Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 31 января 2006 г. N 8-В05-12 Суд, удовлетворяя иск об изменении договора найма жилого помещения, исходил из законодательства, действовавшего в момент возникновения спорных правоотношений между сторонами, которое наделяло всех членов семьи, в том числе несовершеннолетних, равными правами, вытекающими из договора найма жилого помещения

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ
от 31 января 2006 г. N 8-В05-12


Судебная коллегия по гражданским делам Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 31 января 2006 года гражданское дело по иску Х.Т.Г. в интересах несовершеннолетней дочери Х.Е.С. к Х.С.А. об изменении договора найма жилого помещения и по встречному иску Х.С.А. о признании Х.Е.С. утратившей право на жилое помещение

по надзорной жалобе Х.Т.Г. на определение судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 22 сентября 2003 года и постановление президиума Ярославского областного суда от 11 мая 2005 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации П.Л.М., объяснения представителя Х.Т.Г. - П.В.А., поддержавшей доводы надзорной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Х.Т.Г. обратилась в суд с иском в интересах несовершеннолетней дочери Х.Е.С., 1992 года рождения, к Х.С.А. об изменении договора найма жилого помещения - двухкомнатной квартиры N 58 дома 15 по улице Красноборской в городе Ярославле. В обоснование иска указала следующее. Х.Т.Г. и Х.С.А. являются родителями несовершеннолетнего ребенка - Х.Е.С. Брак между родителями расторгнут в апреле 1999 году. Х.С.А. и Х.Е.С. зарегистрированы в названной квартире. Фактически ребенок проживает в другом жилом помещении с матерью. Изменение договора найма жилого помещения по адресу: ул. Красноборская г. Ярославля, дом 15, квартира 58 не нарушает прав и интересов сторон, позволит ребенку использовать свое право на данное на# жилое помещение.

Х.С.А. иск не признал и предъявил встречный иск к несовершеннолетней дочери Х.Е.С. о признании ее утратившей право пользования жилым помещением, ссылаясь на то, что после расторжения брака между ним и Х.Т.Г. дочь постоянно проживает с Х.Т.Г. по другому адресу.

Решением Заволжского районного суда г. Ярославля от 19 августа 2003 года иск Х.Т.Г. в интересах несовершеннолетней дочери Х.Е.С. к Х.С.А. удовлетворен; договор найма жилого помещения - квартиры N 58 дома 15 по улице Красноборской в городе Ярославле изменен с возложением обязанности на ДЕЗ открыть отдельные лицевые счета на имя Х.С.А. на комнату размером 17,1 кв.м. и на имя Х.Е.С. на комнату размером 9,6 кв.м. В удовлетворении встречного иска Х.С.А. к несовершеннолетней Х.Е.С. о признании утратившей право пользования жилым помещением отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 22 сентября 2003 года решение Заволжского районного суда г. Ярославля от 19 августа 2003 года отменено. Вынесено новое решение, которым удовлетворены исковые требования Х.С.А. о признании несовершеннолетней Х.Е.С. утратившей право на жилую площадь в квартире N 58 дома 15 по улице Красноборской в городе Ярославле. В удовлетворении исковых требований Х.Т.Г. об изменении договора найма жилого помещения отказано.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 19 ноября 2004 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 23 марта 2005 года дело передано для рассмотрения по существу в президиум Ярославского областного суда.

Постановлением президиума Ярославского областного суда от 11 мая 2005 года определение судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 22 сентября 2003 года оставлено без изменения.

В надзорной жалобе Х.Т.Г. просит отменить состоявшиеся по делу определение судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 22 сентября 2003 года и постановление президиума Ярославского областного суда от 11 мая 2005 года, как незаконные, и оставить в силе решение Заволжского районного суда г. Ярославля от 19 августа 2003 года.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 20 сентября 2005 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2005 года дело передано для рассмотрения по существу в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив обоснованность доводов надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ, основаниями для отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

При рассмотрении данного дела существенные нарушения норм материального и процессуального права допущены судами второй и надзорной инстанций.

Статья 53 Жилищного кодекса РСФСР, действовавшая на момент возникновения спорных правоотношений между сторонами, наделяла всех членов семьи, в том числе несовершеннолетних, равными правами, вытекающими из договора найма жилого помещения.

В соответствии с пунктом 2 статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Удовлетворяя исковые требования Х.Т.Г. об изменении договора найма жилого помещения и отказывая в удовлетворении исковых требований Х.С.А., суд первой инстанции исходил из вывода о том, что несовершеннолетняя Х.Е.С. имеет равные с нанимателем Х.С.А. права на спорное жилое помещение, вытекающие из договора найма жилого помещения, в том числе и право на изменение договора найма жилого помещения, однако с апреля 1999 года Х.Е.С. не осуществляет своего права пользования жилым помещением вынуждено, по причине препятствий, чинимых ответчиком. В обоснование данного вывода суд, руководствуясь статьей 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, сослался на следующие обстоятельства. Вступившим в законную силу решением Заволжского районного суда г. Ярославля от 19 апреля 1999 года за несовершеннолетней Х.Е.С. признано право на спорное жилое помещение, договор передачи спорной жилой площади от 18 сентября 1996 года в собственность Х.С.А. признан недействительным. Это решение вынесено после расторжения брака между Х-ми и фактического выезда ребенка из спорного жилого помещения в квартиру матери. Решением этого же суда от 30 сентября 1999 года, вступившем в законную силу, на Х.С.А. возложены обязанность устранить препятствия дочери в пользовании спорной жилой площадью и передать Х.Т.Г., законному представителю несовершеннолетней, ключи от входной двери в квартиру с целью обмена жилого помещения. Поэтому право пользования ребенка спорным жилым помещением по месту жительства отца считается установленным и не может быть оспорено.

Судебная коллегия находит выводы суда первой инстанции правильными, основанными на нормах материального права, регулирующих спорные отношения, и нормах процессуального права о доказательствах доказывании по делу.

Суд кассационной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение, в нарушение статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации дал иную оценку обстоятельствам, установленным вступившими в законную силу решениями Заволжского районного суда г. Ярославля от 19 апреля 1999 года и от 30 сентября 1999 года.

В частности, в своем определении от 22 сентября 2003 года судебная коллегия по гражданским делам Ярославского областного суда указала, что судом при вынесении решения от 19 апреля 1999 года не проверялись и не устанавливались обстоятельства, свидетельствующие о наличии или отсутствии у несовершеннолетней Х.Е.С. прав на спорную жилую площадь на дату вынесения решения, а именно на апрель 1999 года. Кроме того, по мнению суда кассационной инстанции, при рассмотрении настоящего дела суд первой инстанции ошибочно сослался на статью 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и не применил статью 20 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с пунктом первым которой местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, признается место жительства их законных представителей - родителей, усыновителей или опекунов.

Исходя из приведенных доводов, суд кассационной инстанции неправомерно дал иную оценку обстоятельствам, установленным вступившими в законную силу судебными постановлениями по ранее рассмотренным делам с участием тех же лиц, и пришел к выводу, что несовершеннолетняя Х.Е.С. утратила право на спорное жилое помещение и приобрела право на жилое помещение по месту жительства матери в силу статьи 20 Гражданского кодекса Российской Федерации, так как в марте 1999 года выехала с матерью из спорной квартиры к месту ее жительства, которое было определено родителями.

Президиум Ярославского областного суда с доводами и выводами суда кассационной инстанции согласился, указав, что ранее принятые судебные постановления, принятые по спору между теми же сторонами, преюдициального значения для разрешения настоящего спора не имеют, так как обстоятельства по настоящему гражданскому делу иные (а именно: с момента вступления их в законную силу прошло более двух лет, а фактического вселения, с чем закон (статья 54 Жилищного кодекса РСФСР) связывает приобретение права на жилую площадь, несовершеннолетней Х.Е.С. на спорную жилую площадь не состоялось). При этом суд надзорной инстанции, признав правильным применение судом кассационной инстанции, к спорным отношениям сторон положений статьи 20 Гражданского кодекса РФ, сослался на то, что из содержания указанной статьи однозначно следует, что жилищные права несовершеннолетних в возрасте до 14 лет производны от прав их законных представителей. Кроме того, в дополнение к доводам суда кассационной инстанции суд надзорной инстанции посчитал необходимым применить к отношениям сторон и статью 89 Жилищного кодекса РСФСР, в соответствии которой в случае выезда членов семьи нанимателя на постоянное жительство в другое место договор найма считается расторгнутым со дня выезда (норма приведена в изложении суда надзорной инстанции). Ссылаясь на приведенные нормы, а также на то обстоятельство что, не проживание несовершеннолетней Х.Е.С. в спорном жилом помещении не носит вынужденного и временного характера, а обусловлено достигнутой между родителями договоренностью о месте проживания ребенка, суд надзорной инстанции пришел к выводу об обоснованности признания Х.Е.С. утратившей право на спорное жилое помещение судом кассационной инстанции.

