Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 ноября 2006 г. N 58-В06-82 При новом рассмотрении дела по заявлению о взыскании недополученной компенсации по целевым расчетным чекам суду следует выяснить, выполнено ли ответчиком обязательство перед истицей в том объеме, в каком это было предусмотрено постановлением Правительства РФ о государственных долговых товарных обязательствах

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ
от 14 ноября 2006 г. N 58-В06-82


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 14 ноября 2006 года гражданское дело по иску Л. к Правительству Российской Федерации о взыскании неполученной компенсации по целевому расчетному чеку по надзорной жалобе представителя Министерства финансов Российской Федерации - руководителя Управления Федерального казначейства по Хабаровскому краю Г. на решение Верхнебуреинского районного суда Хабаровского края от 28 марта 2003 года, кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 18 сентября 2003 года и постановление президиума Хабаровского краевого суда от 03 мая 2005 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации П., изучив материалы дела, переданного в суд надзорной инстанции определением судьи Верховного Суда Российской Федерации П.,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Л. ноябре 2002 года обратился в суд с иском к Правительству Российской Федерации о взыскании недополученной компенсации по целевым расчетным чекам. В обоснование своих требований указал на то, что после накопления на его целевом счете в Чегдомынском отделении Сбербанка РФ N 5529 полной стоимости легкового автомобиля марки "ВАЗ-2109" ему были выданы целевые расчетные чеки 301 N 08542 и 301 N 082545 с правом получения названного автомобиля во втором квартале 1992 года. Однако ответчик обязательство по предоставлению автомобиля не выполнил, в указанный срок он не был предоставлен. 29 июня 1994 года по целевым расчетным чекам ему выплачена лишь частичная денежная компенсация в сумме 7904478 неденоминированных рублей (41,2% стоимости автомобиля).

Решением Верхнебуреинского районного суда Хабаровского края от 28 марта 2003 года иск Л. удовлетворен, в его пользу с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации взыскано 67398 рублей.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 18 сентября 2003 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Постановлением президиума Хабаровского краевого суда от 03 мая 2005 года судебные постановления суда первой и второй инстанции оставлены без изменения.

В надзорной жалобе представитель Министерства финансов Российской Федерации - руководитель Управления Федерального казначейства по Хабаровскому краю Г. просит отменить судебные постановления, вынесенные по данному делу, по мотиву их незаконности, и принять новое судебное постановление об отказе в иске Л.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 23 мая 2006 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 11 октября 2006 года дело передано для рассмотрения по существу в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, основаниями для отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

При рассмотрении данного дела существенное нарушение норм материального права допущено судом первой, второй и надзорной инстанции.

Взыскивая в пользу Л. с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации разницу между стоимостью указанного в целевом расчетном чеке автомобиля и ранее выплаченной истцу Чегдомынским отделением N 5529 Сбербанка РФ денежной компенсацией, суд исходил из того, что государственные долговые товарные обязательства в силу закона "О государственных долговых товарных обязательствах" и норм гражданского законодательства подлежат исполнению надлежащим образом, одностороннее изменение условий исполнения обязательств не допускается. Однако ответчик, выплатив в июне 1994 году истцу по делу денежную компенсацию в размере лишь части стоимости автомобиля в указанный период времени, нарушил эти требования закона, односторонне изменил условия долгового товарного обязательства.

С таким выводом суда первой инстанции согласились судебная коллегия по гражданским делам и президиум Хабаровского краевого суда. При этом суд надзорной инстанции указал, что в возникших государственных долговых товарных обязательствах исключается добровольность и беспрепятственность в осуществлении гражданами своих гражданских прав, а также надлежащее исполнение государством этих обязательств перед поставленными в условия вынужденного погашения целевых расчетных чеков их владельцами.

Между тем вывод суда первой инстанции сделан с нарушением норм материального права.

Открытие целевых денежных вкладов Сберегательного банка СССР и выдача целевых расчетных чеков на приобретение легковых автомобилей осуществлялись в соответствии с Правилами приема учреждениями Сберегательного банка СССР целевых вкладов на приобретение легковых автомобилей, утвержденными приказом Председателя Правления Сберегательного банка СССР и Министра торговли СССР от 28 июля 1988 года.

