Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 сентября 2006 г. N 9-О06-53 Приговор в отношении осужденных за создание банды, участие в совершаемых ею разбойных нападениях, покушение на убийство, незаконное изготовление, хранение, ношение, перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов подлежит изменению, поскольку суд признал в качестве смягчающих наказание обстоятельств активное способствование раскрытию преступления и изобличению других соучастников преступления

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 29 сентября 2006 г. N 9-О06-53


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрела в судебном заседании 29 сентября 2006 года кассационные жалобы осужденных А., К.В.И., К.И.Г., Л., М.Б.А., С.М.Н. на приговор Нижегородского областного суда от 12 апреля 2006 года, которым

А., 25 мая 1958 года рождения, уроженец с. Печи Лукояновского района, житель г. Павлово Нижегородской области, судимый 27 июля 1992 года по ст.ст. 17, 102 п. "е", 77 УК РСФСР к 12 годам лишения свободы, 23 сентября 2004 года с изменениями, внесенными постановлением президиума Нижегородского областного суда от 19 января 2006 года по ст. 162 ч. 3 п.п. "а, в" УК РФ к 12 годам лишения свободы,

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года на 12 лет, по ст. 226 ч. 4 п.п. "а, б" УК РФ на 10 лет, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 15 лет.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ наказания, не отбытое по приговору 23 сентября 2004 года частично присоединено и окончательно назначено 18 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По ст.ст. 222 ч. 3, 209 ч.ч. 1, 2 УК РФ А. оправдан за отсутствием в его деянии состава преступления;

К.В.И., 28 ноября 1955 года рождения, уроженец и житель г. Павлово Нижегородской области, судимый 23 февраля 1995 года по ст.ст. 103, 1442 УК РСФСР на 9 лет лишения свободы, освобожден 3 декабря 1999 года условно-досрочно на 10 месяцев 22 дня,

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо слов "ст.ст. 103, 1442 УК РСФСР" следует читать "ст.ст. 103, 144 ч. 2 УК РСФСР"


осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года на 13 лет, по ст. 226 ч. 4 п.п. "а, б" УК РФ в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года на 11 лет, по ст. 162 ч. 2 УК РФ в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года за преступления от 7 и 25 сентября 2003 года на 8 лет, по ст. 222 ч. 1 УК РФ в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года на 2 года 6 месяцев, по ст. 209 ч. 2 УК РФ за преступление в июне 2004 года на 10 лет, по ст. 223 ч. 3 УК РФ на 6 лет, по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ по эпизоду нападения на магазин ЧП Газиева на 13 лет, по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ по эпизоду нападения на АЗС N 159 на 13 лет, по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ по эпизоду нападения на магазин ЧП Лиминой на 13 лет, по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 6 лет, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 20 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 209 ч. 2 УК РФ в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года по предъявленному обвинению в совершении преступления в 2003 года К.В.И. оправдан за отсутствием в деянии состава преступления;

К.И.Г., 13 августа 1972 года рождения, уроженец г. Горького, житель г. Горбатов Нижегородской области, неоднократно судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 10 лет, по ст. 223 ч. 3 УК РФ на 6 лет, по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ по эпизоду нападения на магазин ЧП Газиева на 12 лет, по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ по эпизоду нападения на АЗС N 159 на 12 лет, по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ по эпизоду нападения на С.Н.В. на 13 лет 6 месяцев, по ст.ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 14 лет, по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ по эпизоду нападения на ЧП Лиминой на 12 лет, по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 6 лет, по ст. 317 УК РФ на 17 лет, по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 3 года, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 24 года с отбыванием первых 5 лет в тюрьме остального срока в исправительной колонии строгого режима;

Л., 8 августа 1976 года рождения, дважды судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 3 УК РФ в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года на 13 лет, по ст. 226 ч. 4 п.п. "а, б" УК РФ в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года на 11 лет, по ст. 162 ч. 2 УК РФ в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года на 7 лет, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 16 лет.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ наказание не отбытое по приговору от 23 сентября 2004 года частично присоединено и окончательно назначено 19 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

М.Б.А., 2 августа 1957 года рождения уроженец и житель г. Павлово Нижегородской области, судимый 27 июля 1992 года по ст.ст. 77, 102 п.п. "а, е", 146 ч. 2 п.п. "а, б, е", 218 ч. 1 УК РСФСР к 15 годам лишения свободы, освобожден 28 ноября 2001 года условно-досрочно на 4 года 1 месяц 2 дня,

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года на 13 лет, по ст. 226 ч. 4 п.п. "а, б" УК РФ в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года на 10 лет, по ст. 209 ч. 1 УК РФ за преступление в июне 2004 года на 13 лет, по ст. 223 ч. 3 УК РФ на 6 лет, по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ по эпизоду нападения на магазин ЧП Газиева на 13 лет, по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ по эпизоду нападения на С.Н.В. на 13 лет, по ст. 222 ч. 3 УК РФ за преступление в июне 2004 года на 6 лет, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 21 года.

На основании ст.ст. 79 ч. 7, 70 УК РФ условно-досрочное освобождение отменено и по совокупности приговоров назначено 22 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 222 ч. 3 УК РФ в редакции ФЗ от 13 июня 2003 года, ст. 209 ч. 2 УК РФ в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года М.Б.А. оправдан за отсутствием в его деянии состава преступления;

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо слов "в редакции ФЗ от 13 июня 2003 года" следует читать "в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года"


С.М.Н., 15 апреля 1983 года рождения, уроженец и житель г. Ворсма Павловского района Нижегородской области, судимый 23 сентября 2004 года с учетом изменений, внесенных постановлением президиума Нижегородского областного суда от 19 января 2006 года по ст. 162 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года к 10 годам лишения свободы,

осужден по ст. 162 ч. 2 УК РФ в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года к 7 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ наказание назначено по приговору от 23 сентября 2003 года частично присоединено и окончательно назначено 13 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Принято решение о взыскании с осужденных материального ущерба и компенсации морального вреда в пользу потерпевших.

Заслушав доклад судьи Т.А.И., объяснения осужденных А., М.Б.А., К.В.И., К.И.Г., Л., С.М.Н., адвокатов Ч.Л.А., С.А.И., К.С.В., М.О.В., поддержавших жалобы, мнение прокурора Сав., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила

Признаны виновными:

А., К.В.И., Л., М.Б.А. в совершении 9 августа 2003 года организованной группой разбойного нападения на Ч-вых с незаконным проникновением в жилище, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, с применением предметов, используемых в качестве оружия, а также хищения огнестрельного оружия и боеприпасов.

К.В.И., Л., С.М.Н. 7 сентября 2003 года в совершении по предварительному сговору разбойного нападения на магазин ЧП Ушаковой с незаконным проникновением в помещение, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия.

К.В.И. 25 сентября 2003 года в совершении разбойного нападения на коммерческий киоск "Байконур" с применением оружия, угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, а 9 августа, 7 и 25 сентября 2003 года - в незаконном ношении огнестрельного оружия.

М.Б.А. - в создании в июне 2004 года банды, участии в ее составе в нападениях, а К.В.И. и К.И.Г. - в участии в банде и совершаемых ею нападениях.

М.Б.А., К.В.И., К.И.Г. - в незаконном изготовлении огнестрельного оружия, разбойных нападениях на магазин ЧП Газиева, АЗС N 159 ЧП Назарова, совершенных организованной группой 10 июня 2004 года.

М.Б.А., К.И.Г. - в разбойном нападении на С.Н.В. организованной группой, с применением оружия, М.Б.А. - с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, а К.И.Г. - и с применением такого насилия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, покушении на убийство С.Н.В., сопряженном с разбоем, совершенных 14 июня 2004 года.

К.В.И., К.И.Г. - в разбойном нападении на магазин "Продукты" ЧП Лиминой с применением оружия, организованной группой, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья совершенном 15 июня 2004 года.

М.Б.А., К.В.И., К.И.Г. - в незаконном хранении, ношении, перевозке огнестрельного оружия и боеприпасов организованной группой, совершенных в июне 2004 года.

К.И.Г. - в незаконном хранении, ношении, перевозке огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенных с 15 по 20 июня 2004 года.

К.И.Г. - в посягательстве на жизнь сотрудника милиции Чир. в целях воспрепятствования законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, совершенном 20 июня 2004 года.

Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

осужденный А. просит об отмене приговора, ссылаясь на то, что приговор основан на предположениях, С.М.Н. на следствии заставили оговорить его. Он занимался частным извозом, кто садился в его автомашину, кого М.Б.А. посадил в его автомашину, он не знал. М.Б.А. подтвердил, что именно он посадил в его автомашину дагестанцев, привез их из г. Ворсма для совершения преступления. Банду он не создавал, преступления не планировал, оружие не приобретал. Л. также подтвердил в суде, что на следствии он оговорил его в результате применения недозволенных методов расследования. Считает, что квалифицирующий признак - совершение разбоя и хищение огнестрельного оружия организованной группой вменен ему необоснованно, так как на месте совершения преступления он не был, его никто не опознал. Ему не было известно, что в доме Ч-вых имеется оружие и что оно будет похищено;

осужденный С.М.Н. просит об отмене приговора, ссылаясь на то, что он не причастен к совершенным преступлениям, суд необоснованно признал его виновным в совершение нападения магазин потерпевшей У. На предварительном следствии он вынужден был оговорить себя в результате применения физического и психического насилия. О совершенном преступлении он узнал от О.;

осужденный М.Б.А. просит приговор изменить, по эпизоду нападения на Ч-вых переквалифицировать его действия со ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года на ст. 316 УК РФ, со ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ на ст. 162 ч. 3 УК РФ по эпизоду нападения на С.Н.В., ЧП "Гизиев" и АЗС N 159, со ст. 222 ч. 3 на ст. 222 ч. 2 УК РФ, отменить приговор по ст. 209 ч. 1, 226 ч. 4 п.п. "а, б" УК РФ в связи с отсутствием состава преступления, по ст. 223 ч. 3 УК РФ в связи с непричастностью к преступлению, снизить назначенное ему наказание. Как утверждает осужденный, он лишь укрывал оружие, похищенное у Ч-вых, однако в дом не проникал и не знал, что там будет похищено оружие. Банду он не создавал, три разбойных нападения с его участием было совершено в разном количественном составе, при этом он не был лидером, преступления заранее на планировались, разбои не совершались в составе организованной группы, 10 июня 2004 года в нападении на ЧП "Газиев" вместо К.В.И. с ним участвовал О. В изготовлении огнестрельного оружия он также осужден необоснованно, так как в видоизмененном состоянии оружие ему привез О. Хранил, носил и перевозил он огнестрельное оружие в составе обычной группы, а не в составе организованной группы. При назначении наказания суд не учел его состояние здоровья, семейное положение, способствование раскрытию преступлений;

осужденный К.И.Г. просит приговор изменить, снизить ему наказание в виде лишения свободы, отменить приговор в части его осуждения по ст. 223 ч. 3, 209 ч. 2 УК РФ, переквалифицировать его действия со ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ на ст. 162 ч. 3 УК РФ, ссылаясь на то, что он осужден неправильно, так как оружие он не изготавливал, а увидел его уже переделанным и обрезанным. На предварительном следствии он в силу юридической неграмотности признавал себя виновным по ст. 209 УК РФ. В банде он не состоял, а просто совершил несколько разбойных нападений. По делу не установлены признаки банды. М.Б.А. не был лидером и ему никто не подчинялся. Не совершал он разбоев и в составе организованной группы. К этим нападениям тщательно не готовились. При нападении на водителя С.Н.В. он по своей инициативе достал карабин и произвел выстрел в водителя неожиданно для М.Б.А.. При назначении наказания суд не в полной мере учел смягчающие обстоятельства, данные его характеризующие, поэтому просит о смягчении наказания с применением ст.ст. 61, 64 УК РФ;

осужденный К.В.И. просит разобраться в деле, ссылаясь на то, что в банде он не участвовал и по делу не установлены признаки банды. На предварительном следствии уличающие показания были даны в результате применения физического и психологического давления. Считает, что доказательств участия его в банде в обвинении и приговоре не приведено, приговор основан на предположениях. По ст. 223 ч. 3 УК РФ просит приговор отменить, ссылаясь на свою непричастность к этому преступлению, утверждает, что на предварительном следствии оговорил себя в результате применения к нему насилия;

осужденный Л. просит об отмене приговор, прекращении дела, ссылаясь на то, что доказательства на предварительном следствии были получены с нарушением уголовно-процессуального закона, уличающие показания осужденные давали в результате оказанного на них давления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению в отношении М.Б.А. и К.В.И.

