Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 июня 2006 г. N 12-О06-11 Приговор в отношении осужденных за кражи, разбой и убийства отменен в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, нарушением УПК РФ и неправильным применением УК РФ, поэтому при новом рассмотрении дела суд должен создать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, принять меры к недопущению нарушений УПК РФ

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 13 июня 2006 г. N 12-О06-11


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела дело по кассационному представлению прокурора, кассационным жалобам осужденных М. и Б. на приговор Верховного суда Республики Марий Эл от 01 марта 2006 года, которым

Ф., родившийся 4 декабря 1985 года в г. Йошкар-Оле, несудимый, осужден к лишению свободы по:

ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ на четырнадцать лет;

ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на девять лет

ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ на один год.

По совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ Ф. назначено пятнадцать лет лишения, свободы в исправительной колонии строгого режима.

М., родившийся 12 марта 1984 года в г. Йошкар-Оле, несудимый, осужден к лишению свободы по:

ст.ст. 33 ч. 4, 105 ч. 2 п. "к" УК РФ на двенадцать лет;

ст. 162 ч. 2 УК РФ на семь шесть лет месяцев;

ст. 158 ч. 3 УК РФ на три года.

По совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ М. назначено тринадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Б., родившийся 16 октября 1984 года в г. Йошкар-Оле, осужденного 11 октября 2005 года по ст. 158 ч. 3 УК РФ к лишению свободы на 2 года;

25 ноября 2005 года по ст. 158 ч. 3 УК РФ на основании ст. 70 УК РФ к лишению свободы на 2 года 8 месяцев, - осужден по ст. 162 ч. 2 УК РФ на семь лет лишения свободы.

По совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ Б. назначено девять лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ч., мнение прокурора Г.И.А., поддержавшей доводы кассационного представления, судебная коллегия установила:

Ф. признан виновным в совершении кражи имущества Г.И.П. с причинением значительного ущерба потерпевшей, разбоя группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего Я.Д.В. и его убийства с целью скрыть разбой.

М. признан виновным в совершении разбоя группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, подстрекательства Ф. к убийству Я.Д.В. с целью скрыть разбой, а также кражи имущества Я.Н.В. с причинением ей значительного ущерба, с незаконным проникновением в жилище.

Б. признан виновным в совершении разбоя в отношении Я.Д.В. группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены 15 июля 2005 года, 01 и 02 августа 2005 года в г. Йошкар-Ола Республики Марий Эл при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании: осужденный Ф. виновным себя в совершении разбоя и убийства признал полностью, в совершении кражи - частично; осужденный М. виновным себя в совершении разбоя и кражи признал полностью, в совершении подстрекательства к убийству - не признал; осужденный Б. виновным себя не признал.

В кассационном представлении государственный обвинитель Д. просит приговор отменить с направлением дела на новое судебное рассмотрение в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, нарушением уголовно-процессуального закона и неправильным применением уголовного закона. Указывает, что суд в приговоре признал факт наличия между всеми осужденными предварительного сговора на применении веревки в ходе разбойного нападения на Я.Д.В. Эта их договоренность была реализована, однако суд необоснованно исключил из обвинения всех осужденных применение при разбое веревки как предмета, используемого в качестве оружия. Кроме того, он без достаточных оснований переквалифицировал действия М. и Б. со ст. 162 ч. 4 п. "в" на ст. 162 ч. 2 УК РФ. Б. суд незаконно оправдал в подстрекательстве Ф. к убийству Я.Д.В., осудив за это одного М. Суд не назначил осужденным дополнительное наказание в виде штрафа, не привел в приговоре мотивов этого решения, хотя санкциями закона, по которому они осуждены (ст. 162 ч. 2 и ст. 164 ч. 4 п. "в" УК РФ), такое наказание предусмотрено. Несмотря на то, что прокурор в суде поддержал обвинение Ф. в краже на сумму 10900 рублей, суд, выйдя за пределы обвинения, признал его виновным в краже на сумму 12900 рублей. При решении вопроса о назначении наказания М. суду следовало учесть его явку с повинной.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

