Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 октября 2006 г. N 46-О06-78 Поскольку наказание осужденному за похищение человека, вымогательство, подкуп и принуждение к даче ложных показаний назначено с учетом тяжести и общественной опасности содеянного, всех смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, данных о его личности, оснований для отмены или изменения приговора не имеется

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 10 октября 2006 г. N 46-О06-78


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 10 октября 2006 года кассационные жалобы осужденного С.А.А. и адвокатов Т., Ч.С.И., С.А.С., на приговор Самарского областного суда от 7 июня 2006 года, которым

С.А.А., 24 февраля 1954 года рождения, уроженец г. Тбилиси Грузинской ССР, не судимый, -

осужден:

- по п. "а" ч. 3 ст. 126 УК РФ - на 9 лет лишения свободы;

- по п.п. "а", "б" ч. 3 ст. 163 УК РФ - на 8 лет лишения свободы без штрафа;

- по ч. 1 ст. 309 УК РФ к штрафу в размере 50000 рублей;

- по ч. 2 ст. 309 УК РФ - на 2 года лишения свободы;

- по ст. 119 УК РФ - на 1 год лишения свободы.

На ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 14 (четырнадцать) лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, со штрафом 50000 рублей в доход государства.

Заслушав доклад судьи Я., объяснения адвоката С.А.С., поддержавшего доводы кассационных жалоб и просившего об отмене приговора, мнение прокурора К., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия установила:

С.А.А. признан виновным в похищении М.А.Т., с угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, из корыстных побуждений, организованной группой; также осужден он за вымогательство с применением насилия, организованной группой, в целях получения имущества в особо крупном размере.

Кроме того, С.А.А. осужден за совершение подкупа потерпевшего М.А.Т. и свидетелей в целях дачи ими ложных показаний; принуждение потерпевшего и свидетелей к даче ложных показаний, соединенное с угрозой убийством, также осужден он за угрозу убийством при имевшихся основаниях опасаться осуществления этой угрозы.

Преступления совершены им в период с декабря 2003 года по сентябрь 2004 года в г. Самаре при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В суде С.А.А. вину не признал. В кассационных жалобах:

Осужденный С.А.А. просит разобраться в деле и приговор отменить, при этом ссылается на то, что осужден необоснованно по сфабрикованному уголовному делу. Утверждает, что не участвовал в похищении потерпевшего, когда совершалось это преступление он находился в Самарском военном госпитале и проходил курс лечения, так как болел заболеванием суставов, затем поехал в стоматологическую поликлинику. Утверждает, что приговор основан лишь на предположениях. Родственники потерпевшего сами просили его помочь им и выступить в роли посредника при выкупе потерпевшего. Для выкупа потерпевшего он сам одолжил им 30000 долларов США. Считает, что суд необоснованно критически оценил показания свидетелей, подтверждающих его алиби.

Адвокат Т. просит приговор в отношении осужденного С.А.А. отменить, дело направить на новое судебное разбирательство, а меру пресечения С.А.А. изменить на подписку о невыезде, при этом ссылается на то, что приговор является незаконным и необоснованным, так как выводы суда не подтверждены исследованными в суде доказательствами, не учтены судом обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда и в приговоре не приведены мотивы, почему одни доказательства признаны судом правдивыми, а другие отвергнуты. Указывает, что вывод суда о доказанности вины С.А.А. в похищении М.А.Т. основан на противоречивых показаниях потерпевшего М.А.Т. о похитивших его лицах, также противоречивых показаниях допрошенных в качестве свидетелей братьев потерпевшего, которые в заявлениях и допросах не указывали на причастность к этому преступлению каких-либо известных им лиц, в том числе и С.А.А. До 12 февраля 2004 года потерпевший М.А.Т. не называл С.А.А. как исполнителя похищения, ссылаясь на то, что ему неизвестны эти лица. Утверждает, что опознание потерпевшим С.А.А. проведено в ходе "следственного эксперимента" необоснованно, а защита к моменту проведения этого следственного действия не располагала сведениями об обстоятельствах дела, поэтому не возражала против этого следственного действия, проводившегося по правилам опознания, хотя С.А.А. лично знаком с потерпевшим и потерпевший мог его опознать без проведения такого следственного действия. Считает, что следственный эксперимент нельзя признать допустимым доказательством. С.А.А. в момент похищения М.А.Т. был нездоров, ходил с трудом и находился на лечении, но суд показания свидетелей, подтверждавших алиби С.А.А., необоснованно подверг критической оценке. Полагает, что потерпевший оговорил С.А.А. с целью возмещения денег, заплаченных его похитителям. Обвинение С.А.А. в том, что он взорвал во дворе потерпевшего гранату, не нашло подтверждения. Считает, что С.А.А. не принуждал потерпевшего и свидетелей к даче ими ложных показаний, а хотел, чтобы они давали правдивые показания.

