Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 октября 2006 г. N 15-О06-20СП Поскольку наказание осужденным за убийство, умышленное уничтожение чужого имущества и нарушение неприкосновенности жилища назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности, смягчающих вину обстоятельств, оснований для отмены или изменения приговора не имеется

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 23 октября 2006 г. N 15-О06-20СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 23 октября 2006 года кассационные жалобы осужденных, Я., А. на приговор Верховного Суда Республики Мордовия от 20 июня 2006 года, которым

Я., 18 апреля 1964 года рождения, уроженец п. Науалы Урджарского района Казахской ССР, не судимый, -

осужден к лишению свободы:

- по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ - на 17 (семнадцать) лет;

- по ст. 167 ч. 2 УК РФ - на 4 (четыре) года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 19 (девятнадцать) лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

А., 1 марта 1956 года рождения, уроженец п. Красный Октябрь Донецкой области Украинской ССР, судимый 12 ноября 1999 года по ст. 111 ч. 1 УК РФ к 6 годам лишения свободы, освобожден 18.02.2005 г. по отбытию наказания, -

осужден к лишению свободы:

- по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ - на 15 (пятнадцать) лет;

- по ст. 167 ч. 2 УК РФ - на 4 (четыре) года;

- по ст. 139 ч. 1 УК РФ - на 2 месяца исправительных работа с удержанием 15% заработка в доход государства.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 18 (восемнадцать) лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По данному делу осужден также З., которым приговор не обжалован.

Постановлено взыскать:

в пользу ООО "Росгосстрах-Поволжье" в возмещение материального ущерба с Я., А., З. - 7872 рубля в солидарном порядке.

в пользу потерпевшей П. в счет компенсации морального вреда с Я. - 250000 рублей, с А. - 200000 рублей, с З. 100000 рублей.

в федеральный бюджет в счет возмещения процессуальных издержек с Я., А., З. по 7700 рублей с каждого.

Заслушав доклад судьи Я.В.К., объяснения осужденного Я., А., поддержавших свои кассационные жалобы, мнение прокурора Ш., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

вердиктом коллегии присяжных заседателей Я. и А. признаны виновными в том, что 22 декабря 2005 года примерно между 20 и 21 часами в доме П. по адресу: Республика Мордовия, с. Ст. Шайгово, пер. Комсомольский, д. 3, на почве личных неприязненных отношений умышленно причинили смерть П. Затем Я. и А. сорвали занавески, положили их на тело П. и подожгли. Когда огонь разгорелся, Я. и А. вышли на улицу. Затем Я. вернулся в дом и раскладным ножом нанес П. резаную рану шеи.

От полученных повреждений потерпевший П. скончался там же на месте преступления, а в результате поджога был поврежден жилой дом и причинен ущерб П. на сумму 14464 руб. 80 коп.

Кроме того, А. признан виновным в незаконном проникновении в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица.

Преступления совершены ими при установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей обстоятельствах.

В кассационных жалобах:

осужденный Я. в кассационной жалобе и дополнениях к ней просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение, при этом ссылается на то, что не причастен к убийству потерпевшего и поджогу дома. Утверждает, что выводы суда о доказанности его вины не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, осужденные А. и З. оговорили его. Судом не учтено изменение показаний А. и им самим. Указывает, что потерпевший сам нанес ему ножевое ранение и ударил по голове молотком, после чего он потерял сознание и что произошло, он не знает. Считает, что суд поверхностно рассмотрел дело, не проверил мотивы и версии совершения преступлений.

осужденный А. в своих кассационных жалобах (основной и дополнительной) просит разобраться в деле и принять справедливое решение, при этом указывает, что в ходе предварительного следствия он оговорил Я., не причастного к преступлениям. Утверждает, что Я. не убивал потерпевшего и не поджигал дом потерпевшего. Считает, что обстоятельства совершения преступления установлены судом не верно, просит снизить наказание и размер взысканной в пользу потерпевшей компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что при назначении наказания и решении гражданского иска судом не учтены его возраст и состояние здоровья. Утверждает, что умысла на убийство потерпевшего не имел, топор принес не для совершения убийства, а только попугать потерпевшего, удары наносил только обухом топора. Первые показания давал находясь в состоянии алкогольного опьянения, а вторые - по предложению осужденного З., который предложил оговорить Я., полагая, что Я. умрет от полученного ранения.

В возражениях на жалобы осужденных государственный обвинитель К. и осужденный З. указывают, что кассационные жалобы осужденных Я. и А. являются несостоятельными, просят приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, судебная коллегия находит, что Я. и А. обоснованно осуждены за совершенные ими преступления и приговор постановлен судом в соответствии с вердиктом присяжных заседателей и требованиями ст.ст. 350, 351 УПК РФ.

Доводы кассационных жалоб осужденных об отмене приговора в связи поверхностным рассмотрением судом дела и допущенными при расследовании дела и при рассмотрении дела в суде нарушениями норм уголовно-процессуального закона, также несоответствием выводов суда материалам дела, являются несостоятельными.

Как видно из материалов дела, нарушений уголовно-процессуального законодательства в процессе расследования, в стадиях предварительного слушания, назначении судебного заседания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии со ст. 379 УПК РФ отмену приговора суда присяжных, по данному делу не допущено.

Осужденные Я. и А. признаны виновными в совершенных преступлениях в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей на основании тщательно исследованных в судебном заседании доказательств с соблюдением принципа состязательности.

Каких-либо данных, свидетельствующих об одностороннем или неполном судебном следствии, не имеется.

Доводы жалоб осужденных Я. и А. о том, что в ходе предварительного следствия осужденные А. и З. оговорили Я., непричастного к преступлениям, а вердикт коллегии присяжных заседателей основан на этих полученных с нарушением процессуальных норм недостоверных доказательствах, несостоятельны, поскольку, как видно из протокола судебного заседания, эти доводы проверены судом с соблюдением уголовно-процессуального закона и подтверждения не нашли.

Защитниками были обеспечены осужденные своевременно, требования ст. 51 Конституции РФ и процессуальные права им были разъяснены т# никаких нарушений при допросах осужденных и производстве других следственных действий в ходе предварительного расследования, не допущено.

Кроме того, осужденные Я. и А. указывая в своих жалобах, что вина осужденных не доказана, подвергают сомнению вердикт присяжных заседателей, что в соответствии с ч. 2 ст. 379 УПК РФ является недопустимым.

Из протокола судебного заседания видно, что в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей исследовались только полученные с соблюдением процессуальных норм и признанные допустимыми доказательства, а заявленные ходатайства о признании доказательств по делу недопустимыми признаны председательствующим необоснованными и мотивированно отклонены, а имеющиеся в показаниях осужденных противоречия судом выяснялись.

Нарушений уголовно-процессуального закона, являющихся основанием для признания доказательств, обоснованно оглашенных в судебном заседании, недопустимыми, в ходе предварительного и судебного следствия допущено не было.

Из протокола судебного заседания видно, что председательствующим делались в судебном заседании замечания осужденным, поскольку согласно ч. 7 ст. 335 УПК РФ в присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства дела, доказанность которых устанавливается ими в соответствии с их полномочиями.

Нарушений принципа состязательности в судебном заседании не имелось. В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства. Необоснованных отказов осужденным и их защитникам в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, не усматривается.

Из протокола судебного заседания не видно, чтобы со стороны председательствующего судьи проявлялась предвзятость либо заинтересованность по делу.

Вопросы в вопросном листе были сформулированы председательствующим с учетом результатов судебного следствия, прения сторон и поддержанного государственным обвинителем обвинения. По каждому из деяний, в совершении которых обвинялись осужденные, были поставлены вопросы в соответствии с обстоятельствами, исследованными в судебном заседании, в рамках предъявленного им обвинения, нарушений права защиты поставить вопросы в их формулировке судом не допущено.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст.ст. 338, 339 УПК РФ.

Напутственное слово председательствующего перед коллегией присяжных заседателей полностью соответствует требованиям ст. 240 УПК РФ, в котором были отражены как уличающие, так и оправдывающие осужденных доказательства. Никаких возражений в связи с содержанием напутственного слова защита не заявляла.

С учетом обстоятельств дела, доказательств, исследованных в судебном заседании, а также утвердительных ответов коллегии присяжных заседателей, по каждому пункту предъявленного обвинения, действиям осужденных дана правильная юридическая оценка совершенных ими деяний.

К обстоятельствам дела, как они были установлены судом присяжных заседателей, уголовный закон применен правильно и действиям Я. и А. дана правильная юридическая оценка.

Оснований для иной квалификации, не имеется,

Каких-либо данных, свидетельствующих об одностороннем или неполном судебном следствии не имеется.

Вердикт о виновности Я. и А. вынесен с соблюдением требований ст.ст. 341-345 УПК РФ и оснований для применения ч. 5 ст. 348 УПК РФ не имеется.

Судом исследовался вопрос о вменяемости осужденных и каких-либо сомнений в том, что во время совершения преступных действий осужденные не могли осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, либо руководить ими, у суда не имелось, поэтому, с учетом заключений экспертов-психиатров суд обоснованно признал, что преступления совершены ими во вменяемом состоянии.

Мера наказания назначена осужденным Я. и А. с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, вердикта присяжных, данных о их личности, смягчающих вину обстоятельств, в пределах санкции статьи уголовного закона, в том числе учтено и то, что вердиктом коллегии присяжных заседателей А. признан заслуживающим снисхождения по ст. 139 ч. 1 УК РФ.

Оснований для смягчения наказания не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного Суда Республики Мордовия от 20 июня 2006 года в отношении Я. и А. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Я. и А. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 октября 2006 г. N 15-О06-20СП


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.