Первоначальным заемщиком по договору целевого вклада выступал Союз ССР. Российская Федерация стала правопреемником обязательств СССР по данным обязательствам согласно Закону Российской Федерации от 13 ноября 1992 года N 3877-1 "О государственном внутреннем долге Российской Федерации".

В возникших правоотношениях между Л. и Российской Федерацией Л. выступает заимодавцем, Российская Федерация - заемщиком, целевой расчетный чек является долговым документом.

В соответствии со статьей 3 Закона Российской Федерации "О государственном внутреннем долге Российской Федерации", после утраты названным законом силы статьей 101 Бюджетного кодекса Российской Федерации на Правительство Российской Федерации возложено управление государственным внутренним долгом.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 16 апреля 1994 года N 344 "О государственных долговых товарных обязательствах" Министерству финансов Российской Федерации поручено выкупить целевые чеки на приобретение автомобилей, выданные до 2 января 1992 года с правом получения в 1992 году, по цене 70-кратной номинальной стоимости чека с зачислением средств во вклады банков, а также проиндексировать остатки целевых вкладов на приобретение легковых автомобилей по состоянию на 1 января 1992 года в 70 - кратном размере. Этим же постановлением Правительства РФ установлено, что указанные целевые чеки выкупаются, и вклады индексируются у всех владельцев независимо от предусмотренного места приобретения легковых автомобилей (пункт 1).

Л. по его письменному заявлению от 29 июня 1994 года на основании указанного постановления Правительства Российской Федерации получил 29 июня 1994 года в Чегдомынском отделении N 5529 Сберегательного банка РФ денежную компенсацию за автомобиль, что не принято судом во внимание при разрешении спора (л.д. 6, 9).

В силу статьи 408 Гражданского кодекса Российской Федерации надлежащее исполнение прекращает обязательство; если должник выдал кредитору в удостоверение обязательства долговой документ, то кредитор, принимая исполнение, должен вернуть этот документ; нахождение долгового обязательства у должника удостоверяет, пока не доказано иное, прекращение обязательства.

Л., добровольно передав целевые расчетные чеки в отделение Сберегательного банка РФ и получив денежную компенсацию за автомобиль, тем самым согласился с предусмотренным постановлением Правительства РФ от 16 апреля 1994 года N 344 порядком погашения государственной задолженности перед ним, воспользовался предложением о прекращении обязательства путем получения денежной компенсации. В то же время он не был лишен возможности не согласиться с условиями погашения государственных долговых товарных обязательств по целевым расчетным чекам и соответственно требовать исполнения их условий.

Суд применил к возникшим между сторонами правоотношениям нормы статьи 3 Федерального закона от 1 июня 1995 года N 86-ФЗ "О государственных долговых товарных обязательствах" в редакции Федерального закона от 2 июня 2000 года N 80-ФЗ, согласно которым государственные долговые товарные обязательства в виде облигаций государственных целевых беспроцентных займов и целевых чеков на приобретение легковых автомобилей погашаются в 2001-2004 годах в соответствии с Государственной программой погашения в 2001-2004 годах государственного внутреннего долга Российской Федерации по государственным долговым товарным обязательствам. Этой же статьей установлены очередность и условия погашения государственных долговых товарных обязательств по видам заимствования, а также размер выплачиваемой владельцам целевых расчетных чеков денежной компенсации.

Однако судом не учтено, что нормы статьи 3 названного закона, вступившей в силу с 1 января 2001 года не содержат указания на то, что они могут применяться в отношении граждан уже ранее получивших денежную компенсацию за автомобиль по целевым расчетным чекам с правом приобретения автомобиля в 1992 году в соответствии с постановлением Правительства РФ от 16 апреля 1994 года N 344, а, кроме того, в них не предусмотрено право владельцев целевых расчетных чеков на возмещение полной стоимости автомобиля.

Не содержались правила о распространении действия Федерального закона от 1 июня 1995 года N 86-ФЗ "О государственных долговых товарных обязательствах" и в его прежней редакции в отношении граждан, получивших компенсацию за автомобиль по целевым расчетным чекам в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 16 апреля 1994 года N 344.

Таким образом, суд применил к отношениям сторон закон, не подлежащий применению, а, кроме того, неправильно истолковал этот закон.

Согласно пункту 1 статьи 142 Гражданского кодекса Российской Федерации ценной бумагой является документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении. С передачей ценной бумаги переходят все удостоверяемые ею права в совокупности.

В силу пункта 3 статьи 817 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору государственного займа права заимодавца на получение от заемщика предоставленных ему взаймы денежных средств или, в зависимости от условий займа, иного имущества удостоверяются государственной ценной бумагой.

Из приведенных норм Гражданского кодекса Российской Федерации применительно к возникшим между сторонами по настоящему делу правоотношениям по долговым товарным обязательствам следует, что только наличие целевого расчетного чека у владельца (заимодавца) предоставляет ему право требования к заемщику (государству) по данным долговым документам.

Поскольку целевые расчетные чеки с правом приобретения легкового автомобиля в 1992 году истцом, исходя из действующих на тот период времени правовых норм, были сданы в отделение Сбербанка РФ и им получена денежная компенсация, тем самым государственное долговое товарное обязательство перед ним погашено (исполнено), то вывод суда о том, что истцом не утрачено право требовать выплаты денежной компенсации по погашенным целевым расчетным чекам в соответствии с Федеральным законом от 1 июня 1995 года N 86-ФЗ "О государственных долговых товарных обязательствах" в редакции Федерального закона от 2 июня 2000 года N 80-ФЗ, нельзя признать законным.

Довод суда надзорной инстанции о том, что в возникших государственных долговых товарных обязательствах между истцом и ответчиком исключается добровольность и беспрепятственность в осуществлении гражданами своих гражданских прав, а также надлежащее исполнение государством этих обязательств перед поставленными в условия вынужденного погашения целевых расчетных чеков их владельцами, Судебная коллегия признает несостоятельным. В материалах дела отсутствуют доказательства того, что истец был лишен возможности добровольно, беспрепятственно осуществлять свои гражданские права, вынужденно согласился на условия погашения целевых расчетных чеков путем получения денежной компенсации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 16 апреля 1994 года N 344 "О государственных долговых товарных обязательствах" Министерству финансов Российской Федерации поручено выкупить целевые чеки на приобретение автомобилей, выданные до 2 января 1992 года с правом получения в 1992 году по цене 70-кратной номинальной стоимости чека с зачислением средств во вклады банков. Обязанности сдавать целевые расчетные чеки в отделения Сберегательного банка РФ для их погашения и получения соответствующей денежной компенсации данным постановлением на граждан - владельцев чеков не возлагались. Погашение целевых расчетных чеков, выданных Л., путем выплаты денежной компенсации произведено на основании его письменного заявления. Долговое товарное обязательство прекращено по воле Л. (истца).

Судебная коллегия также находит неправильным толкование судом надзорной инстанции статьи 310 Гражданского кодекса Российской Федерации, как не допускающей одностороннее изменение условий обязательства.

В соответствии со статьей 310 Гражданского кодекса Российской Федерации односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. По смыслу приведенной правовой нормы одностороннее изменение условий обязательства допускается в случае, предусмотренном законом. Так, условия погашения государственных долговых товарных обязательств в виде целевых чеков с правом на приобретение легковых автомобилей в 1993-1995 годах были изменены Федеральным законом от 2 июня 2000 года N 80-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в статью 3 Федерального закона "О государственных долговых товарных обязательствах", что не принято во внимание судом надзорной инстанции.

С учетом изложенного вынесенные по настоящему делу судебные постановления нельзя признать законными, в связи с чем они подлежат отмене.

При новом рассмотрении дела суду, исходя их данного Судебной коллегией толкования подлежащих применению к отношениям сторон норм материального права, следует выяснить, выполнено ли ответчиком обязательство перед истицей в том объеме, в каком это было предусмотрено постановлением Правительства Российской Федерации от 16 апреля 1994 года N 344 "О государственных долговых товарных обязательствах".

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387 и 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определила:

решение Верхнебуреинского районного суда Хабаровского края от 28 марта 2003 года, кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 18 сентября 2003 года и постановление президиума Хабаровского краевого суда от 03 мая 2005 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.



Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 ноября 2006 г. N 58-В06-82


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.