Адвокат Ч.С.И. в своих жалобах (основной и дополнительной) просит приговор в отношении осужденного С.А.А. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд. При этом указывает, что приговор не основан на имеющихся по делу доказательствах, выводы суда содержат существенные противоречия и не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что С.А.А. не участвовал в похищении потерпевшего, что М.А.Т. оговорил его с целью вымогательства денег. В день похищения потерпевшего С.А.А. находился на лечении в госпитале, затем в поликлинике, что подтвердили свидетели Шах., Шиш. - водитель, главный хирург военного госпиталя Б. и другие лица. Утверждает, что показания потерпевшего противоречивые, в первых показаниях он не говорил про С.А.А., а в последующих показаниях он и его братья стали обвинять С.А.А. в причастности к преступлению, затем потерпевший написал заявление в прокуратуру о непричастности С.А.А. к его похищению, но впоследствии отказался от этого заявления, в связи с чем полагает, что он преследовал только корыстную цель - получение денег в возмещение расходов, заплаченных за его освобождение. Указывает, что вина С.А.А. в угрозе убийством и в принуждении свидетелей дать ложные показания, не доказана, С.А.А. общался с потерпевшим и его братьями только по поводу возмещения ущерба, но суд необоснованно осудил его за подкуп потерпевшего и свидетелей, также за принуждение их к даче ложных показаний.

Адвокат С.А.С. в кассационной жалобе и дополнениях к ней просит приговор в отношении осужденного С.А.А. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд, при этом указывает, что потерпевший стал подозревать С.А.А. в соучастии в похищении только потому, что будучи похищенным, содержался в квартире Ч.З.Б., одного из знакомых С.А.А. Затем потерпевший стал требовать у С.А.А. найти похитителей и вернуть оплаченные за его выкуп деньги, угрожать ему физической расправой. Утверждает, что виновность С.А.А. установлена судом только на основании противоречивых и содержащих предположения показаниях потерпевшего М.А.Т., неоднократно менявшего их как на предварительном следствии, так и в суде. При этом судом не опровергнуты алиби С.А.А., свидетельствующие о его непричастности к похищению потерпевшего и к совершению других преступлений. Указывает, что протокол очной ставки, в ходе которого потерпевший опознал С.А.А., следует оценить критически, поскольку он отражает ошибочную уверенность потерпевшего в причастности С.А.А. к преступлению. Считает, что суд неправильно оценил приговор Самарского областного суда от 10.09.2004 года, которым осужден Г. за похищение М.А.Т. Судом не дана оценка показаниям потерпевшего, в которых он отрицал причастность С.А.А. к его похищению, а выводы почерковедческой экспертизы о том, подписи М.А.Т. в заявлении в прокуратуру о непричастности осужденного к преступлению поддельные, является сомнительным. Указывает, что вина С.А.А. в подкупе потерпевшего, свидетелей и принуждении их к даче ложных показаний, не доказана, свое имущество и деньги он передавал потерпевшему только потому, что М.А.Т., заподозрив С.А.А. в причастности к своему похищению, начал вымогать у С.А.А. и его родственников деньги, угрожая им беспределом и провокациями со стороны правоохранительных органов, физической расправой и совершил покушение на убийство самого С.А.А., но суд необоснованно признал С.А.А. виновным в совершении преступления по ст. 309 УК РФ, неправильно определив обстоятельства, имеющие значение для дела.

