Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 августа 2006 г. N 36-О06-13 Поскольку наказание осужденному за убийство назначено с учетом содеянного, данных о его личности, смягчающих наказание обстоятельств и не свидетельствует о его чрезмерной суровости и несправедливости, оснований для отмены или изменения приговора не имеется

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 16 августа 2006 г. N 36-О06-13


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 16 августа 2006 года кассационное представление государственного обвинителя Я.Г.Ф., на приговор Смоленского областного суда от 26 апреля 2006 года, которым

М., 18 ноября 1959 года рождения, уроженка пос. Серго-Ивановское Гагаринского района Смоленской области, русская, с образованием 8 классов, ранее не судимая, -

оправдана по ст.ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

П.О.Ю., 23 января 1989 года рождения, уроженка пос. Серго-Ивановское Гагаринского района Смоленской области, русский, с образованием 7 классов, ранее не судимый, - осужден:

по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 5 годам лишения свободы в воспитательной колонии.

П.О.Ю. признан виновным в убийстве Ив., 1959 года рождения на почве личных неприязненных отношений.

М. органами предварительного следствия обвинялась в покушении на убийство Ив. группой лиц.

Согласно приговору преступление совершено 2 сентября 2005 года в пос. Серго-Ивановское Гагаринского района Смоленской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи П.Н.П., прокурора Л., поддержавшую кассационное представление государственного обвинителя по изложенным в нем доводам и полагавшую приговор в отношении М. и П.О.Ю. отменить, дело направить на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства, судебная коллегия установила:

П.О.Ю. виновным себя в убийстве потерпевшего признал частично, а М. виновной себя не признала.

В кассационном представлении ставится вопрос об отмене приговора в отношении М. и П.О.Ю. и направлении дела на новое судебное рассмотрение. В обоснование представления указано, что приговор является незаконным и необоснованным, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Суд принял во внимание только показания осужденного П.О.Ю. о том, что они с М. на рельсы положили на рельсы# уже мертвого Ив. для инсценировки несчастного случая, что противоречит материалам дела, в том числе, показаниям П.О.Ю. при допросе в качестве подозреваемого, показаниям М. при допросе в качестве обвиняемой, которые пояснили, что на рельсы они положили еще живого потерпевшего, желая причинения ему смерти путем наезда железнодорожным транспортом. Эти их показания на следствии свидетельствуют о том, что убийство потерпевшего было совершено группой лиц, при этом действия М., не знавшей о наступлении смерти потерпевшего, образуют покушение на убийство, приведенные показания П.О.Ю. и М. суд необоснованно признал недопустимыми доказательствами, так как они получены в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона, и доводы суда о нарушении их прав являются необоснованными. Требования ст. 47 УПК РФ и ст. 51 Конституции РФ следователем соблюдены. Об умысле П.О.Ю. и М. на лишение жизни потерпевшего свидетельствуют характер совершенных ими действий, просит приговор в отношении обоих отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности осужденного и правовой оценке его действий основаны на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Как видно из приговора, суд установил, что вечером 2 сентября 2005 года П.О.Ю. в квартире его матери М. распивал спиртное с ее сожителем Ив., при этом из-за противоправного поведения последнего у них с матерью сложились к нему неприязненные отношения. Около 22 часов домой вернулась М., которую Ив. стал ругать и несколько раз ударил по телу. В связи с неправомерными действиями Ив. у П.О.Ю. возник умысел на его убийство. С этой целью он взял кухонный нож и нанес им Ив. удар в тело, отчего потерпевший упал во дворе дома, продолжая реализацию умысла на убийство Ив., П.О.Ю. лежавшему потерпевшему нанес еще четыре удара ножом в тело, причинив ему смертельные телесные повреждения. Кроме этого, П.О.Ю. взял на веранде палку и с той же целью нанес ею потерпевшему не менее 7 ударов по голове.

После этого П.О.Ю. и М. с целью сокрытия убийства Ив. путем инсценировки несчастного случая от наезда на потерпевшего поездом перетащили тело Ив. на железнодорожные пути, положив его шеей на рельс. В результате наезда на него проходившим поездом произошла травматическая ампутация его головы.

В подтверждение указанных обстоятельств преступления в приговоре приведены следующие доказательства.

Из показаний осужденного П.О.Ю. в судебном заседании следует, что после распития спиртного Ив. стал ругать пришедшую домой М., оскорблять его, П.О.Ю., угрожал ему и матери убийством, ударил ее. Он разозлился на Ив. и решил его убить, с этой целью он взял в кухне нож и нанес им Ив. удар в правый бок, отчего тот упал во дворе на землю. Лежащему потерпевшему он нанес еще около 4 ударов ножом в тело, а затем с целью добить его взял на веранде палку и нанес ею потерпевшему около 7 ударов по голове. Для сокрытия убийства путем инсценировки наезда на Ив. поездом он и М. потащили его на железнодорожные пути, куда тащили его более часа. Сначала потерпевший был напряжен и хрипел, а затем обмяк и перестал подавать признаки жизни, и он понял, что Ив. умер. Они положили его тело между рельс и ушли домой.

Показания осужденного П.О.Ю. судом мотивированно признаны достоверными.

М. в судебном заседании изменила показания и показала, что при тех же обстоятельствах она одна убила Ив. ножом, после чего вместе с сыном труп перетащили на железнодорожные пути для инсценировки смерти от наезда поездом.

Данные показания М. суд обоснованно признал недостоверными, дал оценку причинам их изменений, исследовал ее показания, данные на предварительном следствии, и мотивированно признал их доказательствами по делу.

