Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 июня 2006 г. N 46-О06-36 Приговор в отношении осужденного за хищение подлежит изменению, поскольку при назначении наказания суд сослался на явку с повинной как на доказательство вины осужденного, однако не учел ее в качестве смягчающего обстоятельства

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 26 июня 2006 г. N 46-О06-36


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы С.А.Ш. осужденных Д.А.В., И.М.А., О.А.В., К.Н.Ю., адвокатов И.В.С., З.А.А., И.С.В., К.С.В., А.С.Н. на приговор Самарского областного суда от 17 января 2006 года, по которому

Д.А.В., родившийся 15 августа 1971 года в г. Ташкенте Республики Узбекистан, не судимый,

осужден за каждое преступление в отношении Пр., Т.Ф.Х., А.О.В., К.А.А., У.В.Д., Д.Н.Н., Ч.Н.В., А.А.Н., Т.В.С. по ст. 159 ч. 4 УК РФ на семь лет лишения свободы;

за каждое преступление в отношении Н.Е.И., Т.А.П. по ст. 30 ч. 3, ст. 159 ч. 4 УК РФ на пять лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено одиннадцать лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

И.М.А., родившийся 16 августа 1971 года в г. Ташкенте Республики Узбекистан, не судимый,

осужден за каждое преступление в отношении М.В.А., З.Д.В., Д.Н.Н., З.В.П., Ч.Н.В., Н.П.В., А.А.Н., И.А.И., З.М.М., Щ.В.Ф., Т.В.С., М.Н.А. по ст. 159 ч. 4 УК РФ на семь лет лишения свободы;

за преступления в отношении Т.А.П. по ст. 30 ч. 3, ст. 159 ч. 4 УК РФ на пять лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено одиннадцать лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Он же по ст. 30 ч. 3, ст. 159 ч. 4 УК РФ в отношении Н.Е.И. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

В.А.И., родившийся 28 ноября 1962 года в г. Архангельске, не судимый,

осужден за каждое преступление в отношении А.О.В., Б.С.Д., С.В.Я. по ст. 159 ч. 4 УК РФ на семь лет лишения свободы;

за каждое преступление в отношении Пол., А.Е.П. по ст. 30 ч. 3, ст. 159 ч. 4 УК РФ на пять лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено восемь лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Он же по ст. 159 ч. 4 УК РФ в отношении У.В.Д. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

О.А.В., родившийся 22 февраля 1981 года в г. Москве, не судимый,

осужден за каждое преступление в отношении Т.Ф.Х., Б.С.Д., С.В.Я. по ст. 159 ч. 4 УК РФ на семь лет лишения свободы;

за каждое преступление в отношении Н.Е.И., А.Е.П. по ст. 30 ч. 3, ст. 159 ч. 4 УК РФ на пять лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено восемь лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

К.Н.Ю., родившийся 15 июля 1979 года в г. Москве, не судимый,

осужден за каждое преступление в отношении К.А.А., У.В.Д., Г.В.С. по ст. 159 ч. 4 УК РФ на семь лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено семь лет шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Постановлено взыскать в возмещение материального ущерба с:

- И.М.А. в пользу М.В.А. 59 540 рублей; З.Д.В. 62 542 рубля; З.В.П. 21042 руб. 28 коп.; Н.П.В. 78 000 рублей; И.А.И. 31 000 рублей; З.М.М. 55129 рублей; Щ.В.Ф. 28 684 руб. 27 коп., ООО "Хоум Кредит энд Финанс Банк" 41 391 рубль; М.Н.А. 37 761 рубль 04 коп.;

- Д.А.В. и И.М.А. солидарно в пользу Д.Н.Н. 68 416 руб. 28 коп.; Ч.Н.В. 62 764 руб. 72 коп.; А.А.Н. 61 102 рубля; Т.В.С. 54 978 руб. 02 коп.;

- Д.А.В. и О.А.В. солидарно в пользу Т.Ф.Х. 133 589 руб. 28 коп.; Н.Е.И. 29 039 руб. 60 коп.;

- Д.А.В. и В.А.И. солидарно в пользу А.О.В. 16 821 руб. 75 коп.;

- В.А.И. и О.А.В. солидарно в пользу Б.С.Д. 50 000 рублей; С.В.Я. 2 000 долларов США в рублевом эквиваленте на момент взыскания и 7 900 рублей; А.Е.П. 5 771 руб. 92 коп.;

- Д.А.В. и К.Н.Ю. солидарно в пользу К.А.А. 51 786 руб. 47 коп.; У.В.Д. 65 564 руб. 54 коп.;

- К.Н.Ю. в пользу Г.В.С. 39 111 руб. 34 коп.

Также постановлено в возмещение ущерба по предъявленным искам обратить взыскание на вещественные доказательства: автомобиль "Toyota Lexus" регистрационный знак О 007 ОС 63 РУС и ключи от него, хранящиеся в УБОП при ГУВД Самарской области, семь сотовых телефонов, хранящиеся в уголовном деле.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации К.В.С.., объяснения осужденных О.А.В., К.Н.Ю., И.М.А., В.А.И., мнение прокурора К.Ю.Н. об отмене приговора в части обращения взыскания на автомобиль "Toyota Lexus" и семь сотовых телефонов и передаче дела в этой части на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, судебная коллегия установила:

Д.А.В., И.М.А., В.А.И., О.А.В., К.Н.Ю. осуждены за совершение хищений, а Д.А.В., В.А.И., О.А.В., И.М.А., кроме того, и за совершение покушений на хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием (инсценировки дорожно-транспортных происшествий) с причинением значительного ущерба гражданам, организованной группой.

Преступления совершены ими с 22 июня по 8 сентября 2004 года в г. Самаре при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В суде осужденные вину не признали.

В кассационных жалобах:

- осужденный Д.А.В. просит разобраться в деле, указывая, что преступлений в отношении потерпевших Т.Ф.Х. и У.В.Д. не совершал, а последний его не опознал. Считает, что приговор постановлен на сомнительных доказательствах, и показаниях осужденных К.Н.Ю., О.А.В., В.А.И., которые оговорили его и себя в результате недозволенных методов. Кроме того, полагает, что приговор постановлен без учета того обстоятельства, что по показаниям потерпевших Пр., Н.Е.И., А.О.В., К.А.А., Д.Н.Н., Ч.Н.В., Т.А.П., на самом деле, имели место столкновения автомашин под их управлением с другой автомашиной, а по заключению автотехнических экспертиз на автомашинах потерпевших действительно обнаружены повреждения, которые могли возникнуть при ДТП. Отмечает, что он не являлся членом организованной группы. Кроме того, выражает сомнения в заключениях автотехнических экспертиз. Вместе с тем, просит учесть положительные данные его личности и нахождение под стражей в течение полутора лет;

- адвокат И.В.С. в защиту интересов Д.А.В. просит приговор отменить, дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступлений, либо снизить наказание до минимального, не связанного с лишением свободы, приводя в обоснование аналогичные доводы. Кроме того, просит отменить приговор в части обращения взыскания в возмещение предъявленных гражданских исков на автомашину "Toyota Lexus", поскольку Д.А.В. не является ее собственником;

- осужденный О.А.В. просит разобраться в деле, указывая, что не совершал преступлений, за которые осужден, а приговор основан на предположениях. Отмечает, что суд необоснованно обратил взыскание в возмещение материального ущерба на два мобильных телефона, которые ему не принадлежат. В частности утверждает, что во всех случаях, за которые он осужден, имели место в действительности дорожно-транспортные происшествия, заключения автотранспортных экспертиз вызывают сомнения, потерпевшие Т.Ф.Х., Б.С.Д., Н.Е.И., С.В.Я., А.Е.П. его оговаривают. Отмечает, что его показания в ходе предварительного следствия, а также показания несовершеннолетнего свидетеля Ан. получены с нарушением норм уголовно-процессуального законодательства, поэтому являются недопустимыми доказательствами;

- адвокат З.А.А. в защиту интересов О.А.В. просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство, указывая, что вина О.А.В. в содеянном не доказана. Отмечает, что во всех случаях, за которые О.А.В. осужден, имели место реальные дорожно-транспортные происшествия, а заключения автотехнических экспертиз вызывают сомнения. Полагает, что суд, признав О.А.В. виновным по конкретным эпизодам мошеннических действий, вышел за рамки предъявленного ему обвинения, так как не по всем этим эпизодам ему было предъявлено обвинение. Отмечает, что суд использовал в качестве обвинительного доказательства показания в ходе предварительного следствия О.А.В., допрошенного с нарушением норм уголовно-процессуального законодательства;

- осужденный К.Н.Ю. просит разобраться в деле, указывая, что он не причастен к преступлениям, за которые осужден, автомашину водить не умеет, как не имеет и водительских прав. Считает, что потерпевшие К.А.А. и У.В.Д. при опознании перепутали его с братом. У потерпевшего Г.В.С. он лишь забирал деньги для передачи Д., с автомашиной которого совершил столкновение потерпевший. Отмечает, что показания в ходе предварительного следствия дал под воздействием сотрудников милиции;

- адвокат И.С.В. в защиту интересов К.Н.Ю. просит приговор отменить, дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступлений, приводя те же доводы;

- осужденный И.М.А. просит приговор отменить, дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступлений, указывая, что его вина в совершении преступлений не доказана, а во всех случаях, за которые он осужден, имели место реальные дорожно-транспортные преступления. Считает, что приговор основан на показаниях в ходе предварительного следствия осужденных В.А.И., К.Н.Ю., О.А.В. и свидетеля Ан., которые в судебном заседании от них отказались, заявив, что они даны под давлением со стороны сотрудников милиции. Также считает, что заключения автотехнических экспертиз вызывают сомнения. Вместе с тем, отмечает, что непризнание им своей вины является средством защиты, а ему назначено наказание хотя и с учетом положительных данных о нем, но более строгое, чем просил государственный обвинитель;

- адвокат К.С.В. в защиту интересов И.М.А. просит приговор отменить, дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступлений, приводя те же доводы и указывая, что солидарен с позицией осужденного о невиновности в содеянном;

- адвокат А.С.Н. в защиту интересов В.А.И. просит приговор отменить, дело прекратить за отсутствием состава преступлений, указывая, что в случаях с потерпевшими Пол., А.О.В., С.В.Я., А.Е.П. имели место реальные дорожно-транспортные происшествия. Кроме того, по мнению адвоката, поскольку в случае с Пол. осужденный, не дожидаясь оплаты потерпевшим причиненного ущерба, ушел, то его действия можно расценить как добровольный отказ от преступления. Считает, что опознание потерпевшим Б.С.Д. В.А.И. вызывают сомнения, которые следует толковать в пользу осужденного.

- С.А.Ш. просит отменить приговор суда в части обращения взыскания на принадлежащий ему автомобиль "Toyota Lexus", указывая, что он не принадлежит никому из осужденных.

В возражениях государственный обвинитель Б.В.А., потерпевшие Щ.В.Ф., Т.Ф.Х., Т.А.П., И.А.И., Б.С.Д., З.М.М., Д.Н.Н. просят приговор оставить без изменения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора суда.

Доводы кассационных жалоб о том, что вина осужденных в совершении мошеннических действий не доказана, а, на самом деле во всех случаях имели место реальные дорожно-транспортные происшествия с участием потерпевших, нельзя признать состоятельными.

Как правильно установлено судом, в начале мая 2004 года Д.А.В. создал организованную преступную группу в целях завладения чужим имуществом путем мошенничества - совершения инсценировок либо преднамеренного совершения дорожно-транспортных происшествий. В созданную группу вовлек И.М.А., В.А.И., К.Н.Ю., О.А.В., а также других неустановленных лиц и лиц, находящихся в розыске.

Д.А.В. не только руководил организованной группой, распределял роли между ее членами, но и участвовал в совершаемых ею преступлениях.

В соответствии с разработанным Д.А.В. планом члены организованной группы О.А.В., В.А.И., И.М.А., К.Н.Ю. и другие неустановленные следствием лица, прибыли в г. Самару на автомобилях "Джип Гранд Чероке", регистрационный знак X 226 ТТ 78 РУС, Ауди-А6 регистрационный знак А 604 ВУ 97 РУС, Ауди-А8 регистрационный знак У 194 РХ 97 РУС и на не установленном следствием автомобиле ВАЗ 2112. Кроме того, членами преступной группы использовался автомобиль "Toyota Lexus" регистрационный знак О 007 СО 63 РУС, зарегистрированный на имя Л.З.П., а также неустановленный следствием автомобиль ВАЗ 2110.

Подсудимые на дорогостоящих автомобилях иностранного производства, выбирали на автомобильных дорогах с большим потоком транспортных средств объект преступного посягательства - автомобиль отечественного производства и создавали ситуации, схожие с реальными дорожно-транспортными происшествиями, то есть инсценировали их, либо преднамеренно совершали дорожно-транспортные происшествия, влекущие наименьшие повреждения для их автомобилей. После чего, ссылаясь на нарушения водителями автомобилей Правил дорожного движения, вводили их в заблуждение относительно их виновности в совершении дорожно-транспортных происшествий и путем обмана завладевали денежными средствами последних. Похищенными денежными средствами члены организованной группы распоряжались по собственному усмотрению.

Для реализации планов организованной группы, а также избежания раскрытия и привлечения к уголовной ответственности его членов, по указанию Д.А.В. номер его телефона мобильной связи и часть телефонов других членов организованной группы были подключены К.Н.Ю. на свое имя в компании ОАО "Мобильные Телесистемы" в г. Самаре.

Организованной группой в период с 22 июня по 8 сентября 2004 года на территории г. Самары в разных составах совершено 4 покушения и 20 хищений чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, с причинением значительного ущерба гражданам.

Выводы суда о виновности осужденных в содеянном подтверждаются совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании и подробно изложенных в приговоре.

В частности показания об этом дал осужденный К.Н.Ю. в явке с повинной, из которых следует, что цель деятельности группы, прибывшей в 20-х числах июня 2004 года по просьбе Д.А.В. в г. Самару - "заниматься имитацией аварий на дорогах". При совершении "аварий" использовали один из пунктов правил дорожного движения - "помеха справа".

Подробные показания об обстоятельствах совершения преступлений, в том числе о создании организованной группы с распределением ролей внутри ее, дали в ходе предварительного расследования В.А.И., К.Н.Ю., О.А.В., допрошенные в качестве подозреваемых и В.А.И., К.Н.Ю., допрошенные в качестве обвиняемых.

Оснований считать, что К.Н.Ю., В.А.И., О.А.В. оговорили себя, а также они и Ан. оговорили других осужденных в результате недозволенных методов следствия, либо полагать, что они были допрошены с нарушением норм уголовно-процессуального закона, судебная коллегия не усматривает.

Согласно ст. 276 ч. 1 п. 1 УПК РФ оглашение показаний подсудимого, данных при производстве предварительного расследования, а также воспроизведение приложенных к протоколу допроса материалов фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки его показаний могут иметь место по ходатайству сторон при наличии существенных противоречий между показаниями, данными подсудимым в ходе предварительного расследования и в суде, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 1 части второй статьи 75 УПК РФ.

В соответствии со ст. 75 ч. 2 п. 1 УПК РФ к недопустимым доказательствам относятся показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствии защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде.

Как следует из материалов дела, в связи с изменениями осужденными своих показаний, данных в ходе предварительного расследования, судом оглашены в судебном заседании и использованы в качестве доказательств показания В.А.И., К.Н.Ю., О.А.В., допрошенных в качестве подозреваемых и показания В.А.И. и К.Н.Ю., допрошенных в качестве обвиняемых, с участием адвоката.

Поэтому суд обоснованно в связи с наличием существенных противоречий огласил в судебном заседании их показания, данные в ходе предварительного расследования, и использовал в качестве доказательств по уголовному делу.

Из показаний свидетеля Ан. в ходе предварительного следствия также следует, что она, проживая в г. Самаре через мобильную связь познакомилась с парнем, который в июне или июле 2004 года со своими знакомыми, в числе которых были К.Н.Ю., К.А., их отчим Андрей (В.А.И.), Антон и другие приехали из г. Москвы в г. Самару. Из разговоров между ними она поняла, что они занимаются "подставами" на автомобилях, т.е. инсценировали ДТП с другими автомобилями.

Свидетель Ан., которой на момент проведения следственного действия исполнилось 16 лет, была допрошена в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона (ст. 191 УПК РФ). Вопреки доводам кассационных жалоб закон не предусматривает при допросе свидетеля в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет обязательного участия его законного представителя.