В возражениях государственный обвинитель Д.М.Я. указывает, что кассационные жалобы осужденного С.А.А., адвокатов Т., Ч.С.И., С.А.С. являются несостоятельными, просит приговор оставить без изменения, а их жалобы - без удовлетворения, при этом, приводя подробный анализ доводов жалоб и материалов дела, указывает, что вина осужденного доказана тщательно исследованными материалами дела, наказание назначено ему в соответствии с требованиями закона и оно является справедливым.

Изучив материалы дела, проверив доводы кассационных жалоб и возражения государственного обвинителя, судебная коллегия находит, что С.А.А. обоснованно осужден за совершенные преступления и приговор является законным, обоснованным и справедливым.

Вывод суда о виновности осужденного С.А.А. в содеянном основан на совокупности доказательств, исследованных в судебном заседании надлежащим образом, подробный анализ и оценка которым даны в приговоре.

Так, из показаний потерпевшего М.А.Т. усматривается, что из лиц, похитивших его и вымогавших деньги за его освобождение, он узнал С.А.А., Г., Ч.З.Б., как по голосу, так и по внешним данным, потому что когда его удерживали в какой-то квартире, иногда спадала с его глаз повязка, а впоследствии он с помощью ножниц, которые нашел в ванной, проделал в ней дырочки, чтобы лучше всех запомнить. При этом М.А.Т. утверждает, что С.А.А. не только удерживал его и вымогал деньги, но непосредственно участвовал в его похищении. Был тогда С.А.А. в черной маске с большими прорезями для глаз, а во время его удержания в квартире, когда записывали его обращения на диктофон, он слышал голос С.А.А., когда тот общался с соучастниками и С.А.А. иногда давал соучастникам указание перезаписать текст обращения. Еще одного из соучастников преступления, который в момент похищения был без маски, он видел после своего освобождения в кафе, принадлежащем С.А.А.

Кроме того, потерпевший М.А.Т. также пояснил, что когда его освободили и по факту его похищения было возбуждено уголовное дело, он рассказал следственным органам об участии в преступления С.А.А. После этого С.А.А. стал угрожать ему и его братьям физической расправой, требуя отказаться от предыдущих показаний, а затем стал предлагать и денежные средства, имущество, принуждая сказать следствию о его непричастности к преступлению.

Эти показания потерпевшего соответствуют установленным судом обстоятельствам дела и подтверждены материалами дела, в том числе протоколом осмотра места происшествия, откуда потерпевший был похищен, осмотром квартиры, где потерпевший удерживался, протоколами проверки показаний потерпевшего с выходом на место его похищения и места его удерживания, проколом опознания потерпевшим осужденного С.А.А., в том числе при проведении следственного эксперимента, и другими доказательствами, поэтому обоснованно признаны судом правдивыми.

Из показания свидетеля Ч.Н.М. усматривается, что в 10 часов утра 3 декабря 2003 года она видела, как четыре мужчины вывели потерпевшего из офиса на улицу, при этом двое держали его под руки, а еще двое сзади подталкивали. Эти мужчины затолкали потерпевшего в машину и увезли.