Однако Судебная коллегия с выводами суда кассационной и надзорной инстанций, а также их обоснованием согласиться не может. Они основаны на неправильном толковании и применении норм материального и процессуального права и не соответствуют обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции.

Доводы суда кассационной и надзорной инстанций о том, что обстоятельства по настоящему делу иные, чем те, которые были установлены ранее принятыми по спору между теми же сторонами решениями Заволжского районного суда г. Ярославля от 19 апреля 1999 года и от 30 сентября 1999 года и, следовательно, эти судебные постановления не имеют преюдициального значения для разрешения настоящего спора, Судебная коллегия считает несостоятельными.

Из материалов дела усматривается, что фактические обстоятельства настоящего дела с момента вступления в законную силу решений Заволжского районного суда г. Ярославля от 19 апреля 1999 года и от 30 сентября 1999 года не изменились. Вселение или не вселение несовершеннолетней Х.Е.С. в спорное жилое помещение после вступления в законную силу данных судебных постановлений не является юридически значимым для настоящего дела обстоятельством, поскольку она уже была вселена ранее в спорное жилое помещение своим отцом - нанимателем указанного жилого помещения, проживала в нем, и вступившим в законную силу решением суда от 19 апреля 1999 года, принятым уже после выезда Х.Е.С. из данного жилого помещения в квартиру матери, за ней признано право на спорное жилое помещение.

Опровергается материалами дела и утверждение суда надзорной инстанции о том, что не проживание ребенка на спорной жилой площади не носит вынужденного и временного характера. Напротив, наличие вступившего в законную силу решения суда от 30 сентября 1999 года, в соответствии с которым на Х.С.А. возложена обязанность устранить препятствия несовершеннолетней Х.Е.С. в пользовании спорным жилым помещением, а также длительное неисполнение Х.С.А. данного решения, как установлено судом первой инстанции, свидетельствуют о вынужденном не проживании девочки в спорной квартире, обусловленном сложившимися между ее родителями неприязненными отношениями, а также чинимыми Х.С.А. препятствиями в пользовании спорной квартирой.

Кроме того, не может быть признано правомерным, применение судами кассационной и надзорной инстанций статьи 20 Гражданского кодекса Российской Федерации при разрешении спора, прямо затрагивающего жилищные права несовершеннолетнего ребенка. Основания возникновения и прекращения жилищных прав несовершеннолетних, а также содержание этих прав определяются иными нормами гражданского и жилищного законодательства, а не данной статьей Гражданского кодекса Российской Федерации.

При этом следует указать, что нормы Семейного кодекса Российской Федерации, в частности статья 65 Семейного кодекса, на которую ссылается суд надзорной инстанции, также не устанавливают оснований возникновения и прекращения жилищных прав несовершеннолетних, в связи с чем соглашение между родителями несовершеннолетнего ребенка о месте жительства ребенка не может являться основанием для признания несовершеннолетнего ребенка приобретшим или утратившим право на жилое помещение.

Неправильно судом надзорной инстанции применены к отношениям сторон и нормы статьи 89 Жилищного кодекса РСФСР. Согласно названной статье в случае выезда нанимателя и членов его семьи на постоянное жительство в другое место договор найма считается расторгнутым со дня выезда. По смыслу приведенной нормы, договор найма жилого помещения может считаться расторгнутым лишь сторонами договора (наймодателем и нанимателем), и только в случае выезда на постоянное жительство в другое место и нанимателя и членов его семьи, то есть всех вместе, а не отдельных членов семьи нанимателя без самого нанимателя. Такие обстоятельства в данном деле отсутствовали. Поэтому применять приведенную норму статьи 89 Жилищного кодекса РСФСР к отношениям между нанимателем жилого помещения (Х.С.А.) и членом семьи нанимателя (Х.Е.С.) у суда не было правовых оснований.

С учетом изложенного, обжалуемые судебные постановления нельзя признать законными. Они приняты с существенным нарушением норм процессуального и материального права, что в соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для их отмены.

Руководствуясь статьями 387, 388 и 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

определение судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 22 сентября 2003 года и постановление президиума Ярославского областного суда от 11 мая 2005 года - отменить, оставить в силе решение Заволжского районного суда г. Ярославля от 19 августа 2003 года.



Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 31 января 2006 г. N 8-В05-12


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.