Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 декабря 2006 г. N 51-О06-64СП Оснований для изменения приговора нет, поскольку нарушений уголовно-процессуального закона судом присяжных не допущено, действия осужденных квалифицированны правильно, а при назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенных преступления, данные о личности осужденных и все обстоятельства, влияющие на размер наказания

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 7 декабря 2006 г. N 51-О06-64СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденных Ф.В.Ф., Ф.К.Ф., С.А.И., адвокатов Т.Г.Н., Ш., С.Е.Ю. на приговор Алтайского краевого суда от 24 апреля 2006 года с участием присяжных заседателей, которым

Ф.В.Ф., 10 августа 1981 года рождения, уроженец города Барнаула Алтайского края, судимый

1) 5 июля 2001 года по ст. 161 ч. 2 п.п. "а, г, д" УК РФ к 3  годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года, постановлением Октябрьского районного суда города Барнаула от 22 мая 2002 года условное осуждение отменено, освобожден 9 января 2004 года условно-досрочно на 1 год, 5 месяцев и 5 дней;

2) 8 декабря 2004 года по ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год 6 месяцев, 31 августа 2005 года условное осуждение отменено,

осужден к лишению свободы:

по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ на 14 лет;

по ст. 131 ч. 2 п. "б" УК РФ на 6 лет 6 месяцев.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначено 16 лет 6 месяцев лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 8 декабря 2004 года и окончательно назначено 17 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Ф.К.Ф., 23 октября 1997# года рождения, уроженец города Барнаула Алтайского края, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ на 15 лет; по ст. 131 ч. 2 п. "б" УК РФ на 7 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначено 17 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

С.А.И., 30 ноября 1979 года рождения, уроженец города Чехова Холмского района Сахалинской области, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ на 14 лет; по ст. 131 ч. 2 п. "б" УК РФ на 6 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 16 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи "...", выступление осужденных Ф.В.Ф., С.А.И. по доводам жалоб, прокурора Ф.А.И., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

судом с участием присяжных заседателей, при обстоятельствах изложенных в приговоре суда, Ф.В.Ф., Ф.К.Ф. и С.А.И. признаны виновными в совершении 19 июня 2005 года в городе Барнауле Алтайского края изнасилования группой лиц Е.М.В. и ее убийства, с целью скрыть другое преступление.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

адвокат Т.Г.Н. (в интересах осужденного С.А.И.) просит приговор отменить, при этом указывает, что судебно-медицинская экспертиза по отождествлению личности пропавшей без вести Е.М.В. с обнаруженным трупом неизвестной женщины не проводилась, причина и время наступления смерти не установлены, председательствующим в нарушение требований ст. 338 УПК РФ отказано в постановке вопросов, подлежащих рассмотрению присяжными заседателями, о наличии фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимого или влекущих за собой его ответственность за менее тяжкое преступление, в частности вопроса о том, является ли обнаруженный труп, трупом Е.М.В. и о причине смерти, существенно нарушен принцип объективности и беспристрастности, в частности, председательствующий задавал вопросы только свидетелям защиты, а свидетелям обвинения не задавал, в напутственном слове приводил примеры из судебном практики по вынесению обвинительных приговоров судами присяжных, тем самым выразил свое мнение по вопросам, поставленным перед присяжными заседателями. Указанные нарушения уголовно-процессуального закона, по мнению защиты, могли повлиять на выводы присяжных заседателей и не позволили вынести по данному уголовному делу справедливый вердикт;

адвокат С.Е.Ю. (в интересах осужденного Ф.В.Ф.) приводит аналогичные доводы, что и адвокат Т.Г.Н., дополнительно указывает, что председательствующий необоснованно прервал допрос Ф.К.Ф. и сознательно ввел присяжных заседателей в заблуждение, указав, что заявление Ф.В.Ф. о невозможности сообщить причину непоследовательных показаний является способом защиты;

адвокат Ш. (в интересах осужденного Ф.К.Ф.) указывает на нарушения уголовно-процессуального закона допущенные председательствующим при рассмотрении данного дела, которые могли существенно повлиять на принятое присяжными заседателями решение, в частности, председательствующим необоснованно отказано в постановке в вопросном листе вопросов о наличии фактических обстоятельств, исключающих ответственность осужденного, нарушении принципа объективности и беспристрастности в напутственном слове;

осужденный С.А.И. указывает, что его вина в совершении преступления не доказана, приводит анализ доказательств, свидетельствующих, по его мнению, о его невиновности, на предварительном следствии к нему применялось насилие, оперативные работники заставляли писать то, чего он не делал. Данные факты могут подтвердить свидетели М., Ем., Бар., однако эти свидетели в суде не допрошены. Допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые могли повлиять на выводы присяжных заседателей о его виновности: нарушен принцип состязательности сторон; прокурор задавал запрещенные законом вопросы, допускал рассуждения, однако председательствующий на это не реагировал; адвокат С.Е.Ю. ограничен во времени исследования явок с повинной и показаний братьев Ф-вых на их допустимость; потерпевшая Е.Т.Ф. неоднократно в присутствии присяжных заседателей заявляла, что Ф.В.Ф. ранее судим и злоупотребляет спиртными напитками; брат погибшей Е. высказывал, что братья Ф-вы занимаются воровством, что жена бросила С.А.И., так как он убийца и насильник; свидетель Бел. говорила, что неоднократно видела братьев Ф-вых дерущимися; в напутственном слове председательствующая сообщила присяжным заседателям, что свидетели Тр. и Бр. являются заинтересованными в исходе дела лицами, открыто поддерживала позицию обвинения, заявила, что подсудимые стремятся уйти от уголовной ответственности; необоснованно отказано в постановке вопросов; не проверена версия о причастности к преступлению друга погибшей по имени Александр; явки с повинной и показания Ф-вых на предварительном следствии являются недопустимыми доказательствами, так как к ним применялись недозволенные методы следствия, однако они из числа доказательств не исключены;

осужденный Ф.К.Ф. просит приговор отменить и дело направить на дополнительное расследование, при этом указывает, что его вина в совершении преступлений не доказана, приводит анализ доказательств, свидетельствующих, по его мнению, об этом, явку с повинной он писал под диктовку оперативных работников милиции и физическим воздействием с их стороны, без участия адвоката, эти обстоятельства он пытался довести до сведения присяжных заседателей, однако, председательствующим было необоснованно запрещено это делать, а присяжным заседателям разъяснено, что это стремление подсудимого избежать уголовной ответственности. Показания свидетеля Бел. не могут быть признаны доказательствами, так как она злоупотребляет спиртными напитками,

осужденный Ф.В.Ф. указывает, что преступлений не совершал, в судебном заседании допущены нарушения уголовно-процессуального закона, вопросы в вопросном листе поставлены с обвинительным уклоном, в присутствии присяжных заседателей упоминались его прежние судимости о то, что он злоупотребляет спиртными напитками. Показания свидетеля Бел. не могут быть использованы в качестве доказательств, так как она злоупотребляет спиртным, явку с повинной и показания на предварительном следствии давал вынужденно в связи с применением к нему недозволенных методов следствия, не допрошен друг потерпевшей Александр, по первоначальным показаниям которого он был с ней в день убийства,

В возражениях на кассационные жалобы потерпевшая Е.Т.Ф., государственный обвинитель Т.М.В. указывают о своем несогласии с ними и просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, дополнений к ним, возражений государственного обвинителя и потерпевшей, судебная коллегия находит, что вердикт коллегии присяжных заседателей основан на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст. 335 УПК РФ.

Данных о том, что на суде присяжных исследовались недопустимые доказательства или сторонам было отказано в исследовании допустимых доказательств, не установлено.

Доводы в жалобах об исключении из числа доказательств явок с повинной, показаний Ф-вых на предварительном следствии и показаний свидетеля Бел. не могут быть приняты во внимание. Из материалов дела следует, что председательствующий не нашел оснований для их исключения из числа доказательств, ходатайств о недопустимости указанных доказательств осужденные и их защитники в судебном заседании не заявляли и не возражали против исследования перед присяжными заседателями. Явки с повинной и протоколы оспариваемых следственных действий составлены с соблюдением требований УПК РФ, при их производстве участвовали адвокаты, замечаний от участников следственных действий не поступало.

По заявлению Ф.К.Ф. о применении недозволенных методов следствия, прокуратурой Алтайского края была проведена соответствующая проверка в порядке ст. 144 УПК РФ, однако изложенные в заявлении доводы также не подтвердились.

Не основаны на законе и доводы Ф.К.Ф. о нарушении его права на защиту при составлении явки с повинной. В соответствии со ст. 142 УПК РФ обязательное присутствие защитника при составлении явки с повинной не предусмотрено.

Не состоятельны и доводы в жалобе о том, что председательствующий запретил довести до сведения присяжных заседателей заявление Ф.К.Ф. о недозволенных методах следствия, так как в соответствии с требованиями ст.ст. 334, 335 УПК РФ порочить доказательства допущенные председательствующим к исследованию в присутствии присяжных заседателей запрещено, ходатайств об исключении данных доказательств стороной защиты заявлено не было, поэтому председательствующий правильно разъяснил присяжным заседателям, чтобы они не принимали во внимание данное высказывание Ф.К.Ф.

Не обоснованы доводы С.А.И. о том, что адвокат С.Е.Ю. был ограничен в исследовании вопросов допустимости доказательств. Из протокола судебного заседания следует, что адвокату С.Е.Ю. было предоставлено 2 полных рабочих дня для ознакомления с материалами дела и подготовке к судебному заседанию. Судебное следствие продолжалось 15 дней, однако своим правом адвокат не воспользовался и ходатайств об исключении доказательств не заявлял.

Ссылки в жалобах на необоснованное отклонение ходатайств о вызове дополнительных свидетелей являются несостоятельными. При окончании судебного следствия все участники процесса, в том числе осужденные и их адвокаты были согласны закончить судебное следствие и не заявляли ходатайств о его дополнении и вызове дополнительных свидетелей.

Принцип состязательности не нарушен, все ходатайства сторон председательствующим рассмотрены и по ним приняты решения, в представлении доказательств, стороны ограничены не были. Нарушений закона со стороны прокурора также не допущено.

Доводы в жалобе осужденного С.А.И. о не исследовании версии о возможной причастности к преступлению другого лица не могут быть предметом рассмотрения суда с участием присяжных заседателей. В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

Высказывание потерпевшей Е.Т.Ф. о судимости одного из осужденных не могут являться основанием к отмене приговора, так как председательствующим разъяснено присяжным заседателям, чтобы они не принимали во внимание эти данные при решении вопроса о виновности либо невиновности осужденных, такое же напоминание содержится и в напутственном слове. Другие высказывания, о которых идет речь в жалобе С.А.И., явно утрированы и не являются существенными.

Вопросный лист, вердикт коллегии присяжных заседателей и приговор соответствует требованиям ст.ст. 339, 343, 351 УПК РФ.

В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей действия осужденных председательствующим квалифицированы правильно.

Вопреки доводам жалоб, вопросный лист составлен в соответствии с требованиями закона, с учетом результатов судебного следствия и прений сторон. Вину в совершении преступления осужденные в судебном заседании не признали, каких-либо обстоятельств исключающих ответственность или влекущих за собой ответственность за менее тяжкое преступление не представили. Постановка же вопросов о принадлежности трупа и причине смерти не является позицией осужденных и не может служить основанием к постановке частного вопроса. Труп Е.М.В. в ходе предварительного следствия опознан ее братом.

Не могут быть приняты во внимание, доводы в жалобах о неправильности выводов вердикта коллегии присяжных заседателей о виновности Ф-вых и С.А.И. в совершении преступлений, так как по этим основаниям не может быть обжалован и отменен приговор суда присяжных в кассационном порядке. Из материалов дела следует, что осужденные в установленном законом порядке были ознакомлены с особенностями рассмотрения дела с участием присяжных заседателей.

Напутственное слово соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ. Возражений в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности от участников процесса, за исключением адвоката С.Е.Ю., не поступило.

Доводы в жалобе адвоката С.Е.Ю. (аналогичные возражениям, высказанным в судебном заседании) о незаконном приведении в напутственном слове примеров из судебной практики являются несостоятельными. Из письменного содержания напутственного слова следует, что председательствующим примеры из судебной практики не приводились, а разъяснялись в доступной форме правила оценки доказательств. При этом своего отношения к оценке доказательств и вопросам, поставленным перед присяжными заседателями, высказано не было.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденных, все обстоятельства, влияющие на размер наказания, в том числе явки с повинной Ф.В.Ф. и Ф.К.Ф., поэтому оснований для смягчения, судебная коллегия не находит.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора суда, не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 380 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Алтайского краевого суда с участием присяжных заседателей от 24 апреля 2006 года в отношении Ф.В.Ф., Ф.К.Ф. и С.А.И. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 декабря 2006 г. N 51-О06-64СП


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.