Показания потерпевшего подтвердили также свидетели М.А.Т. и М.Е.Т., кроме того, в ходе телефонных разговоров о выкупе потерпевшего, свидетель М.Е.Т. узнал по голосу одного из похитителей, близкого знакомого С.А.А. - Ч.З.Б. и как впоследствии выяснилось и это установлено судом, потерпевшего М.А.Т. удерживали именно в квартире Ч.З.Б. Когда С.А.А. сообщили о том, что его роль в преступлении известна, то С.А.А. признал факт своего участия в преступлении и сказал им, что он не последнее звено в этой цепи. С этого времени начались в их адрес звонки от лиц, не представлявшихся им, с требованиями отдать оставшуюся часть выкупа, угрожая, в случае невыплаты денег, физической расправой.

Из протокола проверки показаний потерпевшего М.А.Т. видно, что он показал квартиру N 82, дома N 66 по ул. Пензенской г. Самары, пояснив, что в данную квартиру его привезли после похищения 03.12.03 г. из офиса.

Свидетель Л. показала, что она проживала в указанной квартире с Ч.З.Б., а с 24 ноября 2003 года по 28 декабря 2003 года по инициативе Ч.З.Б. находилась она в г. Н.Новгороде. Когда приехала домой, увидела, что во время ее отсутствия в квартире жил кто-то посторонний, так как в квартире были мешки с бытовым мусором, в ванной - грязное белье, 6 чужих зубных щеток и не менее 3-х бритвенных станков. В прихожей квартиры, под ящиком для обуви, было спрятано огнестрельное оружие: два автомата и четыре пистолета, вязаная шапочка с прорезями, которое Ч.З.Б. увез 12 января 2004 года, когда уехал в Грузию, так как ему нужно было скрыться из России, а за несколько дней до отъезда в Грузию, она видела у Ч.З.Б. деньги, которые находились в двух пачках, купюры были в долларах и из одной из пачек он дал ей 15 купюр по 100 долларов США.

Из заключения эксперта видно, что у потерпевшего М.А.Т. обнаружены рубчики на наружной поверхности левого лучезапястного сустава, которые явились следствием заживления поверхностных ранок, образовавшихся от ударного действия твердого тупого предмета, а сам М.А.Т. пояснил, что эти повреждения образовались от наручников, надетых на него во время похищения и его удерживания.

В ходе очной ставки, проведенной между потерпевшим М.А.Т. и осужденным С.А.А., как видно из протокола очной ставки, потерпевший М.А.Т. уверенно подтвердил, что в его похищении участвовал С.А.А. (т. 7 л.д. 240-244).

Как видно из материалов дела, по приговору Самарского областного суда от 10 сентября 2004 года из группы лиц, принимавших участие в похищении М.А.Т. и вымогательстве у него денег, осужден Г., а другие лица, в том числе С.А.А., в то время находились в розыске.

Выдвинутые осужденным С.А.А. алиби, которые приведены также в кассационных жалобах, о том, что в момент похищения потерпевшего 03.12.03 года С.А.А. проходил курс лечения в госпитале и не мог участвовать в совершении этого преступлении, как видно из материалов дела, были проверены в ходе судебного разбирательства дела, оценены они в совокупности со всеми материалами дела и обосновано признаны несостоятельными.

Из показания свидетеля Б. видно, что С.А.А. с жалобами на боли в ногах обратился к нему в госпиталь осенью 2003 года и он с А.Г.Х., осмотрев его, рекомендовал С.А.А. лечение и проходил он процедуры примерно 5-12 дней. Через какое то время С.А.А. вновь обратился к нему с таким же обострением и он назначил ему процедуры, но он не может утверждать, что эти процедуры были в ноябре или декабре 2003 года, так как никаких медицинских документов не заводилось, но помнит, что это было осенью 2003 года.

Допрошенный в качестве свидетеля А.Г.Х. - ассистент кафедры терапии Самарского военно-медицинского института, подтвердил показания Б. и показал, что по просьбе начальника кафедры - клиники военно-полевой хирургии Б., привлекался к оказанию медицинской помощи С.А.А. и было это осенью 2003 года. Он осматривал ноги С.А.А. и написал ему рекомендацию лечения.