- осужденный М. просит приговор в части его осуждения за подстрекательство к убийству отменить, указывая на то, что он в этой части постановлен на одних лишь противоречивых показаниях осужденного Ф., не подтвержденных другими доказательствами;

- осужденный Б. просит приговор изменить, переквалифицировать его действия со ст. 162 ч. 2 на ст. 161 ч. 2 УК РФ, указывая на то, что суд исключил из обвинения применение веревки как предмета, используемого в качестве оружия. Вместе с тем суд указал, что его (Б.) умыслом охватывалось применение веревки, а, следовательно, и насилия, опасного для жизни и здоровья. Это противоречие в выводах суда является неустранимым. Его участие в сговоре на нападение на потерпевшего не подтверждено доказательствами, исследованными в судебном заседании.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Д. просит их отклонить.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и представления, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Виновность Ф. в совершении кражи подтверждена материалами дела и участниками процесса не оспаривается.

По приговору суда Ф. признан виновным в совершении кражи телевизора "AKAI" с пультом дистанционного управления стоимостью 5600 рублей и музыкальный центр "LG" с пультом дистанционного управления стоимостью 7300 рублей, принадлежащие Г.И.П., всего на сумму 12900 рублей.

Содержащиеся в кассационном представлении доводы о том, что, признав Ф. виновным в краже на сумму 12900 рублей, вышел за пределы поддержанного прокурором обвинения на сумму 10900 рублей, не могут быть признаны обоснованными.

Как видно из протокола судебного заседания, прокурор в суде поддержал обвинение Ф. в краже телевизора стоимостью 5600 рублей и музыкальный центр стоимостью 7300 рублей (т. 6, л.д. 58-59). То есть тех же вещей и той же стоимостью.

В то же время прокурор просил при исчислении причиненного Г.И.П. ущерба учесть денежный долг ее сына Г.А.Ю. перед матерью Ф. - Г.Г.М. в сумме 2000 рублей.

Таким образом, при решении вопроса о виновности Ф. суд за пределы обвинения не вышел. Принятые им в этой части решения соответствуют закону, действия Ф. в этой части квалифицированы правильно.

Не оспаривается и виновность М. в совершении 2 августа 2005 года кражи имущества Я-вых на сумму 6620 рублей. Она также подтверждена материалами дела, и действия М. в этой части квалифицированы правильно.

В то же время судебная коллегия считает, что приговор в остальной его части подлежит отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и неправильным применением уголовного закона.

Как видно из приговора, суд посчитал установленным, что 1 августа 2005 года Ф., М. и Б. договорились совершить хищение имущества знакомого М. - Я.Д.В. путем разбойного нападения на него. Они вчетвером (включая потерпевшего Я.Д.В.) поднялись к нему в квартиру, стали распивать спиртные напитки. М., Ф. и Б. вышли на балкон, где разработали конкретный план нападения на Я.Д.В. Ф. должен был найти веревку в квартире, накинуть на шею Я.Д.В., Б. - удерживать потерпевшего, а М. искать деньги.

Вернувшись, Ф. в ванной комнате срезал бельевую веревку и накинул веревку на шею сидевшему на диване Я.Д.В., применяя насилие, опасное для жизни и здоровья потерпевшего. М. удерживал потерпевшего. Затем Ф. передал один конец веревки М., и они стали вдвоем душить Я.Д.В. При этом М., Б. и Ф. потребовали сказать, где лежат деньги. Получив отказ, М. нанес два удара утюгом в область головы потерпевшего, причинив ему повреждение, повлекшее легкий вред здоровью. Ф. взял на кухне нож и стал наносить Я.Д.В. множественные удары ножом в область живота и спины, причинив ему повреждения различной степени тяжести, в том числе и повлекшие тяжкий вред здоровью. Б. обыскивал квартиру. Я.Д.В., опасаясь за свою жизнь, указал место, где спрятаны деньги. Его развязали, и он вытащил из матраса, лежавшего на кровати, мешочек с деньгами в сумме 29700 рублей, которые забрал М. Б. похитил мобильный телефон "Siemens" стоимостью 3400 рублей.

