Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 октября 2006 г. N 56-О06-57СП Суд, проверив материалы уголовного дела, по которому подсудимая оправдана в организации причинения тяжкого вреда здоровью, пришел к выводу, что требования закона при рассмотрении уголовного дела сторонами и судом соблюдены, судебное следствие с участием присяжных заседателей проведено в соответствии с УПК РФ

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 24 октября 2006 г. N 56-О06-57СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 24 октября 2006 года дело по кассационной жалобе потерпевших Р.А.И. и К.Н.Н., кассационному представлению государственного обвинителя на приговор Приморского краевого суда от 13 февраля 2006 года, которым

Р.Н.И., родившаяся 23 октября 1962 года в с. Рыбкино Ковылкинского района Мордовской АССР, со средним образованием, ранее не судимая,

оправдана в совершении преступления, предусмотренного ст.ст. 30 ч. 1, 33 ч. 3, 111 ч. 3 п. "б" УК РФ за отсутствием события преступления на основании ст. 24 ч. 1 п. 1 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи Г.Л.И., выступление прокурора Ш., поддержавшей кассационное представление и просившей отменить приговор по изложенным в нем основаниям, возражения адвоката К.О.В., просившей приговор оставить без изменения, судебная коллегия, установила:

органами следствия с учетом позиции государственного обвинителя Р.Н.И. предъявлено обвинение в том, что она организовала причинение тяжкого вреда здоровью своему бывшему мужу - Р.А.И. и его жене - К.Н.Н., однако, преступление не было доведено до конца по независящим от нее обстоятельствам.

Согласно предъявленному обвинению преступление совершено в период с октября по декабрь 2003 года при следующих обстоятельствах.

Испытывая личную неприязнь к своему бывшему мужу - Р.А.И., Р.Н.И. 30 октября 2003 года предложила частному детективу К. за вознаграждение в сумме 2000 долларов США избить потерпевших так, чтобы в результате избиения у К.Н.Н. был сломан позвоночник, а Р.А.И. попал бы в психиатрическую больницу.

С целью предотвращения данного преступления К. обратился в Управление по борьбе с организованной преступностью при УВД Приморского края. При проведении оперативного эксперимента с участием сотрудника милиции С. Р.Н.И. была задержана, ее преступные намерения были прекращены.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 10 февраля 2006 года на вопрос о доказанности деяния был дан отрицательный ответ.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней потерпевшие Р.А.И. и К.Н.Н., не соглашаясь с оправданием Р.Н.И., указывают, что исследованными в судебном заседании доказательствами вина осужденной в организации преступления против их жизни доказана, однако, присяжные заседатели ошибочно пришли к выводу о недоказанности преступного деяния, что породило принятие незаконного и необоснованного приговора.

По мнению потерпевших, такое решение присяжных заседателей "может привести к разгулу безнаказанности любых преступных действий не законопослушных граждан".

Наряду с этим в жалобе имеется ссылка на то, что в ходе судебного разбирательства сторона защиты и подсудимая в присутствии присяжных заседателей, несмотря на замечания председательствующего судьи, неоднократно обсуждали обстоятельства, порочащие потерпевших, не имеющие отношение к данному уголовному делу.

В кассационном представлении государственный обвинитель Г.В.А. просит отменить приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Основанием к этому указано, что состав коллегии присяжных заседателей является незаконным, поскольку Ч.М.К., участвовавшая в рассмотрении уголовного дела в качестве присяжного заседателя, не была включена в списки кандидатов в присяжные заседатели по городу Владивостоку для Приморского края на 2005-2008 годы.

Кроме того, основанием к отмене приговора является нарушение уголовно-процессуального закона, допущенное, по мнению прокурора, стороной защиты, которая систематически оказывала незаконное воздействие на присяжных заседателей, обсуждая в присутствии присяжных заседателей обстоятельства, негативно характеризующие потерпевших, систематически затрагивала вопросы процессуального характера, связанные с собиранием доказательств и навязывали присяжным заседателям негативное отношение к работникам милиции.

В возражениях адвокат К.О.В., подробно остановившись на каждом из доводов кассационных жалобы и представления, приводит обоснования, по которым находит их несостоятельными, считает, что требования закона при рассмотрении дела сторонами и судом были соблюдены, просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, кассационного представления и возражений на них, судебная коллегия считает необходимым приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу и представление - без удовлетворения по следующим основаниям.

Согласно требованиям ч. 2 ст. 385 УПК РФ "Оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них".