Как видно из оглашенной в суде рекомендации к лечению, С.А.А. лечение было рекомендовано 06.10.03 года, а свидетель А.Г.Х., ознакомившись с данным документом, подтвердил, что именно эти рекомендации по лечению он написал С.А.А. и примерно через 4-10 дней осмотрел С.А.А. и больше его не видел. При этом он дополнил что время процедур (укол), назначенных С.А.А., может занимать не более 15 минут.

Свидетель Д.С.М. подтвердил, что в осенью 2003 года, до отпуска, по просьбе Б. оказывал медицинскую помощь С.А.А., при этом на осмотр и общение с С.А.А. у него ушло не более 10 минут. Передвигался С.А.А. без чьей-либо помощи.

Согласно сообщению руководителя Самарского военно-медицинского института от 11.10.05 г., Д.С.М. в период с 20.11.03 г. по 14.02.04 г. находился в основном отпуске за 2003 год.

Кроме того, из ответа начальника клинического отдела Самарского военно-медицинского института от 03.10.05 г. усматривается, что в 2003 году С.А.А. проходил курс лечения один раз, стационарно, в период с 25.07.03 г. по 30.07.03 г. с диагнозом: "левосторонний паратанзилярный абсцесс" (т. 8 л.д. 283).

Осмотром истории болезни С.А.А., изъятой 03.10.05 г. в клинике Самарского военно-медицинского института, установлено, что С.А.А. до 2005 года проходил курс лечения в клинике лишь в период с 25.07.03 г. по 30.07.03 г. с диагнозом: левостороннего паратонзилярного абсцесса.

Из показаний свидетеля О., данных в ходе предварительного следствия (т. 8 л.д. 287-288) и оглашенных в судебном заседании, усматривается, что он врач стоматологом в поликлинике "СОКСП". В 2003 году он оказывал медицинскую помощь С.А.А., при этом тот передвигался самостоятельно. Но в каком именно месяце это было, он не помнит.

Исследованные доказательства опровергают алиби С.А.А. о том, что в момент совершения похищения потерпевшего он находился на лечении в госпитале, а затем - в стоматологической поликлинике.

Из дела видно, что из дома С.А.А. изъяты аудиокассеты с записями обращений потерпевшего М.А.Т. в адрес братьев с просьбой собрать деньги за его освобождение и отдать их похитителям, так и похитителей в адрес С.А.А., согласно которым они доверяют ему посреднические функции при решении вопроса об освобождении М.А.Т.

Утверждения в жалобах о том, что потерпевший М.А.Т. неоднократно менял свои показания и даже обратился в прокуратуру с заявлением об отказе от своих показаний, изобличающих С.А.А. в преступлении, что свидетельствует о невиновности С.А.А., являются несостоятельными.

Из материалов дела видно, что причины изменения показаний потерпевшим М.А.Т. судом выяснялись и в приговоре приведены мотивы почему одни доказательства признаны правдивыми, а другие отвергнуты.

Так, поступившее в органы прокуратуры заявление от имени М.А.Т., согласно которому М.А.Т. отказывался от ранее данных им показаний, изобличающих С.А.А., Г. и Ч.З.Б. в совершении его похищения и последующим вымогательстве денежных средств за его освобождение (т. 5 л.д. 110), проверены как в ходе предварительного расследования, так и в судебном заседании.

Сам М.А.А. показал, что изложенные в заявлении данные не соответствуют действительности и подпись под заявлением не его, что подтверждается и почерковедческой экспертизой о том, что подпись в указанном заявлении выполнена не М.А.Т., а другим лицом и суд оценив все доказательства в совокупности, обоснованно пришел к выводу о том, что указанное заявление написано не потерпевшим, а другим лицом, (т. 9 л.д. 123-133).

При установленных обстоятельствах, проанализировав все эти и другие доказательства по делу в их совокупности, суд обосновано пришел к выводу о доказанности вины осужденного С.А.А. и правильно квалифицировал действия его по п. "а" ч. 3 ст. 126 УК РФ и п.п. "а", "б" ч. 3 ст. 163 УК РФ, как похищение потерпевшего с угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, из корыстных побуждений, организованной группой, а также вымогательство с применением насилия, организованной группой, в целях получения имущества в особо крупном размере.

Вина С.А.А. в совершении угрозы убийством М.А.Т. также установлена исследованными материалами дела, в том числе как показаниями самого осужденного С.А.А., не отрицавшего, что он звонил 04.02.04 г. потерпевшему М.А.Т. и подтвердившего, что угрожал взорвать его, за то, что по его заявлению в правоохранительные органы, по обвинению его в причастности к похищению, сотрудники правоохранительных органов проводили обыск в его доме; протоколами осмотров места происшествия 05.02.04 г. (в том числе и дополнительного осмотра), усматривается, что во дворе дома потерпевшего были изъяты частицы черной копоти, что посередине двора находится прицеп от снегохода, дно которого имеет многочисленные повреждения. Вокруг прицепа обнаружены и изъяты металлические осколки. На расстоянии 7 метров от прицепа расположена стена дома, на которой имеются сколы, образовавшиеся вероятно в результате взрыва.

Из показания потерпевшего М.А.Т. видно, что после освобождения он дал органам предварительного следствия о лицах, участвовавших в его похищении, в том числе о С.А.А. Утром 04.02.04 года, когда в доме С.А.А. сотрудники правоохранительных органов проводили обыск, С.А.А. позвонил ему на телефон и стал угрожать ему физической расправой, что было записано на его сотовый телефон. 05.02.04 г., примерно в 2 часа ночи, во дворе дома раздался взрыв. От взрыва пострадала территория двора дома, в том числе прицеп от снегохода и сам снегоход. О произошедшем он сразу же поставил в известность сотрудников милиции, также близких.

В ходе предварительного расследования был осмотрен сотовый телефон, находящегося в пользовании потерпевшего М.А.Т., и в ходе осмотра голосовой почты памяти телефона было обнаружено, что 04.02.04 г. в 12 час. 37 мин. был записан телефонный звонок, поступивший от лица мужского пола, представившегося "Або", который обращается к М.А.Т. с нецензурными выражениями и угрожает взорвать его сегодня.

Заключением экспертов установлено, что представленная на исследование фонограмма, содержащая запись нецензурных выражений с угрозами взорвать М.А.Т., вероятно принадлежат С.А.А.

Доводы С.А.А. о том, что этот взрыв организовал сотрудник правоохранительных органов Н., проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку опровергаются показаниями допрошенного в качестве свидетеля Н., из которых видно, что он не инсценировал взрыв, а С.А.А. его оговаривает за то, что он проводил оперативную работу по факту похищения М.А.Т. и у него имелись данные о причастности к этому преступлению С.А.А.

Не доверять показаниям Н. у суда оснований не имелось, поскольку его показания соответствуют и подтверждены другими доказательствами.

Оценив исследованные доказательства по делу в их совокупности суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины С.А.А. в содеянном и правильно квалифицировал действия его по ст. 119 УК РФ как совершение угрозы убийством, при этом у потерпевшего имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, поскольку с учетом обстоятельств, связанных с телефонным звонком С.А.А., высказанных им угроз, у М.А.Т. действительно имелись основания опасаться высказанных С.А.А., угроз.

Вина С.А.А. в принуждении и подкупе потерпевшего М.А.Т. и свидетелей в целях дачи ими ложных показаний установлена собранными по делу и исследованными в судебном заседании доказательствами, подробно приведенными в приговоре.