После этого Ф., М. и Б. вновь связали Я.Д.В. электрошнуром от утюга и другими предметами, привязали к его лицу подушку, чтобы он не позвал на помощь. Перед уходом из квартиры М. сказал Ф., что Я.Д.В. знает его и может сообщить о совершенном в отношении него преступлении в правоохранительные органы, и попросил Ф. убить потерпевшего, тот согласился. М. и Б. ушли из квартиры. Ф. с целью убийства нанес Я.Д.В. множественные удары ножом в область шеи, причинив тяжкий вред здоровью, в результате которых Я.Д.В. скончался от спинального шока, возникшего вследствие колото-резаных ран шеи с повреждением твердой мозговой оболочки и вещества спинного мозга.

При этом суд указал в приговоре, что о наличии у осужденных предварительного сговора на совершение разбойного нападения свидетельствует, в частности наличие между ними предварительной договоренности об использовании для нападения веревки путем накидывания ее на шею потерпевшего, о распределении ролей при нападении на него, совместность и согласованность их действий.

Б., хотя и не причинил потерпевшему вреда здоровью, однако его умыслом охватывалось применение веревки, то есть применение насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, он осознавал и желал применения такого насилия, в дальнейшем воспользовался его последствиями и продолжил свои действия, направленные на завладение денежными средствами и имуществом Я.Д.В.

Признав все эти обстоятельства установленными, суд одновременно исключил из обвинения всех осужденных применение веревки в качестве предмета, используемого в качестве оружия, так как, по смыслу закона, веревка в данном случае таковой не может быть признана.

Вместе с тем, суд не указал, по смыслу какого закона и почему веревка не может быть признана предметом, используемым в качестве оружия при разбойном нападении.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" от 27 декабря 2002 г. (п. 23) под предметами, используемыми в качестве оружия, следует понимать предметы, которыми потерпевшему могли быть причинены телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья.

Между тем, оценку действий Б. как разбоя суд поставил в зависимость именно от его осведомленности о применении веревки как предмета, посредством которого к потерпевшему было применено насилие, опасное для его жизни и здоровья.

При таких обстоятельствах выводы суда о том, что примененная в ходе нападения на Я.Д.В. веревка не являлась предметом, использованным в качестве оружия, не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Исключение из обвинения данного предмета привело к неправильному применению уголовного закона в части квалификации действий осужденных.

Учитывая, что установление фактических обстоятельств нападения на Я.Д.В. может повлиять и на правовую оценку последующих действий осужденных, приговор суда подлежит отмене в части, касающихся всех действий Ф., М. и Б., совершенных в отношении потерпевшего Я.Д.В.

При новом рассмотрении дела суду необходимо создать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, принять меры к недопущению нарушений уголовно-процессуального закона.

В случае признания Ф., М. и Б. виновными наказание (как основное, так и дополнительное) подлежит им назначению с соблюдением требований ст.ст. 60 УК РФ.

С учетом тяжести предъявленного Ф., М. и Б. обвинения, оснований, по которым им была избрана и продлена мера пресечения в виде заключения под стражу, судебная коллегия считает необходимым оставить ее без изменения.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного суда Республики Марий Эл от 01 марта 2006 года в отношении Ф. в части его осуждения по ст. 105 ч. 2 п. "к" и ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ, М. в части его осуждения по ст.ст. 33 ч. 4, 105 ч. 2 п. "к" и ст. 162 ч. 2 УК РФ, а также в отношении Б. отменить.

Дело в этой части направить на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, но иным составом суда.

Меру пресечения Ф., М. и Б. оставить прежнюю - заключение под стражу, продлив срок содержания их под стражей на три месяца, до 13 сентября 2006 года.

Этот же приговор в части осуждения Ф. по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ к одному году лишения свободы и М. по ст. 158 ч. 3 УК РФ на три года лишения свободы оставить без изменения, а кассационное представление прокурора, кассационные жалобы осужденных М. и Б. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 июня 2006 г. N 12-О06-11


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.