Таких оснований отмены или изменения приговора судебной коллегией не установлено.

Ссылки потерпевших на то, что присяжные заседатели, признав деяние недоказанным, приняли ошибочное решение, противоречащее представленным стороной обвинения и исследованным в судебном заседании доказательствам, следует считать несостоятельными.

Выводы коллегии присяжных заседателей, изложенные в вердикте, не могут быть предметом кассационного рассмотрения в силу положений ч. 2 ст. 379 УПК РФ.

Уголовное дело рассмотрено судом присяжных заседателей по ходатайству осужденной.

Приговор, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей (и соответствующий ему), не может быть обжалован по основанию, указанному в п. 1 ч. 1 ст. 379 УПК РФ.

Поэтому в жалобе потерпевшие не вправе ссылаться на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела в обоснование незаконности приговора.

Оправдательный приговор в отношении Р.Н.И. постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, оснований считать его незаконным и необоснованным, как об этом утверждается в кассационной жалобе потерпевших, судебная коллегия не находит.

Остальные доводы потерпевших и доводы, изложенные государственным обвинителем, также являются несостоятельными.

Доводы кассационного представления не основаны на материалах уголовного дела и законе.

Утверждение автора кассационного представления о незаконности состава коллегии присяжных заседателей следует признать несостоятельным.

Из материалов дела следует, что постановлением губернатора Приморского края N 73-ПГ от 31 марта 2005 года были утверждены общий и запасной списки кандидатов в присяжные заседатели.

В общий список в качестве кандидата в присяжные заседатели по г. Владивостоку на 2005-2008 г.г. включена П.М.К.

Общий и запасной списки кандидатов в присяжные заседатели составлены в соответствии с требованием ст.ст. 5 и 9 Федерального закона "О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации".

В состав коллегии присяжных заседателей, которая принимала участие в рассмотрении уголовного дела в отношении Р.Н.И., вошла Ч.М.К.

Нарушений положений ст.ст. 326, 327 и 328 УПК РФ в процессе формирования коллегии присяжных заседателей не было допущено.

Это не оспаривается и государственным обвинителем.

Действительно, как усматривается из материалов дела, Ч.М.К. не была включена в список кандидатов в присяжные заседатели.

Однако данное обстоятельство не следует расценивать как нарушение закона, свидетельствующее о незаконности коллегии присяжных заседателей.

Из пояснений Ч.М.К., ее паспортных данных, свидетельства о заключении брака следует, что 4 декабря 2004 года П.М.К. вступила в брак с Ч.С.А. и после заключения брака ей присвоена фамилия - Ч.

В связи с этим 6 мая 2005 года она получила новый паспорт на Ч.М.К.

Это произошло после утверждения общего и запасного списков кандидатов в присяжные заседатели.

Изложенные обстоятельства свидетельствуют, что Ч.М.К. и П.М.К. - одно и то же лицо.

Одна лишь смена фамилии - не является обстоятельством для безусловного высвобождения кандидата в присяжные заседатели из процесса.

Поэтому сформированный состав коллегии присяжных заседателей, постановивший в отношении Р.Н.И. оправдательный вердикт, необходимо считать законным.

Другие обстоятельства, на которые имеется ссылка в представлении, также не могут свидетельствовать о незаконности и необоснованности приговора.

Из вопросного листа, сформулированного исходя из положений ч. 1 ст. 338 УПК РФ, с учетом позиции стороны обвинения, следует, что на разрешение присяжных заседателей был поставлен, в том числе вопрос о доказанности мотива, которым руководствовалась подсудимая Р.Н.И., при совершении вменяемых ей в вину органом предварительного следствия действий: на почве личных неприязненных отношений, возникших между подсудимой и потерпевшим Р.А.И.

Поэтому информацию, доведенную до присяжных заседателей свидетелем Р.А., защитником подсудимой, относящуюся к установлению характера взаимоотношений между подсудимой и потерпевшим, нельзя расценивать, как это пытается представить автор представления, как не относящуюся к установлению фактических обстоятельств дела.

Свидетель Р.А. в присутствии присяжных заседателей поведала о том, какие взаимоотношения сложились между подсудимой и потерпевшим, указала на их причину, а также сообщила о последствиях их взаимоотношений.

Одна из причин таких взаимоотношений - распад семьи и спор между ними по поводу иска о признании права собственности на квартиру.

Поэтому, напротив, следует признать незаконными действия председательствующего, когда он снимал вопросы, направленные на выяснение взаимоотношений между подсудимой и потерпевшим.

