Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. N 11-О06-124 Суд изменил приговор и смягчил наказание, исключить из осуждение по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ признак - совершение убийства из корыстных побуждений, поскольку суд в приговоре не установил обстоятельств совершения убийства с целью получения материальной выгоды для виновного или других лиц или избавления от материальных затрат

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 5 декабря 2006 г. N 11-О06-124


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела 5 декабря 2006 года в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденного А.А.И., адвоката В.А.В. на приговор Верховного суда Республики Татарстан от 14 августа 2006 года, по которому

А.А.И., родившийся 18 июля 1982 года в с. Байдуллино Теренгульского района Ульяновской области, несудимый

осужден к лишению свободы:

по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 12 лет;

по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на 8 лет и,

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложений наказаний, на 14 лет в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи "...", объяснения осужденного А.А.И., поддержавшего доводы своей кассационной жалобы, мнение прокурора Т., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

осужденный А.А.И. признан виновным в разбойном нападении на К.Л.Ф., совершенном предметом, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей и ее убийстве, совершенном из корыстных побуждений, сопряженном с разбоем.

Преступления совершены 8 марта 2006 года в г. Зеленодольск при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный А.А.И., ссылаясь на то, что суд основал свои выводы о его виновности только на его признательных показаниях, данных на предварительном следствии, указывает на свою непричастность к разбойному нападению и убийству потерпевшей К.Л.Ф. Утверждает, что на предварительном следствии на него оказывалось физическое и психологическое давление со стороны сотрудников милиции. Просит приговор отменить.

В кассационной жалобе адвокат В.А.В. в защиту А.А.И. считает, что осужденный А.А.И. оговорил себя на предварительном следствии в связи с оказанным на него давлением со стороны сотрудников правоохранительных органов. Утверждает, что стороной обвинения не доказано то, что нож, обнаруженный на месте происшествия, ранее находился в квартире, где временно проживал А.А.И., нож свидетелю П. не предъявлялся на опознание. Указывает на несоответствие показаний осужденного А.А.И. и протокола осмотра места происшествия в части месторасположения трупа К.Л.Ф. Ссылаясь на заключение судебно-медицинской экспертизы, указывает, что телесные повреждения потерпевшей были нанесены не тем ножом, на который указал А.А.И. в ходе следственного эксперимента. Указывает на несоответствие показаний А.А.И. акту экспертизы относительно локализации ранений, нанесенных потерпевшей. Ссылается на то, что А.А.И. ничего не говорил о включенном телевизоре в квартире потерпевшей. Указывает, что свидетель Ч., показал, что А.А.И. сообщил ему об убийстве под давлением сотрудников милиции. Утверждает, что суд не дал должной оценки показаниям свидетелей Б.А.С. и Г. относительно того, что А.А.И. в день убийства находился вместе с ними, в одной квартире и отлучался лишь два раза на непродолжительное время. Просит приговор отменить.

Изучив материалы дела, проверив доводы кассационной жалобы и возражения государственного обвинителя, судебная коллегия находит, что вывод суда о виновности А.А.И. в совершении указанных преступлений основан на совокупности доказательств, исследованных надлежащим образом в судебном заседании.

Вина осужденного А.А.И. установлена его показаниями, данными на предварительном следствии и оглашенными в судебном заседании, в которых он подробно рассказал, что под предлогом того, что якобы К.Л.Ф., являющаяся его соседкой, затапливает квартиру, в которой он проживает, проник в жилище потерпевшей и стал требовать у нее деньги. Нанеся потерпевшей удары ножом по всему телу и оставив ее на полу, он стал искать деньги, но ничего не найдя, взял ключи от входной двери, закрыл квартиру и ушел.

Данные показания осужденного А.А.И. подтверждаются сведениями, содержащимися в протоколе проверки его показаний на месте совершения преступлений, в ходе которой он рассказал об обстоятельствах совершенных преступлений, согласуются с показаниями свидетеля Ч., который сообщил, что когда он находился с А.А.И. в одной камере, тот ему признался, что совершил убийство бабушки, свидетеля К.М.Р., о том, что А.А.И. и потерпевшая были знакомы, и тот неоднократно занимал у нее деньги в долг и подолгу их не отдавал, а также другими доказательствами.

Согласно акту судебно-медицинской экспертизы, смерть потерпевшей К.Л.Ф. наступила от обильной кровопотери, развившейся в результате колото-резаного ранения шеи и грудной клетки.

Доводы А.А.И. о том, что он давал свои показания о совершении преступлений под физическим и психологическим давлением со стороны сотрудников милиции на предварительном следствии проверялись и не нашли своего подтверждения.

Показания осужденный А.А.И. давал после разъяснения конституционного права не свидетельствовать против себя, в присутствии адвоката, с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства, в условиях, исключающих принуждение.

Данный вывод подтверждается показаниями свидетелей В.Р.Н., И., К.О.М., Б.Н.В., А.Р.Ш., пояснивших, что показания А.А.И., давал добровольно, жалоб об оказании на него давления не высказывал.

Согласно акту судебно-психиатрической экспертизы А.А.И. хроническим психическим расстройством не страдал и не страдает, в период совершения преступлений мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. С учетом выводов судебно-психиатрической экспертизы и материалов дела А.А.И. обоснованно признан судом вменяемым.

Ссылки адвоката В.А.В. о том, что стороной обвинения не доказано то, что нож обнаруженный на месте происшествия, ранее находился в квартире, где временно проживал А.А.И., являются несостоятельными.

Как видно из приговора в судебном заседании были осмотрены два ножа, признанные вещественными доказательствами по делу: нож с рукояткой из органического материала и кухонный нож, изъятый из кв. N 97 дома N 63 по ул. Карла Маркса гор. Зеленодольска.

Согласно показаниям свидетелей К.О.М. и Д. таких ножей в квартире потерпевшей К.Л.Ф. не было. Из показаний свидетеля П., которая являлась хозяйкой квартиры, где проживал А.А.И., оглашенных в судебном заседании в соответствии со ст. 281 УПК РФ, видно, что в ее квартире имелся нож с рукояткой из органического материала.

Свои показания свидетели К.О.М., Д. и П. давали в соответствии с уголовно-процессуальным законом, наводящих вопросов при этом не задавалось.

Согласно заключению судебно-биологической экспертизы убийство потерпевшей К.Л.Ф. было совершено ножом с рукояткой из органического материала, изъятым на месте совершения преступления.

Ссылка адвоката относительно того, что П. не предъявлялся нож на опознание, не основана на законе.

Предъявление на опознание предмета свидетелю является правом лица, производившего предварительное следствие.

Доводы относительно несоответствия показаний осужденного А.А.И. протоколу осмотра места происшествия в части месторасположения трупа К.Л.Ф., заключению судебно-медицинской экспертизы относительно локализации ранений, нанесенных потерпевшей, и орудия совершения преступления являются несостоятельными.

Как видно из материалов дела А.А.И. в ходе проверки своих показаний на месте совершения преступления показал, что в силу того, что находился в тот момент в нетрезвом состоянии, некоторые обстоятельства, а также части тела, куда наносил удары ножом потерпевшей, точно не помнит. При этом следственное действие проводилось в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, в присутствии адвоката и понятых, заявлений о нарушении прав и законных интересов А.А.И. и замечаний на протокол подано не было.

Вопреки доводам адвоката, суд дал оценку показаниям свидетелей Б.А.С., Г. относительно того, что А.А.И. в день убийства на короткое время дважды отлучался, а остальное время был вместе с ними, указав в приговоре, что относится к ним критически, поскольку указанные свидетели являются хорошими знакомыми А.А.И. и заинтересованы в исходе дела в его пользу.

Доводы адвоката относительно того, что А.А.И. не говорил о том, что в квартире потерпевшей работал телевизор, являются голословными.

Как видно из показаний А.А.И. он указал, что при уходе из квартиры он оставил включенным свет. Согласно протоколу места происшествия в квартире К.Л.Ф. горел свет и работал телевизор, данное обстоятельство подтверждено показаниями потерпевшей Н.

Нарушений норм уголовно-процессуального законодательства и прав осужденного, влекущих отмену приговора, по делу не имеется.

Вместе с тем, судебная коллегия приходит к выводу о необходимости внесения изменений в приговор в отношении А.А.И.

Так, суд неправильно квалифицировал действия осужденного по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, как убийство, совершенное из корыстных побуждений, сопряженное с разбоем.

Как установлено в приговоре, А.А.И. напал на потерпевшую с целью хищения ее имущества.

По смыслу уголовного закона, под убийством, совершенном из корыстных побуждений, следует понимать убийство, совершенное в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц или избавления от материальных затрат. Данные обстоятельства не были установлены в приговоре.

При таких обстоятельствах осуждение А.А.И. по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ по признаку совершения убийства из корыстных побуждений подлежит исключению из приговора.

Судебная коллегия приходит к выводу о необходимости снизить назначенное наказание осужденному А.А.И. с учетом уменьшения объема обвинения.

Наказание осужденному А.А.И. назначено с учетом указанных в приговоре обстоятельств, характера и степени общественной опасности содеянного.

Суд учел отсутствие судимости, наличие чистосердечного признания, положительных характеристик по месту учебы и жительства.

Вместе с тем, судебная коллегия приходит к выводу о необходимости снизить назначенное наказание осужденному А.А.И. по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ с учетом уменьшения ему объема обвинения.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного суда Республики Татарстан от 14 августа 2006 года в отношении А.А.И. изменить:

исключить его осуждение по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ по признаку совершения убийства из корыстных побуждений;

смягчить назначенное наказание по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ до 11 лет лишения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 105 ч. 2 п. "з", 162 ч. 4 п. "в" УК РФ, назначить 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор о нем оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. N 11-О06-124


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение