбе Х., опасавшегося за жизнь потерпевшего, того перенесли в отапливаемую сторожку, он подавал "слабые" признаки жизни, не двигался.

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных П., С.В.А., М. и С.А.Л. преступлений, прийти к правильному выводу о их виновности в совершении этих преступлений, а также о квалификации их действий.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, в том числе свидетельствующих о фальсификации материалов дела, судебной коллегией по настоящему делу не усматривается.

В том числе не допущено судом необъективности в ходе судебного разбирательства, а также нарушения правил проведения допросов осужденных и свидетелей.

Из дела также усматривается, что мера пресечения с подписки о не выезде на заключение под стражу изменена судом С.В.А. при наличии к тому законных оснований и с соблюдением предусмотренной законом процедуры.

Сам С.В.А. не жаловался на здоровье в ходе судебного разбирательства. У суда также не имелось оснований сомневаться в том, что С.В.А. по состоянию здоровья может участвовать в судебном заседании. Согласно имеющимся в деле данным С.В.А. был выписан после операции 11 августа 2003 года в удовлетворительном состоянии. Судебное же разбирательство по делу проводилось с 1 по 11 сентября 2003 года.

При назначении П., С.В.А., М. и С.А.Л. наказания, судом, в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о личности каждого из них, обстоятельства смягчающие наказание П., отягчающие наказание С.В.А. и М.

Назначенное осужденным наказание отвечает требованиям закона, в том числе требованиям о справедливости наказания.

В том числе, при наличии к тому законных оснований наказание П. по ст. 126 ч. 3 п. "в" УК РФ назначено по правилам ст. 64 УК РФ.

Оснований к смягчению назначенного осужденным наказания судебной коллегией не усматривается.

Вместе с тем приговор в отношении П. и С.В.А. подлежит изменению.

Так в связи с внесением в УК РФ изменений Федеральным законом РФ от 8 декабря 2003 года, следует исключить из приговора указание о назначении П. принудительной меры медицинского характера - лечения от алкоголизма.

Вместо особо опасного рецидива следует считать С.В.А. совершившим преступления при опасном рецидиве.

Подлежит исключению из приговора указание об учете при назначении С.В.А. наказания правил ст. 68 ч. 2 УК РФ в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года.

Вместо особо опасного рецидива, как отягчающего наказание С.В.А. обстоятельства следует считать рецидив преступлений.

Подлежит также изменению режим отбывания С.В.А. наказания с особого, на строгий.

Внесенные в приговор изменения, судебной коллегией не относятся к дающим основание, к смягчению назначенного П. и С.В.А. наказания.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор суда Еврейской автономной области от 11 сентября 2003 года в отношении С.В.А. и П. изменить.

Исключить из приговора указание о назначении П. принудительной меры медицинского характера - лечения от алкоголизма.

Вместо особо опасного рецидива считать С.В.А. совершившим преступления при опасном рецидиве.

Исключить из приговора указание об учете при назначении С.В.А. наказания правил ст. 68 ч. 2 УК РФ в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года.

Вместо особо опасного рецидива, как отягчающего наказание С.В.А. обстоятельства считать рецидив преступлений.

Изменить режим отбывания С.В.А. наказания с особого на строгий.

В остальном этот же приговор в отношении П., С.В.А. и тот же приговор в отношении М. и С.А.Л. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 марта 2004 г. N 65-О03-13


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.