В данном случае сторона защиты не нарушала положений ст.ст. 334, 335 и 336 УПК РФ.

То обстоятельство, что свидетель Р.А. и подсудимая (это дочь и мать) поцеловались в зале суда после окончания судебного заседания, нельзя расценивать как незаконное воздействие на присяжных заседателей.

Государственный обвинитель, ссылаясь на данное обстоятельство в обоснование кассационного представления, исходит из субъективного однозначного восприятия увиденного и неправильного понимания ч. 2 ст. 385 УПК РФ.

В указанной норме речь идет о нарушениях закона.

Необходимо отметить, что речь идет не просто о произвольных нарушениях закона, а таких нарушениях, которые повлияли (в императивном порядке, а не в предположительной форме), применительно к рассматриваемому делу, на ответы присяжных заседателей.

Из этого следует сделать вывод, что в представлении не указано, какой уголовно-процессуальный закон нарушен тем, что указанные выше лица поцеловались в конце судебного заседания, и как это повлияло на то, что присяжные заседатели дали отрицательный ответ на первый основной вопрос, и признали недоказанным событие преступления).

Подсудимая, давая показания в суде, также не нарушала положений ст. 335 УПК РФ, когда рассказывала о своих взаимоотношениях с потерпевшим (со своим бывшим мужем), так как данная информация находится на разрешении в компетенции присяжных заседателей.

В представлении имеется ссылка, как на нарушение стороной защиты норм уголовно-процессуального закона, которая, по мнению автора представления, допускала высказывания, выходящие за рамки обсуждения фактической стороны дела.

В представлении указано, что адвокат К.О.В. в присутствии присяжных заседателей заявила, что "дело о серьезное, мы уже участвовали в этом деле и знаем, по какой причине был отменен оправдательный приговор... что, сторона защиты представит доказательства того, что не Р.Н.И. была организатором преступления, а другое лицо,... что сторона защиты представит доказательства, как использовали сотрудники милиции женщину (имея ввиду Р.Н.И.),... что адвокат задавала оперуполномоченному УВД Приморского края, допрошенного в качестве свидетеля, провокационные вопросы".

Тем самым, по мнению государственного обвинителя, адвокаты оказывали воздействие на присяжных заседателей, навязывая им негативное отношение к работникам милиции.

Однако судебная коллегия не может согласиться и с этими доводами кассационного представления.

Как видно из протокола судебного заседания, стороной защиты действительно были допущены высказывания, которые находятся за пределами фактических обстоятельств. Однако председательствующий прерывал речь защитников и обращался к присяжным заседателям, чтобы они не принимали во внимание сказанное.

Аналогичная просьбы# была высказана и при обращении председательствующего к присяжным заседателям с напутственным словом.

При таких обстоятельствах указанный довод представления не может служить основанием для отмены приговора.

Остальные суждения, допущенные стороной защиты в адрес сотрудников милиции (С., В., и частично детектива К.), которые были допрошены как свидетели обвинения по ходатайству государственного обвинителя, (судебная коллегия не входит в обсуждение вопроса о законности допроса В. в присутствии присяжных заседателей, так как на это обстоятельство нет ссылки в представлении), нельзя расценивать как фактические обстоятельства, не находящиеся на разрешении в компетенции присяжных заседателей.

В данном случае сторона защиты, учитывая специфику уголовного дела (Р.Н.И. органами следствия было предъявлено обвинение в организации приготовления к убийству бывшего мужа, а К. и С. отводилась определенная роль в его исполнении), не нарушала требований ст.ст. 334 и 335 УПК РФ.

При таких обстоятельствах ссылки стороны защиты на действия сотрудников милиции и роль К. следует признать фактическими обстоятельствами уголовного дела, которые необходимо исследовать в присутствии присяжных заседателей: в этом случае не затрагивались процессуальные вопросы, на которые указано в ч. 2 ст. 334 УПК РФ.

Ограничивать сторону защиты - это означало бы нарушение права подсудимой на защиту.

С учетом изложенного судебная коллегия приходит к выводу, что судебное следствие по данному уголовному делу с участием присяжных заседателей проведено в соответствии с требованием ст.ст. 334 и 335 УПК РФ.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия, определила:

приговор Приморского краевого суда от 13 февраля 2006 года в отношении Р.Н.И. оставить без изменения, а кассационную жалобу потерпевших Р.А.И. и К.Н.Н., и кассационное представление прокурора - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 октября 2006 г. N 56-О06-57СП


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.