Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 июля 2006 г. N 44-О06-39 Поскольку наказание осужденным за убийство назначено с учетом тяжести и общественной опасности содеянного, смягчающих и отягчающих обстоятельств, данных о их личности, роли каждого в совершении преступления, оснований для отмены или изменения приговора не имеется

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 31 июля 2006 г. N 44-О06-39


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 31 июля 2006 года кассационные жалобы осужденных М.С.Н., К.Д.В., адвоката Б. на приговор Пермского областного суда от 11 января 2006 года, которым

М.С.Н., 4 марта 1977 года рождения, уроженец г. Пермь, судимый:

1) 24 июня 1998 года по п.п. "а, б, д" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года,

2) 8 февраля 1999 года по п.п. "а, б, в, г" ч. 2 ст. 158, ст. 70 УК РФ к 6 годам лишения свободы, освобожден 23 января 2002 года условно-досрочно на неотбытый срок 2 года 9 месяцев 11 дней, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на 12 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

К.Д.В., 10 июля 1987 года рождения, уроженец г. Пермь, судимый 26 сентября 2005 года по ст.ст. 30 ч. 3 - 161 ч. 2 п. "г" УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, -

осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 7 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

В соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ приговор Мотовилихинского районного суда г. Перми от 26.09.2005 года в отношении К.Д.В. исполнять самостоятельно.

Заслушав доклад судьи Я., объяснение осужденного К.Д.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, мнение прокурора К.Н.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

М.С.Н. и несовершеннолетний К.Д.В. признаны виновными в умышленном причинении смерти В.М.А., группой лиц.

Преступление совершено ими 4 июля 2005 года в г. Перми при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В суде К.Д.В. и М.С.Н. вину признали частично,

В кассационных жалобах:

- осужденный М.С.Н. просит отменить приговор, производство по делу прекратить, а его оправдать, ссылаясь на то, что вина его в причинении смерти потерпевшему материалами дела не доказана. Указывает, что по делу не установлено, сколько ударов потерпевшему наносил каждый из осужденных, хотя при проведении дополнительной судебно-медицинской экспертизы можно было установить количество ударов, нанесенных каждым из них. Следы повреждений от ударов табуреткой на потерпевшем не обнаружены. С постановлением о назначении судебно-медицинской экспертизы ознакомили его вместе с заключением экспертизы, лишив возможности ставить свои вопросы и нарушили его право на защиту. Утверждает, что от его ударов, нанесенных кулаками и ногами, потерпевший не мог получить черепно-мозговую травму и полагает, что ему могли причинить телесные повреждения, повлекшие смерть, другие лица, когда он отсутствовал на месте преступления. Протокол осмотра места происшествия и трупа составлен небрежно, с нарушением процессуальных норм, так как отсутствуют подписи лиц, участвовавших при производстве этого следственного действия, поэтому следует признать этот протокол недопустимым доказательством. Указывает, что приговор основан на противоречивых показаниях свидетелей, также показаниях осужденного К.Д.В., который на предварительном следствии оговорил его, а в судебном заседании пояснил, что убил потерпевшего он один.

- осужденный К.Д.В. в своих жалобах (основной и дополнительной) указывает, что суд неправильно квалифицировал действия его как убийство, совершенное группой лиц. Считает, что его действия следовало квалифицировать только по ч. 1 ст. 105 УК РФ, а действия М.С.Н. - по ч. 1 ст. 111 УК РФ, ссылаясь на то, что потерпевшему он наносил удары до М.С.Н., а М.С.Н. с ним свои действия не согласовывал. Труп потерпевшего он сбросил в подпол один, также один нанес удары ножом и закапывал его также один, без чьей либо помощи, что подтвердил свидетель К.В.А. Утверждает, что явку с повинной написал он в результате применения недозволенных методов ведения следствия, под диктовку сотрудников милиции, поэтому в суде отказался от нее, но суд в основу приговора положил его явку с повинной, данные на предварительном следствии, также противоречивые показания свидетеля М., Г., опровергнутые другими свидетелями. Указывает, что М.С.Н. и свидетели подтвердили, что он не бил потерпевшего вместе с М.С.Н., наоборот, когда М.С.Н. бил потерпевшего, он его успокаивал. Просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд.

- адвокат Б. просит приговор в отношении осужденного К.Д.В. изменить, переквалифицировать его действия на ч. 1 ст. 105 УК РФ и смягчить наказание, при этом ссылается на то, что преступление он совершил один, без М.С.Н. и в его действиях отсутствует квалифицирующий признак группой лиц, никто из свидетелей не подтвердил, что К.Д.В. совместно с М.С.Н. избивал потерпевшего. Указывает, что суд неполно и односторонне исследовал обстоятельства дела, не выяснил причины изменения показаний свидетелями, необоснованно признал показания, данные осужденными на предварительном следствии правдивыми. Утверждает, что нанесение К.Д.В. ударов ножом - это эксцесс исполнителя, которые следует квалифицировать по ч. 1 ст. 105 УК РФ, кроме того, суд назначил слишком строгое наказание без учета данных о личности осужденного.

В возражениях государственный обвинитель С. указывает, что доводы кассационных жалоб осужденных и адвоката Б. являются несостоятельными, просит приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб осужденных М.С.Н., К.Д.В., адвоката Б. и возражений, судебная коллегия находит, что М.С.Н. и К.Д.В. обоснованно осуждены за умышленное причинение смерти другому лицу, группой лиц и приговор является законным, обоснованным и справедливым.

Так, судом бесспорно установлено и из материалов дела следует, что 4 июля 2005 года в ходе распития спиртных напитков М.С.Н. и К.Д.В. на почве личных неприязненных отношений поссорились с В.М.А. и с целью убийства нанесли каждый множественные удары кулаками и ногами по голове и телу В.М.А. Кроме этого М.С.Н., взял табурет с металлическими ножками и нанес им В.М.А. множественные удары по голове. От ударов М.С.Н. и К.Д.В. потерпевший В.М.А. потерял сознание. Тогда К.Д.В. и М.С.Н. занесли потерпевшего на кухню и вдвоем спустили ноги В.М.А. в подпол, а К.Д.В., с целью доведения совместного с М.С.Н. умысла на убийство потерпевшего до конца, вооружился ножом и нанес им не менее 3-х ударов потерпевшему в область шеи. После этого К.Д.В. и М.С.Н. сбросили В.М.А. в подпол и закопали. Смерть потерпевшего наступила там же на месте преступления от причиненных ранений.

К такому выводу суд пришел на основании тщательно исследованных материалов дела, подробно приведенных в приговоре, которым дана надлежащая оценка.

Доводы жалоб о том, что К.Д.В. один убил потерпевшего, а М.С.Н. не причастен к этому убийству, судом проверены и оценив в совокупности со всеми материалами дела обоснованно признаны несостоятельными.

Так, на предварительном следствии осужденный М.С.Н. не отрицал нанесение потерпевшему ударов руками и ногами, а К.Д.В. в протоколе явки с повинной и при допросах в качестве обвиняемого, показывал, что М.С.Н. избивал потерпевшего, в том числе пинал ногами, а после этого они совместными действия решили убить потерпевшего и он перерезал горло потерпевшему, а М.С.Н. стоял рядом. Затем они вместе скинули труп в подпол и закопали.

Эти показания соответствуют установленным судом фактическим обстоятельствам, поэтому судом признаны правдивыми, поскольку последовательны и подробны, при этом каждый конкретизировал свои действия и действия другого, получены они с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и подтверждены другими доказательствами.

Из показаний свидетеля М. следует, что К.Д.В. вместе с М.С.Н. нанесли В.М.А. около 17-18 ударов кулаками по лицу, отчего тот упал на пол. После этого М.С.Н. табуреткой с металлическими ножками нанес потерпевшему по голове около 6-7 ударов, также бил ногами по голове, высказывал В.М.А. угрозы убийством. Через некоторое время М.С.Н. и К.Д.В. перенесли В.М.А. к подполу, посадили на ступеньку, после чего К.Д.В. перерезал ножом потерпевшему горло и труп сбросили в подпол. Затем К.Д.В. вышел в огород, вытер нож и зашел обратно в дом с лопатой, а М.С.Н. открыл подпол и они оба залезли в подпол и вылезли оттуда примерно через 5 минут.

Свидетель К.В.А. подтвердил эти показания.

Свидетель Г. также подтвердила, что видела, как К.Д.В. и М.С.Н. наносили потерпевшему удары ногами. Она испугалась и вышла в сени. Позже вышел М. и сказал, что К.Д.В. убил потерпевшего, перерезал ему горло.

Свидетель Ш. также подтвердил, что видел, как осужденные избивали потерпевшего, а через несколько дней узнал, что М.С.Н. бил потерпевшего табуреткой, а К.Д.В. зарезал потерпевшего ножом.

Свидетель Е. показала, что Г. рассказала ей, что К.Д.В. и М.С.Н. убили потерпевшего.

Доводы жалоб о том, что свидетели М. и Г. оговорили осужденных, проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку никаких оснований для оговора осужденных у них не было и данные ими показания подтверждены другими доказательствами.