Так, из показаний свидетеля М.Е.Т. видно, что С.А.А. узнав, что он и братья дали показания о его роли в похищении Ар. и вымогательстве денег за его освобождение, стал как лично при встречах, путем телефонных разговоров, так и действуя через своего брата С.Э.А., знакомых Шах. и Ан., адвоката Мед., предлагать Ар. и им дать ложные показания взамен компенсации материального ущерба. Таких встреч и телефонных разговоров, было не менее 40. Через С.Э.А., осужденный С.А.А., вернул им в марте 2004 года 400000 рублей, а в период с марта по июль 2004 года на него и Ар., С.А.А. и его близкими были переоформлены договора о долевом участии в строительстве жилья 4 квартир по ул. Шмидта, в г. Самаре. С.А.А. говорил им, что он возместит им весь ущерб, часть рублями - 400000, а оставшуюся часть квартирами, но взамен обязал их изменить показания, спрашивал, у них, когда они пойдут в прокуратуру и откажутся от ранее данных показаний. Склоняя его и братьев к отказу от показаний, С.А.А. требовал их изменить не только в части обвинения его в совершении преступления, но и в отношении Ч.З.Б., Г. В конце мая - начале июня 2004 года С.А.А. стал угрожать им физической расправой, торопя поменять показания, которые они воспринимали для себя реально, так как знали, на что он не только участвовал в похищении потерпевшего, но организовал взрыв в его доме.

Свидетель М.А.Т. и потерпевший М.А.Т. подтвердили эти показания.

Осужденный С.А.А. также подтвердил факт передачи в период с февраля по июнь 2004 года братьям М-нам как лично, так и через своего брата С.Э.А., и знакомого Х. четырех квартир и деньги в сумме 400000 рублей, чтобы прекратить уголовное преследование в отношении Г.

Допрошенные в качестве свидетелей С.Э.А., И. подтвердили, что М.А.Т. стал дольщиков в строительстве квартир в результате переуступки ему нескольких квартир С.А.А.,

Эти показания подтверждаются 4 договорами о переуступке доли прав в строительстве жилья, из которого видно, что С.А.А., переуступает М.А.Т. оформив соответствующие документы на доли прав в строительстве жилья на кв.кв. 42, 72, 46 и 48 в доме 3 по ул. Лейтенанта Шмидта в г. Самаре, также приобщенной к делу распиской подтверждается, что М.А.Т. получил 04.03.04 г. от С.Э.А. - 400000 рублей.

Доводы жалоб адвоката С.А.С. о том, что потерпевший М.А.Т. сам покушался на жизнь С.А.А., опровергаются приобщенным к делу постановления суда от 2 августа 2006 года о прекращении в отношении М.А.Т. по ч. 3 ст. 30 - п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ уголовного дела на основании п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

Проанализировав все эти и другие доказательства по делу в их совокупности суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины осужденного С.А.А. и правильно квалифицировал действия его по ч. 1 ст. 309 УК РФ, поскольку он совершил подкуп потерпевшего, свидетелей в целях дачи ими ложных показаний, а также по ч. 2 ст. 309 УК РФ, поскольку С.А.А. совершил принуждение как потерпевшего, так и свидетелей к даче ими ложных показаний, соединенное с угрозой убийством.

Выводы суда мотивированы и основаны на доказательствах, собранных с соблюдением процессуальных норм и не вызывающих сомнений.

Причины изменения показаний как осужденным, так и потерпевшим и свидетелями, судом выяснялись и в приговоре приведены мотивы, почему одни доказательства признаны судом правдивыми, а другие отвергнуты как недостоверные.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену или изменение приговора, следственными органами и судом не допущено, дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

Наказание осужденному С.А.А. назначено в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60 УК РФ, с учетом тяжести и общественной опасности содеянного, всех смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, данных о его личности, в том числе с учетом состояния его здоровья.

Оснований считать назначенное осужденному наказание чрезмерно суровым не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Самарского областного суда от 7 июня 2006 года в отношении С.А.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного С.А.А., адвокатов Т., Ч.С.И. и С.А.С. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 октября 2006 г. N 46-О06-78


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение