Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 декабря 2006 г. N 35-О06-69 Поскольку наказание осужденному за разбой и убийство назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности, смягчающих наказание обстоятельств, оснований для отмены или изменения приговора не имеется

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 25 декабря 2006 г. N 35-О06-69


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 25 декабря 2006 года кассационную жалобу осужденного Д. на приговор Тверского областного

Д., родившийся 5 февраля 1963 года в д. Бабошино Бологовского района Тверской области, судимый 5 декабря 2005 года по ст.ст. 30 ч. 1 и 158 ч. 2 п. "б" УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 6 месяцев,

осужден

по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 11 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 16 лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное осуждение по предыдущему приговору, на основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказания частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору от 5 декабря 2005 года и окончательно назначено 16 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Д. осужден за разбойное нападение, совершенное с применением оружия, незаконным проникновением в жилище, причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей и за умышленное причинение смерти Р., сопряженное с разбоем.

Преступления совершены 10 января 2006 года в дер. Балакирево Бологовского района Тверской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Д. виновным себя не признал.

Заслушав доклад судьи С.А.В., объяснение осужденного Д., адвоката Б.Н.Ю., поддержавших доводы кассационной жалобы, мнение прокурора П.В.Ю., полагавшей кассационную жалобу оставить без удовлетворения, судебная коллегия установила:

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Д., выражая несогласие с приговором, указывает, что преступлений, за которые он осужден, не совершал, в ходе предварительного следствия в своих первоначальных показаниях и при проверке показаний на месте оговорил себя под физическим воздействием со стороны оперативных работников. Обращает внимание на то, что перед первым допросом ему не предоставили возможность общения с адвокатом наедине и конфиденциально. Утверждает, что изъятые у него вещи он купил у неизвестных парней, а латунную пулю в гараж ему подложили при производстве обыска, который был проведен с нарушением требований закона. Считает, что свидетель Б. и потерпевший С. дают ложные показания, о чем свидетельствует противоречивость их показаний. Указывает, что при судебном разбирательстве без объяснения причин отклонено его ходатайство о вызове в суд понятых, которые участвовали при осмотре места происшествия 13 января 2006 года, и не исследовалась пуля, которой была убита потерпевшая. Считает, что все доказательства, представленные следователем, являются недопустимыми, поэтому не могут быть положены в основу обвинения, а других доказательств, подтверждающих его причастность к данным преступлениям, в материалах дела не имеется.

В возражениях на кассационную жалобу осужденного государственный обвинитель М.А.Ю. просит оставить жалобу без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Д. в совершении указанных выше преступлений судебная коллегия находит правильными, основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, полно и подробно изложенных в приговоре.

Доводы осужденного Д. о непричастности к разбойному нападению и умышленному убийству Р. судом проверялись и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку они опровергаются полученными в судебном заседании доказательствами.

В ходе предварительно следствия при допросе в качестве подозреваемого и проверке показаний на месте Д. подробно пояснял об обстоятельствах совершенных им преступлений.

При этом он не отрицал, что к дому потерпевшей пришел с целью совершить хищение имущества из сарая, находящегося рядом с этим ломом, и взял при этом с собой ружье, зарядив его патроном с пулей. Когда из дома вышла женщина, он, угрожая ей ружьем, потребовал зайти обратно в дом, где приказал ей сесть на диван, после чего произвел в нее выстрел из ружья. После этого, он забрал из дома и гаража бытовую технику и другое имущество, часть которого погрузил в коляску мотоцикла, а другую часть не успел погрузить и оставил на обочине дороги, поскольку увидел движущиеся по дороге в его направлении две автомашины и был вынужден уехать.

Приведенные показания осужденного Д. подтверждаются показаниями свидетелей, данными протоколов осмотра места происшествия, выводами проведенных по делу судебных экспертиз,

Так, показания Д. об обстановке в сарае и доме Р., о месте расположения трупа потерпевшей и нахождения похищенного им имущества полностью соответствуют данным протоколов осмотра места происшествия, а также показаниям потерпевшего С. и свидетеля Б.

Из протокола опознания следует, что свидетель Б. среди предъявленных лиц опознал Д. как мужчину, с которым он беседовал 5 января 2006 года вблизи дома потерпевшей Р. Каких-либо данных, свидетельствующих об оговоре Д. потерпевшим С. и свидетелем Б., из материалов дела не усматривается.

Как следует из показаний свидетеля К. и протокола выемки, указанный свидетель добровольна# выдала сотовый телефон, который был похищен вместе с другим имуществом из дома потерпевшей, пояснив, что этот телефон оставил у нее Д., предложив поменять его на другой телефон.

Согласно протоколу обыска, в гараже, которым пользовался Д., было обнаружено и изъято имущество, похищенное у потерпевшей, а также охотничье ружье, патроны и гильзы 16 калибра, пыжи, прокладки и пуля из металла желтого цвета.

В соответствии с выводами судебных экспертиз, обнаруженное у потерпевшей Р. сквозное, проникающее, огнестрельное ранение, от которого наступила ее смерть, а также повреждения на ее одежде, могли быть образованы пулей, изъятой при осмотре трупа потерпевшей, в результате выстрела из охотничьего гладкоствольного огнестрельного оружия 16 калибра. Ружье, изъятое в гараже Д., является гладкоствольным охотничьим огнестрельным оружием - ружьем модели "ИЖ-58 МА" 16 калибра, которое исправно и пригодно для стрельбы, выстрел из него без нажатия на спусковой крючок невозможен. Пуля, изъятая в гараже Д., и пуля, изъятая с места происшествия, однотипны, изготовлены самодельным способом из металла желтого цвета, имеют одинаковую форму и схожие размеры. Деформированный войлочный пыж, изъятый с места происшествия, совпадает по материалу и его цвету с войлочным пыжом серо-коричневого цвета, обнаруженным в стреляной гильзе, изъятой из гаража Д.

Доводы осужденного о том, что в ходе предварительного следствия в своих первоначальных показаниях и при проверке показаний на месте он оговорил себя под физическим воздействием со стороны оперативных работников, судом проверялись и обоснованно опровергнуты.

Как видно из материалов уголовного дела, допрос Д. в качестве подозреваемого и проверка его показаний на месте проведены в соответствии с требованиями закона, показания он давал добровольно, в присутствии адвоката, каких-либо данных, свидетельствующих о том, что при этом на него оказывалось психологическое или физическое воздействие, не имеется.

Несостоятельными являются и доводы осужденного Д. о нарушении при этих допросах его права на защиту, поскольку как видно из протокола его первого допроса в качестве подозреваемого, перед началом допроса права подозреваемого ему были разъяснены в полном объеме, в том числе, и право иметь свидание с защитником наедине и конфиденциально.

Доводы осужденного Д. о том, что обыск в гараже был проведен с нарушением требований закона, а латунную пулю туда ему подложили, судебная коллегия также находит неубедительными, поскольку, как видно из данного протокола, обыск в гараже Д. был проведен в соответствии с требованиям# УПК РФ.

Таким образом, доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности Д., получены с соблюдением требований закона, оснований для признания их недопустимыми, как об этом ставится вопрос в жалобе осужденного, у суда не имелось.

При таких данных, учитывая, что показания Д. при допросе в качестве подозреваемого и при проверке показаний на месте полностью согласуются с показаниями потерпевшего, свидетелей, данными протоколов осмотра места происшествия, следственных действий, выводами экспертиз и другими исследованными в судебном заседании доказательствами, суд обосновано признал их достоверными, соответствующими фактическим обстоятельствам дела и положил в основу приговора.

Как видно из протокола судебного заседания, судебное следствие проведено в соответствии с требованиями УПК РФ, стороны не были ограничены в праве представления суду доказательств, все заявленные ходатайства судом разрешены, принятые по ним решения являются обоснованными, по окончании судебного следствия у сторон, в том числе и у стороны защиты, дополнений не было. Поэтому доводы осужденного Д. о нарушении судом в ходе судебного разбирательства уголовно-процессуального закона, являются необоснованными.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает, что исследованным в судебном заседании доказательствам суд дал надлежащую оценку и пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Д. в разбое, то есть нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, а также в умышленном причинении смерти другому человеку, сопряженном с разбоем. Действия осужденного судом квалифицированы правильно.

При этом суд обоснованно указал в приговоре, что об умысле осужденного Д. на убийство потерпевшей свидетельствуют характер его действий, орудие преступления и локализация причиненных потерпевшей повреждений.

Психическое состояние осужденного судом исследовано с достаточной полнотой. С учетом данных о личности и выводов судебно-психиатрической экспертизы Д. обоснованно признан вменяемым.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности, смягчающих наказание обстоятельств, является соразмерным содеянному и справедливым.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Тверского областного суда от 4 июля 2006 года в отношении Д. оставить без изменения, а кассационною жалобу осужденного - без удовлетворения.


Председательствующий



Судьи




Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 декабря 2006 г. N 35-О06-69


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.