Из ее показаний в качестве подозреваемой, в том числе, при выходе на место происшествия, видно, что в связи с неправомерным поведением Ив. П.О.Ю. во дворе ударил потерпевшего палкой по голове, нанес ему несколько ударов по телу ножом, отчего тот упал и захрипел, после чего они с П.О.Ю. перетащили потерпевшего на рельсы и оставили там (л.д. 55-59, 81-84).

Свидетель Як. показала, что от соседей узнала, что труп Ив. нашли на железнодорожных путях с ампутированной головой.

Из показаний свидетеля Куз. усматривается, что 2 сентября 2005 года она находилась на дежурстве на переезде в пос. Серго-Ивановское. В 24-м часу машинист проходившего грузового наезда сообщил о наезде на человека и смертельном травмировании его. В погибшем человеке она опознала Ив., проживавшего с М., который часто избивал ее. Когда она стала спрашивать у М. про Ив., она сказала, что со вчерашнего дня не видела его. Во дворе ее дома видела капли крови, которые вели к тропинке, выходящей на железнодорожные пути. Их наличие М. объяснила тем, что разбила голову, хотя видимых телесных повреждений, кроме ссадины на голове, у нее не было.

Ее показания подтвердил свидетель Г., участвовавший понятым при осмотре места происшествия.

Из показаний свидетелей К. и И. следует, что они вели грузовой состав с исправными тормозами. В 24-м часу в районе станции Серго-Ивановское они заметили лежавшего на рельсах человека, который на сигналы не реагировал. Они применили экстренное торможение, но избежать наезда не удалось, колесами поезда человеку отрезало голову, хотя крови было мало. Они убрали тело с путей и сообщили о случившемся дежурной по ст. Василисино.

Их показания соответствуют расшифровке данных скоростемерной ленты поезда (т. 1 л.д. 15) и протоколу осмотра места происшествия (т. 1 л.д. 4-6), исследованным в судебном заседании.

Из заключения судебно-медицинского эксперта следует, что причиной смерти Ив. явилось проникающее колото-резаное ранение правой боковой поверхности грудной клетки с повреждением правого легкого, правого купола диафрагмы, правой доли печени, с развитием впоследствии массивного наружного и внутреннего кровотечения в правую плевральную и брюшную полости, обусловивших остановку сердечной деятельности и дыхания, прекращение функции центральной нервной системы.

Кроме того, на трупе установлены другие множественные телесные повреждения, описанные в акте и приговоре, причиненные прижизненно, но не состоящие в причинной связи со смертью потерпевшего.

Травматическая ампутация головы потерпевшего, открытый перелом затылочной кости и основания черепа и некоторые другие телесные повреждения произошли посмертно, травматическая ампутация головы произошла в результате переезда колеса поезда через область шеи (т. 1 л.д. 22-25).

Выводы судебно-медицинской экспертизы о количестве, характере и локализации причиненных потерпевшему Ив. телесных повреждений полностью соответствуют показаниям осужденного П.О.Ю. об обстоятельствах их причинения.

Согласно выводам судебно-биологической экспертизы, на изъятых с места происшествия ноже, двух обломках палки, на срезах ногтей с левой руки П.О.Ю., на его футболке и кофте М. обнаружена кровь человека, происхождение которой от потерпевшего Ив. не исключается, и которая не могла произойти от П.О.Ю. и М. (т. 1 л.д. 178-182).

На основании совокупности приведенных доказательств, получивших в приговоре мотивированную оценку с точки зрения их достоверности и допустимости, суд пришел к правильному выводу о виновности П.О.Ю. в убийстве потерпевшего Ив. и невиновности в этом М., оправдав ее по ст.ст. 30 ч. 3, п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

Ссылка в кассационном представлении на показания П.О.Ю. на предварительном следствии при допросе 5 сентября 2005 года (т. 1 л.д. 68-71) не может быть принята во внимание, поскольку данные показания судом мотивированно признаны недопустимым доказательством.

Кроме того, из этих его показаний усматривается лишь предположение П.О.Ю., что на рельсы они кладут еще живого потерпевшего, который фактически был уже мертв.

При этом субъективное отношение П.О.Ю. к происходящему, который довел до конца свой умысел на убийство потерпевшего, не может иметь доказательственного значения при обосновании умысла М. на его убийство, которым охватывалась лишь инсценировка смерти потерпевшего от несчастного случая.

В обоснование представления не приведено никаких доказательств, кроме обоснованно признанных судом недопустимыми доказательствами показаний на предварительном следствии П.О.Ю. и М., которые бы свидетельствовали о прямом умысле М. на лишение жизни потерпевшего путем переезда колесами поезда. Это не усматривается даже из указанных в представлении их показаний, тогда как покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом.

В связи с этим, вопреки доводам представления, выводы суда об оправдании М. за отсутствием в деянии состава преступления являются законными, обоснованными и мотивированными.

Правильной является и квалификация действий П.О.Ю. по ст. 105 ч. 1 УК РФ, в отношении которого в представлении также ставится вопрос об отмене приговора, но в обоснование этого вообще не приведено никаких доводов. Каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, которые бы свидетельствовали о неправосудности приговора и давали основание для его отмены, по делу не имеется.

Наказание осужденному П.О.Ю. назначено с учетом содеянного, данных о его личности, смягчающих наказание обстоятельств и не свидетельствует о его чрезмерной суровости и несправедливости.

Правильность назначения ему наказания ни кем не оспаривается.

Оснований для удовлетворения кассационного представления и отмены приговора по изложенным в нем доводам судебная коллегия не находит.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Смоленского областного суда от 26 апреля 2006 года в отношении М. и П.О.Ю. оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя Я.Г.Ф. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 августа 2006 г. N 36-О06-13


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение