Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 ноября 2006 г. N 66-О06-132 Суд изменил приговор и смягчил наказание, переквалифицировав действия осужденного на ч. 1 ст. 105 УК РФ, поскольку убийство осужденным не может быть признано совершенным общеопасным способом, т.к. его действия не были сопряжены с реальной угрозой лишения жизни других людей

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 30 ноября 2006 г. N 66-О06-132


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 30 ноября 2006 года кассационные жалобы осужденного К.А.А. на приговор Иркутского областного суда от 3 августа 2006 года, по которому

К.А.А., 25 января 1965 года рождения, уроженец д. Никилей Качугского района Иркутской области

осужден по п. "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ к тринадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима

К.А.А. признан виновным и осужден за убийство К.Е.А. 1986 года рождения, совершенное 17 ноября 2005 года в пос. Качуг Иркутской области на почве личных неприязненных отношений общеопасным способом.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации "...", мнение прокурора Ф., полагавшего судебное решение в отношении К.А.А. оставить без изменения, судебная коллегия установила:

в кассационных жалобах (основной и дополнительной) осужденный К.А.А. просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение, указывая, что умысла на совершение убийства у него не было; его действия были вызваны неправомерными действиями со стороны потерпевшего, который совместно с другими лицами принял участие в его избиении; суд не принял во внимание, что он переболел клещевым инцефалитом#, а выстрелы он производил в окно.

В возражениях государственный обвинитель С. и потерпевшая К.В.А. просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению.

Виновность осужденного К.А.А. в совершении преступления в убийстве К.Е.А. материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами.

Так, в период предварительного расследования и в ходе судебного разбирательства К.А.А. не отрицал того обстоятельства, что после того как его избили, взял из дома ружье и, вернувшись, увидев в окне силуэт человека действительно произвел два выстрела из двуствольного охотничьего ружья.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания К.А.А. в ходе предварительного следствия и в судебном заседании достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

В материалах дела имеется протокол осмотра места происшествия, из которого следует, что в доме N 2 квартиры N 3 по улице Мелиоративной в п. Качуг Иркутской области был обнаружен труп К.Е.А. с огнестрельными ранениями.

Согласно заключения судебно-медицинской экспертизы смерть К.Е.А. наступила в результате огнестрельного дробового, проникающего ранения лица, груди, живота, правого плеча с повреждением ткани легких, сердца, печени, сопровождавшегося массивной потерей крови и относящегося к категории причинивших тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Виновность К.А.А. в убийстве подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

Правильно установив фактические обстоятельства суд, вместе с тем, при квалификации действий К.А.А. дал им ошибочную юридическую оценку.

По смыслу закона, под убийством, совершенном общеопасным способом следует понимать противоправные умышленные действия, сопряженные с реальной угрозой лишения жизни наряду с намеченной жертвой и других людей.

Как следует из материалов дела и это установлено приговором К.А.А. произвел выстрелы из ружья в тот момент, когда увидел силуэт человека, при этом суд указал, что К.А.А. производил "два прицельных выстрела в потерпевшего".

То обстоятельство, что в доме находились помимо потерпевшего и другие лица не может свидетельствовать о совершении убийства общеопасным способом, поскольку окно в доме было закрыто полиэтиленовой пленкой, что препятствовало возможности К.А.А. увидеть других лиц.

Кроме того, из показаний свидетеля О. в судебном заседании явствует, что выстрелы были произведены в тот момент, когда потерпевший К.Е.А. поднялся со стула.

При таких данных, действия К.А.А. подлежат переквалификации с п. "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ как убийство, совершенное на почве личных неприязненных отношений (до этого К.А.А. был избит).

С учетом уменьшения объема виновности К.А.А. в связи с переквалификацией его действий и тех обстоятельств, которые учитывались судом при назначении ему наказания - характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности, судебная коллегия считает необходимым назначить К.А.А. наказание в виде лишения свободы.

Доводы осужденного К.А.А. о том, что он не хотел никого убивать, по мнению судебной коллегии, не могут быть признаны состоятельными, так как выводы суда о наличии у К.А.А. умысла на совершение убийства надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждается приведенными показаниями К.А.А. в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, правильно признанными соответствующими действительности, так как соответствуют целенаправленным действиям К.А.А. при совершении убийства. Орудие преступления - двуствольное охотничье ружье, из которого К.А.А. производил, как указано в приговоре прицельные выстрелы в силуэт человека - свидетельствует об умысле К.А.А. на убийство.

Судом проверялись доводы К.А.А. о неосторожном характере убийства, а также о совершении убийства в состоянии физиологического аффекта, однако эти доводы оказались неосновательными и правильно судом отвергнуты с приведением в приговоре соответствующих мотивов принятого решения.

Органами предварительного расследования и судом проверено психическое состояние К.А.А. Из материалов дела следует, что К.А.А. на учете у психиатра не состоял, служил в армии в десантно-строевом полку. Комиссия экспертов психиатров обследовала К.А.А. непосредственно и обоснованно указала на отсутствие бреда, галлюцинаций, на последовательность мышления. Целенаправленные осмысленные действия К.А.А., поддержание им адекватного речевого контакта подтверждают правильность вывода суда о его вменяемости.

Отсутствие в материалах дела истории болезни (медицинской карты) К.А.А. не влияет на правильность выводов суда о его виновности, поскольку установление или отсутствие какого-либо заболевания К.А.А. в момент совершения преступления в предмет доказывания по данному делу не входит.

Ссылка осужденного К.А.А. на то, что в судебном заседании не допрошены и суд не вызвал для допроса в качестве новых свидетелей К.П.В. и К.Н.Д. не свидетельствует о нарушении закона, поскольку указанных фамилий К.А.А. в начале судебного следствия не называл и ходатайств об их допросе не заявлял, а в обязанности суда с учетом конституционного принципа осуществления судопроизводства в России на основе состязательности сторон - сбор дополнительных доказательств не входит. Ходатайство К.А.А. о допросе свидетелей, заявленное по окончанию судебного следствия судом разрешено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Судом первой инстанции тщательно проверялись доводы осужденного об оговоре его со стороны свидетелей, однако эти доводы оказались несостоятельными и суд правильно отверг их.

Изложенные в кассационных жалобах доводы в защиту осужденного, в том числе об отсутствии умысла на совершение убийства, тщательно исследованы судом первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре с указанием мотивов их несостоятельности.

Выводы суда по всем этим доводам основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, поэтому у судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений.

Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства.

Допустимость приведенных доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Иркутского областного суда от 3 августа 2006 года в отношении К.А.А. изменить:

переквалифицировать его действия с п. "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ, по которой назначить наказание в виде лишения свободы сроком на одиннадцать лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части тот же приговор в отношении К.А.А. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного К.А.А. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 ноября 2006 г. N 66-О06-132


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.