Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 сентября 2006 г. N 41-О06-57СП Приговор в отношении осужденного за незаконное приобретение, хранение, перевозку взрывчатых веществ подлежит отмене в части оправдания за убийство и умышленное уничтожение имущества и направлению на новое судебное рассмотрение, поскольку в вердикте присяжных заседателей имеются противоречия, касающиеся времени и места преступления, а также обстоятельств наступления смерти потерпевших

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 27 сентября 2006 г. N 41-О06-57СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы потерпевших Х., К., представление государственного обвинителя Ш. на приговор Ростовского областного суда с участием присяжных заседателей от 22 июня 2006 года, по которому

Р., родившийся 13 сентября 1963 года в с. Большинка Тарасовского района Ростовской области, со средним образованием, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 222 ч. 1 УК РФ (в отношении пороха "Сунар") на 2 года 6 месяцев; по ст. 222 ч. 1 УК РФ (в отношении пороха "Сокол") на 2 года 6 месяцев.

На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 3 года лишения свободы в колонии-поселении.

Р. оправдан по ст.ст. 105 ч. 2 п. "а", 167 ч. 2 УК РФ в связи с вынесением оправдательного вердикта коллегией присяжных заседателей на основании ст. 302 ч. 2 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи К.А.С., мнение прокурора С., полагавшего приговор отменить, судебная коллегия установила:

Р. осужден за незаконное приобретение, хранение, перевозку взрывчатых веществ.

Р. также было предъявлено обвинение в том, что 11 ноября 2005 года на территории зернотока ООО АПК "Донской хлеб", расположенного в п. Индустриальный Кашарского района Ростовской области, на почве личных неприязненных отношений с целью убийства произвел несколько выстрелов из охотничьего ружья в потерпевших Х., Д., К., лишив их жизни. Затем Р. с целью сокрытия убийства облил бензином пол и мебель и поджег его. В результате было уничтожено здание весовой и другое имущество.

Коллегия присяжных заседателей пришла к выводу, что не доказано производство выстрелов в потерпевших, повлекших их смерть, а также не доказано, что поджог совершил Р.

В кассационных жалобах потерпевшие Х., К. просят пересмотреть приговор, поскольку они с ним не согласны.

В кассационном представлении государственный обвинитель Ш. указывает, что нарушены нормы уголовно-процессуального закона. В частности, присяжные заседатели при ответе на первый вопрос признали недоказанным производство выстрелов в потерпевших и причинение им смерти. Однако они признали, при ответе на пятый вопрос, доказанным, что после наступления смерти потерпевших они были облиты бензином и подожжены. Таким образом, присяжные признали взаимоисключающие обстоятельства, что делает вердикт неясным и противоречивым.

Председательствующий же не предложил присяжным заседателям в соответствии со ст. 345 УПК РФ внести в вердикт уточнения.

В присутствии присяжных заседателей были Исследованы# выводы дактилоскопической экспертизы о нахождении на ружье отпечатка пальца, не принадлежащего осужденному, химических об отсутствии на одежде Р. следов выстрела и на изъятой с места происшествия куртке - следов нефтепродуктов, хотя сторона обвинения и возражала против их оглашения. Данная информация повлияла на присяжных заседателей при ответах на вопросы по факту событий преступлений, совершения их Р., а также его виновности в этих деяниях. При назначении наказания по ст. 222 ч. 1 УК РФ не учтена тяжесть совершенных преступлений. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационное представление адвокат Б. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы (кассационных представления, жалоб, судебная коллегия пришла к следующему выводу.

Согласно части 2 статьи 345 УПК РФ найдя вердикт неясным или противоречивым, председательствующий указывает на его неясность или противоречивость коллегии присяжных заседателей и предлагает им возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист. Председательствующий вправе также внести в вопросный лист дополнительные вопросы.

Как следует из вердикта присяжных заседателей они, при ответе на 1 вопрос вопросного листа, признали недоказанным, что примерно в 3 часа 30 минут 11 ноября 2005 года на территории зернотока в помещении весовой были произведены выстрелы из ружья в Х. и Д., а затем произведены два выстрела в К. В результате выстрелов потерпевшим были причинены огнестрельные ранения, повлекшие их смерть.

В то же время при ответе на 5 вопрос вопросного листа присяжные заседатели признали доказанным, что в указанные в первом вопросе время и месте после наступления смерти К., Х., Д. были облиты бензином и подожжены пол и мебель в помещении весовой.

Таким образом, в вердикте присяжных имелись противоречия касающиеся времени, места, преступления, а также обстоятельств наступления смерти потерпевших. Однако председательствующий в нарушении уголовно-процессуального закона не указал присяжным заседателям на его противоречивость и не предложил им вернуться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист, а также не принял мер к внесению в вопросный лист дополнений.

При таких обстоятельствах следует признать, что нарушение председательствующим уголовно-процессуального закона повлияло на содержание ответов присяжных заседателей на поставленные вопросы.

В связи с чем, приговор в части оправдания Р. по ст.ст. 105 ч. 2 п. "а", 167 ч. 2 УК РФ подлежит отмене, а дело направлению на новое судебное рассмотрение.

Акты дактилоскопической и химических экспертиз, против оглашения которых возражал государственный обвинитель, не были исключены из числа доказательств, оглашены по ходатайству стороны защиты и относились к фактическим обстоятельствам дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями.

Поэтому доводы кассационного представления о незаконности оглашения этих процессуальных документов, являются несостоятельными.

Что же касается осуждения Р. по ст.ст. 222 ч. 1 и 222 ч. 1 УК РФ, то вердикт коллегии присяжных заседателей основан на всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела.

Вопросный лист, напутственное слово председательствующего и вердикт присяжных заседателей отвечают требованиям ст.ст. 339, 340, 343 УПК РФ.

Наказание Р. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного, данных о личности и всех обстоятельств дела. При этом суд принял во внимание и доводы, указанные в кассационном представлении.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Ростовского областного суда с участием присяжных заседателей от 22 июня 2006 года в части оправдания Р. по ст.ст. 105 ч. 2 п. "а", 167 ч. 2 УК РФ отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, но в ином составе судей.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационное представление - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 сентября 2006 г. N 41-О06-57СП


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.