Вина А., К.В.И., К.И.Г., Л., М.Б.А., С.М.Н. в совершенных преступлениях подтверждена не только уличающими показаниями осужденных, но и протоколами осмотра мест происшествия, изъятия вещественных доказательств, показаниями потерпевших, свидетелей, заключениями экспертиз, другими исследованными в суде и приведенными в приговоре доказательствами, которым суд дал всестороннюю и правильную оценку.

Доводы осужденного А. о том, что С.М.Н., Л. на следствии оговорили его в результате применения недозволенных методов расследования, он не знал, что в г. Ворсма он привозил М.Б.А. и его знакомых для совершения преступления, доводы К.В.И., М.Б.А., Л. о том, что к месту преступления при нападении на Ч-вых приезжал не А., а О., в суде были тщательно проверены и обоснованно признаны несостоятельными. В приговоре приведены убедительные мотивы, по которым суд пришел к такому выводу.

Как видно из материалов дела и правильно установлено судом, осужденные М.Б.А., К.В.И., Л., а также и сам А., при даче показаний об обстоятельствах нападения на Ч-вых, независимо друг от друга, подтверждая в той или иной степени свое участие, вообще не показывали об участии в нападении О. Версия об участии О. в совершении преступлений у осужденных возникла после смерти О. о чем им стало известно и только в судебном заседании.

Судом были тщательно проверены уличающие показания всех осужденных, при этом установлено, что такие показания осужденные давали неоднократно, в том числе и в условиях, исключающих применение каких-либо недозволенных методов расследования, с соблюдением их права на защиту, с разъяснением положений ст. 51 Конституции РФ.

При таких обстоятельствах суд обоснованно отверг утверждения осужденных о том, что уличающие показания они давали вследствие применения к ним физического и психологического насилия.

Кроме того, у суда не было оснований сомневаться в достоверности показаний потерпевших Ч-вых, последовательно показывавших об обстоятельствах совершенного на них нападения. При этом показания потерпевших согласуются и с уличающими показаниями самих осужденных, данных ими в ходе предварительного расследования.

В приговоре приведены убедительные мотивы, по которым суд признал достоверными одни показания осужденных и отверг другие.

Из показаний Ч-вой следует, что у одного из нападавших было огнестрельное оружие в виде обреза двуствольного куркового охотничьего ружья, которым нападавший угрожал, требовал не только деньги, золото, коллекцию икон, но и оружие, сразу же спросил, где находится сейф с оружием. О том, что потерпевшая и ее муж не только ювелиры, но и занимаются охотой и в связи с этим имели на законных основаниях огнестрельное оружие, знали многие жители г. Павлово. По поведению напавших, которых было 4 человека, потерпевшая поняла, что все они действуют по заранее разработанному плану, согласованно и представляют единую преступную группу.

Сами А. и М.Б.А. в суде не отрицали, что они ездили в Н. Новгород, откуда привези двух кавказцев, а после 23 часов приезжали к К.В.И., у которого увидели похищенное оружие и ящики с серебром.

К.В.И. на предварительном следствии подробно показывал об обстоятельствах совершения нападения на Ч-вых совместно с А., М.Б.А., Л. и двумя кавказцами, которых А. и М.Б.А. привезли из Н. Новгорода.

Осужденный Л. на следствии подтверждал, что А. приезжал к нему вместе с М.Б.А. и предлагал совершить нападение на ювелира, и он принял в этом участие.

Из материалов дела видно, что уличающие показания и Л. давал в присутствии своего адвоката. Ссылка Л. на принуждения со стороны органов следствия, также не нашли своего подтверждения.

Потерпевшая Ч-ва подтвердила и то, что она присутствовала при проверке показаний К.В.И. на месте, при этом убедилась, что К.В.И. настолько ориентировался в их доме, что она поняла, что его показания об обстоятельствах нападения являются достоверными.

Обоснованно опровергнуты судом и доводы осужденного К.В.И. о наличии у него алиби.

Изъятые в ходе расследования карабины были опознаны потерпевшим Ч-вым, а обрез охотничьего ружья, изъятый у К.В.И., опознан потерпевшей Ч-вой.

В приговоре приведены убедительные мотивы, по которым суд признал доказанным совершение нападения А., М.Б.А., К.В.И. и Л. на Ч-вых в составе организованной группы.

Хотя А. и М.Б.А. из опасения их опознания не принимали непосредственного участия в нападении на Ч-вых, однако они заранее обговорили свою роль в этом нападении, договорились и доставили к месту преступлений других участников нападения, обеспечили подготовку нападения, своевременный отъезд с места преступления.

