Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 29 ноября 2006 г. N 81-Г06-14 Суд вынес по делу новое решение, которым отказал в удовлетворении требования о признании недействующим положения закона субъекта РФ об административных правонарушениях, поскольку субъект РФ был вправе установить административную ответственность за размещение транспорта, т.к. данный вопрос не урегулирован федеральным законодательством

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ
от 29 ноября 2006 г. N 81-Г06-14


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 29 ноября 2006 г. дело по заявлению Л. об оспаривании п. 2 статьи 14 Закона Кемеровской области N 89-03 "Об административных правонарушениях в Кемеровской области", признании ее недействующей в силу противоречия действующему федеральному законодательству, по кассационной жалобе Совета народных депутатов Кемеровской области на решение Кемеровского областного суда от 4 сентября 2006 года, которым заявленные Л. требования были удовлетворены.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации С.В.Н., объяснения представителя губернатора Кемеровской области Ч., Л., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации С.Л.Е., полагавшей решение суда подлежащим отмене, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Л. обратился в суд с заявлением о признании ч. 2 статьи 14 Закона Кемеровской области от 16.06.2006 г. N 89-03 "Об административных правонарушениях в Кемеровской области" противоречащей действующему федеральному законодательству и недействующей, ссылаясь на то, что Совет народных депутатов Кемеровской области вышел за пределы своих полномочий.

Заявленное требование обосновано тем, что оспариваемая норма регулируется Правилами дорожного движения, противоречит Федеральному закону "О безопасности дорожного движения", положениям Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, не содержит определения понятия "размещение транспортных средств", "специально отведенных для этих целей мест", запрещает любую стоянку транспортных средств на тротуарах.

По мнению заявителя, законом вводятся необоснованные ограничения на пользование транспортным средством, нарушается его право частной собственности, гарантированное ч. 1 и 2 ст. 35 Конституции РФ.

В судебном заседании Л. свои требования поддержал.

Представитель Совета народных депутатов Кемеровской области возражал против удовлетворения требований Л., утверждая, что оспариваемая им норма закона области положениям федерального законодательства не противоречит, так как регулирует вопросы административной ответственности в сфере обеспечения санитарного состояния территорий, не упоминаемых в Правилах дорожного движения, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23.10.1993 г. N 1090.

Представитель губернатора Кемеровской области требования Л. не признала по тем же основаниям, что и представитель законодательного органа области.

Решением Кемеровского областного суда от 4 сентября 2006 г. ч. 2 статьи 14 Закона Кемеровской области от 16.06.2006 г. N 89-ОЗ "Об административных правонарушениях в Кемеровской области" признана недействующей и не подлежащей применению со дня вступления в силу настоящего решения суда.

В кассационной жалобе Совета народных депутатов Кемеровской области ставится вопрос об отмене состоявшегося по делу решения суда как необоснованного и незаконного.

Проверив материалы дела, изучив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение Кемеровского областного суда, вынесенное по данному делу, подлежащим отмене по следующим основаниям.

Как установлено в ходе судебного разбирательства, Законом Кемеровской области от 16 июня 2006 г. N 89-03 "Об административных правонарушениях в Кемеровской области", принятым Советом народных депутатов Кемеровской области и подписанным Губернатором Кемеровской области, официально опубликованным в областной газете "Кузбасс" за 23 июня 2006 г., установлена административная ответственность за административные правонарушения в Кемеровской области.

Глава третья вышеназванного закона регулирует административную ответственность за нарушение правил благоустройства, содержания и обеспечения санитарного состояния территории, принимаемых органами местного самоуправления.

Статья 14 Закона Кемеровской области "Об административных правонарушениях в Кемеровской области" определяет ответственность за загрязнение территории общего пользования, связанного с эксплуатацией, ремонтом и мойкой транспортных средств.

Согласно ч. 2 ст. 14 Закона 89-оз размещение транспортных средств, в том числе брошенных и (или) разукомплектованных, на детских и спортивных площадках, тротуарах, пешеходных дорожках, газонах, участках с зелеными насаждениями, а также вне специально отведенных для этих целей мест - влечет предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере от одного до пяти минимальных размеров оплаты труда; на должностных лиц - от десяти до тридцати минимальных размеров оплаты труда; на юридических лиц - от двадцати до ста минимальных размеров оплаты труда.

Не соглашаясь с положением, содержащимся в ч. 2 ст. 14 указанного закона Кемеровской области, заявитель утверждал, что тем самым установлена ответственность за "размещение транспортных средств", в том числе брошенных и (или) разукомплектованных, на детских и спортивных площадках, тротуарах, пешеходных дорожках, газонах, участках с зелеными насаждениями, а также вне специально отведенных для этих целей мест, т.е. фактически установлена ответственность за нарушение Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств.