Из показаний свидетеля К. усматривается, что К.Д.В. и М.С.Н. сами рассказали ему об убийстве потерпевшего.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что труп В.М.А. с признаками насильственной смерти обнаружен в подполе дома, где осужденными он был оставлен, то есть на том же месте, где было совершено преступление.

Осмотр места происшествия проведен с соблюдением процессуальных норм и нарушений при составлении протокола осмотра места происшествия, как указано в жалобе осужденного М.С.Н., не допущено.

Как видно из протокола предъявления трупа для опознания, потерпевшая В.М.С. опознала своего сына В.М.А. по внешним признакам: по лицу, по телосложению, по одежде.

Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что смерть В.М.А. наступила в результате комбинированной травмы тела в виде закрытой черепно-мозговой травмы и резаных ранений шеи с повреждением крупных кровеносных сосудов справа, щитовидного хряща, сопровождавшихся массивной кровопотерей.

Данной экспертизой установлено, что закрытая черепно-мозговая травма, судя по морфологическим свойствам повреждения, образовалась от действий твердых тупых предметов, вероятнее всего от не менее чем 4-х ударов. Ранения шеи (3) образовались от действия предмета, обладающего режущими свойствами, типа клинка ножа.

Доводы жалоб М.С.Н. о том, что нанесение им ударов потерпевшему табуреткой не подтверждено материалами дела, опровергаются выводами экспертизы и также показаниями судебно-медицинского эксперта В.С.С., допрошенного в судебном заседании, из который видно, что удары твердым тупым предметом, которым могла быть и табуретка, могло быть и более четырех телесных повреждений.

На кусках ткани, ваты, обоев, на простыне и в одних исследованных пятнах на пододеяльнике, изъятых с места преступления, обнаружена кровь человека, происхождение которой от В.М.А. не исключается.

Все показания осужденных на предварительном следствии были получены после разъяснения им положений ст. 51 Конституции Российской Федерации, в присутствии адвоката, с соблюдением требований УПК РФ, поэтому суд обоснованно признал их правдивыми, поскольку они согласуются между собой, соответствуют установленным судом фактическим обстоятельствам дела и подтверждены другими, приведенными в приговоре доказательствам.

Выводы проведенных по делу экспертиз подтверждают показания осужденных о способе убийства ими потерпевшего и обстоятельства совершения преступления и опровергают доводы жалоб о непричастности М.С.Н. к убийству потерпевшего, поскольку нанося множественные удары руками и ногами по голове потерпевшему он понимал общественно опасный характер своих действий и желал наступления тяжких последствий - смерти потерпевшего.

При установленных обстоятельствах суд, всесторонне проанализировав собранные по делу доказательства в их совокупности, обоснованно пришел к выводу о доказанности вины М.С.Н. и К.Д.В. в умышленном причинении смерти потерпевшему, группой лиц, и дал их действиям правильную юридическую оценку, квалифицировав по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ.

Выводы суда мотивированы и основаны на всесторонне, полно и объективно проверенных доказательствах, собранных с соблюдением процессуальных норм и не вызывающих сомнений.

Причину изменения показаний осужденными, так и свидетелями, судом выяснялись и в приговоре приведены мотивы, почему одни доказательства по делу признаны судом правдивыми, а другие отклонены как недостоверные.

Доводы жалоб о том, что на предварительном следствии работниками милиции применялись к осужденным недозволенные методы ведения следствия, в результате чего К.Д.В. вынужден был оговаривать себя и написать явку с повинной, также проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку их показания об обстоятельствах убийства потерпевшего подтверждены показаниями свидетелей, которые являлись друзьями осужденных и никаких оснований их оговаривать, не имели. Кроме того, их показания подтверждены другими собранными по делу доказательствами, в том числе показаниями К.Д.В. и М.С.Н. на предварительном следствии, в которых они давали взаимоизобличающие показания, а оговаривать им друг друга не было оснований, поскольку также находились в дружеских отношениях.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену или изменение приговора, следственными органами и судом не допущено.

Мера наказания назначена осужденным М.С.Н. и К.Д.В. в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60 УК РФ, с учетом тяжести и общественной опасности содеянного, всех смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, данных о их личности, роли каждого в совершении преступления, в том числе и их явки с повинной.

При таких обстоятельствах для смягчения им наказания оснований не имеется.

На основании изложенного и, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила

приговор Пермского областного суда от 11 января 2006 года в отношении М.С.Н. и К.Д.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных М.С.Н., К.Д.В. и адвоката Б. - без удовлетворения.


Председательствующий



Судьи




Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 июля 2006 г. N 44-О06-39


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.