Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 ноября 2006 г. N 41-О06-58СП Поскольку судья на основании вердикта присяжных заседателей прекратил уголовное дело за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности, но при этом в оправдательном приговоре высказался по вопросу квалификации действий подсудимого, дело направлено на новое рассмотрение со стадии обсуждения последствий вердикта

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 1 ноября 2006 г. N 41-О06-58СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя В.В.И. на приговор Ростовского областного суда с участием присяжных заседателей от 8 июня 2006 года, по которому

У., родившийся 4 апреля 1957 года в г. Новочеркасске Ростовской области, с высшим образованием, несудимый,

оправдан по ст.ст. 105 ч. 2 п. "а"; 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. "а, к", 222 ч. 1 УК РФ в связи с вынесением оправдательного вердикта и непричастностью к совершению указанных преступлений;

на постановление судьи Ростовского областного суда от 8 июня 2006 года, которым уголовное дело в отношении У. по ст. 108 ч. 1 УК РФ прекращено за истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности на основании п. 2 ч. 1 ст. 27 УК РФ.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо слов "п. 2 ч. 1 ст. 27 УК РФ" следует читать "п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ"


Заслушав доклад судьи "...", объяснения адвоката В.Н.И., просившей представление государственного обвинителя оставить без изменения, мнение прокурора Х., полагавшего приговор и постановление отменить, судебная коллегия установила:

вердиктом присяжных заседателей признано доказанным, что, находясь в кафе за одним столом с Л., С., Ф., О., У. отказался выполнить требование последнего покинуть центральный рынок г. Новочеркасска вместе с казаками, осуществляющими охрану рынка, и пытался покинуть кафе. О. крикнул ему: "Стоять" и выстрелил в У. из револьвера. Последний ударил О. по руке с револьвером и произошел непроизвольный выстрел в сторону С. В процессе борьбы за револьвер между О. и У., произошел непроизвольный выстрел в сторону Ф. После чего О. оступился и револьвером завладел У. О. угрожая убийством, сделал движение руки в сторону куртки. У. воспринял его слова и действия, как намерение достать из куртки и применить нож с выбрасывающимся лезвием, который перед этим демонстрировал О. и, опасаясь реализации высказанных в его адрес угроз и желая не допустить применение ножа, выстрелил из револьвера в О., лишив его жизни.

На основании вердикта присяжных заседателей председательствующий вынес оправдательный приговор в отношении У. по фактам убийства О. и причинения телесных повреждений С. и Ф.

Присяжные также установили, что после выстрела в О. У. увидев, что "сидящий за этим же столом Л. потянулся рукой к себе под пиджак и, полагая, что он намерен достать и применить пистолет, так как за несколько часов до этого видел Л. и при соприкосновении с ним рукой почувствовал кобуру с пистолетом под одеждой, опасаясь и желая предотвратить его применение, выстрелил ему в голову из револьвера". В результате этих действий наступила смерть Л.

На основании вердикта председательствующий квалифицировал действия У., повлекшие смерть Л., по ст. 108 ч. 1 УК РФ и в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24 и п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ уголовное дело прекратил за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

В кассационном представлении государственный обвинитель В. просит приговор и постановление отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии обсуждения последствий вердикта, ссылаясь на то, что председательствующий неправильно истолковал вердикт присяжных заседателей по эпизоду убийства Л. Из обстоятельств, установленных вердиктом присяжных заседателей, следует, что Л. не совершал действий, которые можно было расценить как общественно опасное посягательство, сопряженное с насилием, опасным для жизни оборонявшегося, он не угрожал У. словесно или иным способом, не имел оружия; в момент производства выстрела в потерпевшего оружие находилось только у У. Автор представления считает, что действия У. следует квалифицировать по ст. 105 ч. 1 УК РФ; нарушены п.п. 1, 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ. Вынося оправдательный приговор, суд руководствовался п. 2 ст. 350 УПК РФ, когда ему следовало руководствоваться п. 3 ст. 350 УК РФ и п. 8 ст. 302 УПК РФ. При этом в резолютивной части обвинительного приговора должно было быть указано на освобождение У. от наказания или вынесении приговора без назначения наказания.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо слов "п. 3 ст. 350 УК РФ" следует читать "п. 3 ст. 350 УПК РФ"


В возражениях на кассационное представление адвокат К. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия считает, что приговор и постановление судьи подлежат отмене по следующим основаниям.

Вердикт коллегии присяжных заседателей основан на всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела.

Вопросный лист, напутственное слово председательствующего и вердикт присяжных заседателей отвечают требованиям ст.ст. 339, 340, 343 УПК РФ.

Согласно части 8 статьи 302 УПК РФ если основания прекращения уголовного дела, указанные в п. 3 ч. 1 ст. 24 УК РФ (истечение сроков давности привлечения к уголовной ответственности), обнаруживаются в ходе судебного разбирательства, то суд продолжает рассмотрение уголовного дела в обычном порядке до его разрешения по существу и постановляет обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо слов "п. 3 ч. 1 ст. 24 УК РФ" следует читать "п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ"


В соответствии со ст. 350 УПК РФ разбирательство уголовного дела в суде с участием присяжных заседателей заканчивается постановлением обвинительного приговора с назначением наказания и освобождением от него в случаях, предусмотренных ст. 302 УПК РФ.

По настоящему уголовному делу, на основании вердикта присяжных заседателей, суд пришел к выводу, что действия У. по эпизоду убийства Л., следует квалифицировать по ст. 108 ч. 1 УК РФ и истекли сроки давности уголовного преследования, однако в нарушении указанных выше требований уголовно-процессуального закона, председательствующий постановлением прекратил уголовное дело за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности. При этом в оправдательном приговоре по эпизодам убийства О. и причинения телесных повреждений С. и Ф. председательствующий высказался по вопросу квалификации действий У. и по эпизоду убийства Л.

При таких обстоятельствах оправдательный приговор и постановление подлежат отмене, а дело направлению на новое судебное рассмотрение со стадии обсуждения последствий вердикта, в ходе которого следует проверить и другие доводы, указанные в кассационном представлении.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Ростовского областного суда с участием присяжных заседателей от 8 июня 2006 года, постановление судьи Ростовского областного суда от 8 июня 2006 года в отношении У. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии обсуждения последствий вердикта в тот же суд, но в ином составе суда.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 ноября 2006 г. N 41-О06-58СП


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.