Признавая обоснованность заявленного Л. требования, суд указал следующее.

В соответствии с п. 3 части 1 статьи 1.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установление административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, в том числе административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, находится в ведении Российской Федерации.

В силу п. 4 статьи 22 Федерального закона от 10.12.1995 г. N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" единый порядок дорожного движения на всей территории Российской Федерации устанавливается Правилами дорожного движения, утвержденными Правительством Российской Федерации.

Поскольку порядок дорожного движения включает в себя правила движения транспортных средств и этот порядок установлен нормативным актом федерального уровня - Правилами дорожного движения (утверждены постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090, с последующими изменениями), то ответственность за нарушение этого порядка в силу нормы п. 3 ч. 1 ст. 1.3 КоАП РФ может быть установлена лишь Российской Федерацией на федеральном уровне, а не на уровне субъекта РФ.

Правильные по существу суждения суда не могут быть положены в основу вывода об обоснованности заявленного Л. требования, так как сделаны без учета конкретных положений оспариваемой нормы закона области.

Действительно, устанавливая административную ответственность, законодатель области не вправе вторгаться в сферу общественных отношений, регулируемую нормами федерального законодательства.

Однако, как установлено судом, оспариваемая норма права касается вопросов размещения транспортных средств, в том числе брошенных и разукомплектованных, на детских и спортивных площадках, тротуарах, пешеходных дорожках, газонах, участках с зелеными насаждениями, а также вне специально отведенных для этих целей мест.

Поскольку указанные места размещения данного транспорта не упоминаются (кроме тротуара) в Правилах дорожного движения, а ответственность за это не предусмотрена КоАП РФ, то, руководствуясь п. 3 ст. 6 Федерального закона от 10.12.1995 г. N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения", субъекты Российской Федерации вправе самостоятельно решать вопросы обеспечения безопасности дорожного движения, а также иные вопросы.

Следует полагать, что в этой связи законодатель Кемеровской области был вправе установить административную ответственность за размещение транспорта на указанных территориях.

Таким образом, вывод суда о, якобы, фактической ответственности, установленной за нарушение Правил дорожного движения, не соответствует действительным обстоятельствам настоящего дела.

В силу ч. 3 п. 1 ст. 362 ГПК РФ - основанием для отмены или изменения решения суда в кассационном порядке является несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела.

С учетом изложенного, решение Кемеровского областного суда от 4 сентября 2006 г. не может быть признано законным и обоснованным, в связи с чем подлежит отмене.

Вместе с тем, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит возможным, не передавая дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, вынести новое решение об отказе Л. в удовлетворении заявленного требования о признании недействующей ч. 2 ст. 14 Закона Кемеровской области N 89-оз "Об административных правонарушениях в Кемеровской области".

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Кемеровского областного суда от 4 сентября 2006 г. - отменить.

Вынести по делу новое решение, которым заявленное Л. требование о признании недействующей ч. 2 ст. 14 закона Кемеровской области N 89-оз "Об административных правонарушениях в Кемеровской области" оставить без удовлетворения.


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила решение суда и признала, что региональные власти вправе устанавливать административную ответственность за размещение транспортных средств на детских и спортивных площадках, тротуарах, пешеходных дорожках, газонах, участках с зелеными насаждениями, а также вне специально отведенных для этих целей мест. Поводом для возникновения спора послужило требование заявителя, который просил признать соответствующее положение Закона субъекта РФ противоречащим федеральному законодательству, поскольку им фактически установлена ответственность за нарушение Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, что отнесено к ведению РФ.

Судебная коллегия, не опровергая выводов нижестоящего суда о том, что порядок дорожного движения включает в себя правила движения транспортных средств и этот порядок установлен нормативным актом федерального уровня - Правилами дорожного движения, следовательно, ответственность за нарушение этого порядка в силу п. 3 ч. 1 ст. 1.3 КоАП РФ может быть установлена лишь на федеральном уровне, вместе с тем указала следующее. Оспариваемая норма касается вопросов размещения транспортных средств, в том числе брошенных и разукомплектованных, на детских и спортивных площадках, тротуарах, пешеходных дорожках, газонах, участках с зелеными насаждениями, а также вне специально отведенных для этих целей мест. Поскольку указанные места размещения транспорта не упоминаются (кроме тротуара) в Правилах дорожного движения, а ответственность за это не предусмотрена КоАП РФ, то в соответствии с п. 3 ст. 6 Федерального закона "О безопасности дорожного движения", субъекты РФ вправе самостоятельно решать вопросы обеспечения безопасности дорожного движения, а также иные вопросы. Поэтому региональный законодатель был вправе установить административную ответственность за размещение транспорта на указанных территориях.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 29 ноября 2006 г. N 81-Г06-14


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.