Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 ноября 2006 г. N 78-Д06-24 В связи с приведением приговора в отношении осужденного за убийство и разбой в соответствие с действующим законодательством, из него подлежит исключению указание суда о назначении виновному принудительной меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра

Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 23 ноября 2006 г. N 78-Д06-24


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 23 ноября 2006 года надзорную жалобу осужденного В. на приговор Санкт-Петербургского городского суда от 12 февраля 2003 года, которым

В., родившийся 4 апреля 1967 года в г. Подпорожье Ленинградской области, ранее судимый:

1) 28 февраля 1997 года по ст. 159 ч. 2 п.п. "а, б" УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден 2 июля 1999 года по отбытии наказания;

2) 18 января 2002 года по ст.ст. 157 ч. 1, 72 УК РФ к 9 месяцам 18 дням исправительных работ с удержанием 10% из заработка,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 12 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 14 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию присоединена частично неотбытая часть наказания по приговору от 18 января 2002 года и окончательно назначено 14 лет 1 месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

В соответствии со ст.ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2, 104 ч. 1 УК РФ В. применено принудительное лечение от алкоголизма и назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

В кассационном порядке уголовное дело не рассматривалось.

Постановлением Калининского районного суда г. Санкт-Петербурга от 19 декабря 2005 года в связи с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс РФ Федеральным законом N 162-ФЗ от 8 декабря 2003 года, приговор Санкт-Петербургского городского суда от 12 февраля 2003 года в отношении В. приведен в соответствие с новым уголовным законом: из описательной части приговора исключен квалифицирующий признак - "неоднократно", из резолютивной части приговора исключено дополнительное наказание - "конфискация имущества".

Заслушав доклад судьи "...", мнение прокурора Ш., полагавшей надзорную жалобу оставить без удовлетворения, судебная коллегия установила:

Приговором суда, с учетом внесенных в него изменений, В. признан виновным в умышленном причинении смерти другому человеку, сопряженном с разбоем, а также в нападении в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Преступления, как указано в приговоре, совершены при следующих обстоятельствах. 24 апреля 2002 года около 14 часов 30 минут, В., имея умысел на хищение принадлежащего Т. имущества, находящего в ее квартире, под обманным предлогом, представившись сантехником, незаконно проник в указанную квартиру, где применяя насилие, попытался затолкнуть потерпевшую в ванную комнату, а когда последняя оказала активное сопротивление, В., имея умысел на совершение разбойного нападения на потерпевшую и ее убийство, нанес ей поочередно деревянным стулом, деревянной подставкой для телефона, а также деревянной ножкой от табурета не менее 24 ударов по голове и не менее 5 ударов в область кистей и предплечий, причинив ей телесные повреждения различной тяжести, в том числе, тяжкий вред здоровью в виде закрытой травмы головы с ушибом головного мозга, вследствие чего Т. скончалась. После этого, В. похитил из квартиры имущество потерпевшей на сумму 26500 рублей.

В надзорной жалобе осужденный В. указывает, что его действия судом квалифицированы неправильно, поскольку умысла на убийство потерпевшей он не имел. Просит приговор изменить, переквалифицировать его действия на ст.ст. 162 ч. 2 и 111 ч. 4 УК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия считает, что оснований для ее удовлетворения не имеется.

Виновность В. в совершении указанных выше преступлений подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами, в том числе, показаниями самого осужденного, данными им в ходе предварительного следствия при допросе в качестве подозреваемого и обвиняемого, из которых следует, что он, имея умысел на хищение чужого имущества, путем обмана проник в квартиру потерпевшей, где, после того, как Т. оказала ему сопротивление, он нанес ей множественные удары стулом и подставкой для телефона по рукам и голове, после чего похитил принадлежащее потерпевшей имущество.

Из протокола о задержании В. следует, что при задержании он не отрицал, что совершил убийство пожилой женщины, в квартиру которой проник с целью хищения имущества.

Кроме того, виновность осужденного подтверждается показаниями свидетелей С.А.М. и С.С.А., опознавших В.а, как мужчину, приходившего к ним в квартиру под видом сантехника; заключениям судебно-медицинских экспертиз о том, что обнаруженные у потерпевшей телесные повреждения, в том числе и повреждения, от которых наступила ее смерть, могли быть причинены предметами, на которые указывал осужденный; данными протоколов осмотра места происшествия, предъявления для опознания; выводами дактилоскопических экспертиз и другими исследованными в судебном заседании доказательствами, подробный анализ которых приведен в приговоре суда.

Доводы осужденного В. об отсутствии у него умысла на убийство потерпевшей были предметом проверки в суде первой инстанции и обоснованно опровергнуты. При этом суд правильно указал в приговоре, что об умысле В. на разбойное нападение и убийство свидетельствуют обстоятельства, при которых совершены преступления, в том числе, орудия преступления, количество и локализация причиненных потерпевшей телесных повреждений, а также последующее поведение осужденного.

Надлежащим образом оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о виновности В. в умышленном причинении смерти другому человеку, сопряженном с разбоем, а также в нападении в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

По смыслу закона, если лицо во время разбойного нападения совершает убийство потерпевшего, содеянное им следует квалифицировать по п. "з" ч. 2 ст. 105, а также по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ. Поэтому действия В. правильно квалифицированы по совокупности указанных преступлений, в том числе, и по квалифицирующему признаку разбойного нападения, как совершенного с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

В связи с изложенным, доводы жалобы осужденного о неправильной квалификации его действий судебная коллегия находит несостоятельными.

Наказание осужденному В. назначено в соответствии с требованиями закона, является соразмерным содеянному и справедливым.

Вместе с тем, проверив в соответствии с ч. 1 ст. 410 УПК РФ все производство по уголовному делу в полном объеме, судебная коллегия считает, что приговор суда и постановление судьи в отношении В. подлежат изменению.

Как видно из материалов дела, судья Калининского районного суда г. Санкт-Петербурга, внося в приговор изменения в связи с вступлением в силу Федерального закона N 162-ФЗ от 8 декабря 2003 года "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации", оставил без изменения указание о назначении В. принудительной меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма. Между тем, п. "г" ч. 1 ст. 97 УК РФ, предусматривавший возможность назначения таких мер, вышеуказанным федеральным законом признан утратившим силу.

При таких данных указание суда о применении В. в соответствии со ст.ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2, 104 ч. 1 УК РФ принудительного лечения от алкоголизма и назначении принудительной меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра подлежит исключению из приговора.

Руководствуясь ст.ст. 407, 408, 410 УПК РФ, судебная коллегия определила:

Надзорную жалобу осужденного В. оставить без удовлетворения.

Приговор Санкт-Петербургского городского суда от 12 февраля 2003 года и постановление судьи Калининского районного суда г. Санкт-Петербурга от 19 декабря 2005 года в отношении В. изменить:

исключить из приговора указание суда о применении В. в соответствии со ст.ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2, 104 ч. 1 УК РФ принудительного лечения от алкоголизма и назначении принудительной меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

В остальном судебные решения оставить без изменения.



Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 ноября 2006 г. N 78-Д06-24


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение