Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 октября 2006 г. N 67-О05-71 Учитывая внесенные в УК РФ изменения, суд посчитал необходимым переквалифицировать действия осужденного за кражу и убийство и исключить из осуждения квалифицирующий признак "неоднократность", поскольку он утратил свою силу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 26 октября 2006 г. N 67-О05-71


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 26 октября 2006 года кассационные жалобы осужденного К.Д.А. на приговор Новосибирского областного суда от 26 декабря 2002 года, по которому

К.Д.А., 1 июля 1976 года рождения, уроженец г. Ферганы Республики Узбекистан, ранее не судим

осужден по п.п. "б, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к четырем годам лишения свободы; по п.п. "к, н" ч. 2 ст. 105 УК РФ к восемнадцати годам лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено двадцать один год лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать в счет возмещения материального ущерба с К.Д.А. 3835 рублей в пользу Б.В.Ф.

К.Д.А. признан виновным и осужден за кражу чужого имущества, совершенную неоднократно, с причинением значительного ущерба, за убийство Б.К.В. 1966 года рождения, совершенное в начале мая 2002 года; за убийство Б.Л.В. 1967 года рождения, совершенное в начале мая 2002 года с целью сокрытия другого преступления, неоднократно; за убийство А. 1971 года рождения, совершенное в ночь с 8 на 9 мая 2002 года на почве личных неприязненных отношений, неоднократно.

Преступления совершены К.Д.А. в г. Новосибирске при установленных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Р., мнение прокурора К.В.В., полагавшего судебное решение в отношении К.Д.А. изменить, судебная коллегия установила:

В кассационных жалобах (основной и дополнительной) осужденный К.Д.А., выражая несогласие с приговором, просит его отменить, дело прекратить, ссылаясь на то, что предъявленное ему обвинение основано на предположениях; его вина в судебном заседании не доказана; в основу приговора положены его первоначальные показания, которые получены в результате недозволенных методов ведения следствия; по мнению осужденного, судом не дана оценка заключению криминалистической экспертизы о том, что след обуви, обнаруженный на месте происшествия, оставлен не его обувью; органами следствия не была проверена версия о причастности к совершению преступления других лиц; дело расследовано и рассмотрено с нарушениями норм уголовно-процессуального законодательства.

В возражении государственный обвинитель З. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению.

Виновность осужденного К.Д.А. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Так, в период предварительного расследования К.Д.А. в категорической форме пояснял о том, что в ходе распития спиртных напитков между ним и Б.К.В. произошла ссора, после чего он завел Б.К.В. в ванную комнату, где нанес Б.К.В. удары ножом в шею. После этого находившаяся в квартире Б.Л.В., стала кричать. Тогда он стащил ту с дивана и стал душить руками, после чего вытащил из кроссовок шнурок, которым задушил Б.Л.В. Трупы Б.К.В. и Б.Л.В. сложил в ванной комнате, а уходя, похитил из квартиры видеоплеер. 8 мая 2002 года он вместе с А. употреблял спиртное в кафе "Березовая роща". На обратном пути в ходе возникшей ссоры он стал душить А. руками, но А. попытался высвободиться и встать. Тогда он выдернул из одной кроссовки шнурок, которым задушил А.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания К.Д.А. в ходе предварительного следствия достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

В материалах дела имеется протокол осмотра места происшествия, из которого следует, что трупы Б.Л.В. и Б.К.В. с признаками насильственной смерти были обнаружены в ванной комнате, при этом на шее Б.Л.В. имелся шнурок, идентичный шнурок отсутствовал на одном из кроссовок, находившегося на полу в прихожей.

По протоколу осмотра места происшествия в тупике у метростроя был обнаружен труп А.

Согласно заключения судебно-медицинской экспертизы смерть Б.К.В. наступила в результате двух слепых колото-резаных ранений шеи с повреждением правой яремной вены и правой внутренней сонной артерии, сопровождавшиеся массивным кровотечением.

По заключению судебно-медицинской экспертизы смерть Б.Л.В. последовала от сдавливания шеи петлей.

Согласно заключения судебно-медицинской экспертизы смерть А. наступила от механической асфиксии в результате сдавливания органов шеи петлей.

Из заключения дактилоскопической экспертизы явствует, что обнаруженные на бутылках из-под спиртного отпечатки пальцев, принадлежат К.Д.А.

Виновность К.Д.А. в совершении преступлений подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины К.Д.А. в убийстве, совершенном с целью сокрытия другого преступления, верно квалифицировав его действия по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Учитывая внесенные Федеральным Законом изменения в УК РФ от 8 декабря 2003 года судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора осуждение К.Д.А. по п. "б" ч. 2 ст. 158; п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ, так как квалифицирующий признак "неоднократность" утратил свою силу. Действия К.Д.А. по эпизоду кражи чужого имущества следует переквалифицировать с п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ на п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ в редакции Федерального Закона от 8 декабря 2003 года как кража чужого имущества с причинением значительного ущерба потерпевшему,

Суд правильно оценил последующее изменение показаний К.Д.А. Его ссылки на незаконность методов расследования проверялись и обоснованно отвергнуты как несостоятельные. К.Д.А. показания в ходе предварительного следствия давал в присутствии понятых, при допросе с участием адвоката никаких ходатайств не заявлял, что также не свидетельствует о применении незаконных методов расследования. Сам К.Д.А., как следует из протоколов допроса, неоднократно утверждал, что показания давал добровольно, без какого-либо психического или физического воздействия. При таких данных, указанная ссылка К.Д.А. несостоятельна и его показания правильно оценены как допустимые доказательства.

Не обнаружение следов обуви, в которой находился К.Д.А., о чем имеется ссылка в кассационных жалобах осужденного, не свидетельствует о не виновности К.Д.А. при наличии совокупности других, правильно оцененных доказательств. Установление конкретных лиц, находившихся в квартире потерпевшего Б.К.В., в целях возможной принадлежности им обнаруженных следов, в предмет доказывания по данному делу не входит.

Вывод суда о мотивах действий К.Д.А. соответствует имеющимся доказательствам.

Судом первой инстанции тщательно проверялись доводы осужденного К.Д.А. об оговоре его со стороны потерпевших, однако эти доводы оказались несостоятельными и суд правильно отверг их.

Изложенные в кассационных жалобах доводы в защиту осужденного, в том числе об отсутствии объективных доказательств, тщательно исследованы судом первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре с указанием мотивов их несостоятельности.

Выводы суда по всем этим доводам основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, поэтому у судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений.

Доводы кассационных жалоб о недоказанности вины осужденного К.Д.А. в совершении преступлений, установленных судом первой инстанции, противоречат приведенным в приговоре доказательствам и на материалах дела не основаны. Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. Допустимость приведенных доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.

За исключением вносимых изменений, данное дело органами предварительного следствия - расследовано, а судом первой инстанции - рассмотрено полно, всесторонне и объективно; выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам и надлежащим образом мотивированы.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается. Учитывая внесенные в приговор изменения, судебная коллегия полагает возможным смягчить К.Д.А. наказание.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Новосибирского областного суда от 26 декабря 2002 года в отношении К.Д.А. изменить: переквалифицировать действия осужденного К.Д.А. с п.п. "б, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ на п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального Закона от 8 декабря 2003 года) и назначить наказание в виде лишения свободы сроком на три года; исключить из приговора осуждение К.Д.А. по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ, смягчив по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ наказание до семнадцати лет лишения свободы,

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. "в" ч. 2 ст. 158; п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить девятнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части тот же приговор в отношении К.Д.А. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного К.Д.А. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 октября 2006 г. N 67-О05-71


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.