При таких обстоятельствах суд правильно пришел к выводу о совершении разбойного нападения на Ч-вых и хищение огнестрельного оружия организованной группой.

С учетом тщательной подготовки разбойного нападения на Ч-вых, с учетом того, что все похищенное оружие потерпевших не только было спрятано, но и применялось в дальнейших преступных целях, в том числе и М.Б.А., несостоятельными являются утверждения последнего о том, что он принял участие лишь в сокрытии похищенного у Ч-вых огнестрельного оружия.

Все признаки организованной группы при нападении на Ч-вых судом перечислены в приговоре с приведением доказательств, подтверждающих совершение этого нападения и хищения огнестрельного оружия именно организованной группой.

Доводы С.М.Н. о том, что он оговорил себя в совершении нападения на магазин потерпевшей У., судом обоснованно отвергнуты. При этом судом установлено, что уличающие показания самого С.М.Н. полностью согласуются, как с показаниями других соучастников преступления, так и лица, в отношении которого уголовное дело прекращено в связи с его смертью.

Эти показания согласуются и с показаниями потерпевшей Кр.

Сам С.М.Н., давая уличающие показания, в деталях описывал не только обстоятельства совершения преступления, но и особенности строения магазина.

По эпизоду нападения на ЧП "Газиев" доводы К.В.И. о том, что с ним участвовал О., судом также были тщательно проверены и обоснованно признаны несостоятельными.

У суда не было оснований сомневаться в достоверности уличающих показаний осужденного К.И.Г., который и на предварительном следствии, и в суде подтвердил, что на магазин ЧП Газиева он совершил совместно с М.Б.А. и К.В.И., О. в нападении не принимал участия и оснований оговаривать М.Б.А. и К.В.И. у него не имеется.

Сами М.Б.А. и К.В.И. в ходе следствия, также не показывали о том, что в этом разбойном нападении принимал участие О.

По делу с достоверностью установлено, что М.Б.А. и К.И.Г. и после освобождения из мест лишения свободы продолжали поддерживать между собой дружеские отношения, совместно обсуждали планы нападений, совместно вооружались огнестрельным оружием, тщательно готовились к разбоям.

Проверив уличающие показания осужденного К.В.И., суд обоснованно пришел к выводу о том, что о своем участии в этом разбойном нападении К.В.И. показывал настолько подробно и обстоятельно, что без фактического пребывания в этом магазине он не смог бы дать такие показания.

При таких обстоятельствах суд правильно отверг утверждения К.В.И. о том, что об этих обстоятельствах он показывал со слов О.

С достоверностью установлено судом и изготовление оружия осужденными М.Б.А., К.В.И. и К.И.Г. в составе организованной группы.

Из показаний осужденного К.В.И., данных им в ходе расследования, установлено, что после хищения трех винтовок, несколько гладкоствольных охотничьих ружей, одного духового ружья, а всего 8 стволов, оружие забрали А. и М.Б.А. с целью спрятать его в надежном месте. Когда М.Б.А. и К.И.Г. решили совершить разбойное нападение на магазин в г. Богородске, все вместе решили взять с собой оружие, поехали к знакомым М.Б.А., где хранилось оружие, в гараже с помощью ножовки по металлу они по очереди отпилили приклады у винтовок, а у винтовки калибра 4,45 отпилили и часть ствола. Это сделали для того, чтобы оружие было удобнее носить.

Эти показания К.В.И. подтвердил и на месте и указал место сокрытия отпиленных частей, место утопления обреза, патронов и гранаты.

Сам М.Б.А. подтверждал, что он из карабинов "Вепрь" и охотничьего ружья изготовил обрезы для последующего совершения разбойных нападений.

У М.Б.А. были изъяты обрезы, изготовленные из похищенного у Ч-ва огнестрельного оружия. С достоверностью установлено и то, что разбои осужденные совершали с применением этих обрезов.

Доводы осужденных о том, что обрезы были изготовлены О., а к ним попали уже в изготовленном виде, суд обоснованно признал несостоятельными и в приговоре привел мотивы, по которым пришел к такому выводу.

Кроме изготовления обрезов из огнестрельного оружия М.Б.А., К.В.И. и К.И.Г. хранили, перевозили, носили огнестрельное оружие и боеприпасы.

Все эти действия совершались организованной группой, поэтому судом дана им правильная правовая оценка.

По другим эпизодам вина не оспаривается и подтверждена совокупностью исследованных в суде и приведенных в приговоре доказательств.

Доводы М.Б.А. о том, что он не создавал банду, доводы осужденных К.В.И., К.И.Г. о том, что они не участвовали в банде, в суде были тщательно проверены и обоснованно признаны несостоятельными.

Как видно из материалов дела и правильно установлено судом, М.Б.А. не только организовал устойчивую вооруженную группу для совершения нападений, но и руководил ею при подготовке этих нападений. Именно он обеспечивал участников банды хранившемся у него похищенным у Ч-вых огнестрельным оружием. Именно М.Б.А. познакомил К.В.И. и К.И.Г., которые и вошли в состав банды, и стали совместно совершать нападения.

Характер подготовки разбойных нападений, подбор участников устойчивой вооруженной группы, выбор объектов для нападений, использование оружия и иных предметов, облегчающих совершение преступлений и их сокрытие, позволили суду прийти к правильному выводу о том, что М.Б.А., К.В.И., К.И.Г. в период с 10 по 15 августа 2004 года в разных составах четыре разбойных нападений совершили в составе банды, а именно, нападения на магазин ЧП Газиева, на АЗС N 159, на С.Н.В., на магазин ЧП Лиминой.

Деятельность устойчивой вооруженной группы была пресечена в результате задержания правоохранительными органами К.И.Г. с последующим задержанием М.Б.А. и К.В.И.

При таких обстоятельствах необоснованными являются утверждения осужденных о том, что по делу не установлены признаки, необходимые для квалификации совершенных нападений в составе банды.

Правовая оценка содеянного А., М.Б.А., К.В.И., К.И.Г., Л., С.М.Н. судом дана правильно.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора по делу не допущено.

При назначении наказания А., К.И.Г., Л., С.М.Н. судом в полной мере учтены, как общественная опасность содеянного, так и данные о личности осужденных все смягчающие и отягчающие их наказание обстоятельства, в том числе и те, на которые ссылаются осужденные в своих жалобах. Оснований для снижения наказания не имеется.

Вместе с тем, при назначении наказания К.В.И. и М.Б.А. суд необоснованно не признал в качестве смягчающих их наказание обстоятельств, активное способствование раскрытию преступления, изобличение других соучастников преступления.

Приведенные смягчающие обстоятельства были указаны в обвинительном заключении. Эти обстоятельства судом не признавались не соответствующими материалам дела. Суд мотивировал их непризнание за таковые по тем основаниям, что К.В.И. и М.Б.А. "в судебном заседании кардинально изменили показания и не способствовали установлению объективной истины по делу и изобличению других соучастников преступлений".

Такая позиция суда противоречит требованиям уголовно-процессуального закона.

В соответствие со ст. 16 ч. 2 УПК РФ, суд обеспечивает обвиняемому возможность защищаться всеми не запрещенными настоящим Кодексом способами и средствами.

Из этого положения закона следует, что изменившаяся в судебном заседании позиция обвиняемого по отношению к предъявленному обвинению, избранный обвиняемым иной способ защиты не могут ставиться ему в вину и исключать смягчающие обстоятельства, установленные в ходе расследования.

С учетом наличия указанных смягчающих обстоятельств мера наказания К.В.И. и М.Б.А. подлежит снижению.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Нижегородского областного суда от 12 апреля 2006 года в отношении К.В.И., М.Б.А. изменить, признать в качестве смягчающих их наказание обстоятельств активное способствование раскрытию преступления, изобличение других соучастников преступления.

Наказание, назначенное М.Б.А. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ снизить до 20 (двадцати) лет 6 месяцев лишения свободы.

На основании ст.ст. 79 ч. 3, 70 УК РФ частично присоединить М.Б.А. наказание, не отбытое по приговору от 27 июля 1992 года и окончательно назначить ему 21 (двадцать один) год 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Наказание, назначенное К.В.И. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ снизить до 19 (девятнадцати) лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор о них, а также приговор в отношении А., К.И.Г., Л., С.М.Н. оставить без изменения, кассационные жалобы А., К.В.И., К.И.Г., Л., М.Б.А., С.М.Н. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 сентября 2006 г. N 9-О06-53


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.