Кроме того, изложенные показания К.Н.Ю., В.А.И., О.А.В. и Ан., соответствующие установленным судом обстоятельствам, также подтверждаются показаниями многочисленных потерпевших, которые опознали осужденных, непосредственно участвовавших в конкретных преступлениях.

Так анализ показаний потерпевших свидетельствует о том, что осужденными была выработана единая схема совершения мошенничества, в соответствии с которой потерпевшим создавались помехи на дороге, что вынуждало их совершать маневр перестроения из одной полосы движения в другую. При этом автомобиль осужденных, следовавший позади автомашин потерпевших, увеличивал скорость и создавал видимость совершения ДТП. После чего автомашины останавливались, осужденными со своих мобильных телефонов звонили якобы в страховые компании, где отвечали, что происшедшее не является страховым случаем, и предлагали разбираться самостоятельно. Затем также делались звонки в сервисные центры, откуда указывалась примерная стоимость ремонта автомашины осужденных. Осужденные убеждали потерпевших в их виновности в ДТП и получали от них деньги.

Показания потерпевших по всем преступлениям о том, что в страховой компании им отвечали, что их случай не является страховым, свидетельствуют о том, что в отношении потерпевших было совершено мошенничество, так как из показаний допрошенных в судебном заседании работников различных страховых компаний следует, что звонков от потерпевших в дни совершения ими ДТП с участием автомашин осужденных не поступало. Данный факт указывает на то, что осужденные фактически звонили не в страховые компании, а своим соучастникам, чтобы убедить потерпевших в их виновности в совершении аварии и необходимости оплаты стоимости ремонта поврежденного автомобиля.

Так 14 из 24 потерпевших (Пр., М.В.А., З.Д.В., Пол., Т.Ф.Х., Д.Н.Н., Г.В.С., А.А.Н., З.М.М., Щ.В.Ф., А.Е.П., Т.А.П., Т.В.С., М.Н.А.) пояснили, что какого-либо столкновения с другой автомашиной они не совершали, но осужденные или находившиеся с ними лица вынуждали их остановиться, съехать с дороги на обочину и, показывая повреждения на автомашинах, убеждали в виновности совершения столкновения и требовали заплатить деньги, при этом зачастую соглашались на уменьшения суммы объявленного ущерба.

При этом по заключениям автотехнических экспертиз обнаруженные в 14 указанных случаях на правой стороне автомашин перечисленных потерпевших повреждения в виде многочисленных царапин образованы твердым предметом с острой кромкой динамическим воздействием, вероятно, вручную и не могли образоваться при ДТП с другим автомобилем.

Поэтому суд обоснованно указал, что заключение экспертиз также свидетельствует о мошеннических действиях осужденных, которые убеждали потерпевших в том, что повреждения на принадлежавших им автомобилях образовались при столкновении с их автомобилем.

Судебная коллегия не находит оснований для сомнений в заключениях экспертиз.

Тем более, что только 10 потерпевших (Т.Ф.Х., Н.Е.И., А.О.В., К.А.А., У.В.Д., Д.Н.Н., З.В.П., Ч.Н.В., Б.С.Д., С.В.Я.) пояснили, что почувствовали; удар сзади, автомашину качнуло либо стало заносить, толчок с правой стороны, щелчок, а по заключениям восьми экспертиз на автомобилях потерпевших Н.Е.И., А.О.В., К.А.А., У.В.Д., Д.Н.Н., З.В.П., Ч.Н.В., Б.С.Д. помимо уже обнаруженных на автомобилях 14 потерпевших царапин, которые не могли образоваться в результате ДТП, на правой стороне автомобилей также обнаружены другие повреждения в виде нарушения лакокрасочного покрытия и наслоений, вмятины, деформации, которые могли образоваться при ДТП.

Однако наличие таких повреждений не может свидетельствовать о реальных дорожно-транспортных происшествиях, происшедших по вине этих потерпевших, поскольку из показаний К.Н.Ю. в явке с повинной следует, что именно таким способом (путем совершения ДТП) осужденные, уже имея до столкновения либо без него повреждения на своих автомобилях, убеждали потерпевших в том, что именно в результате столкновения по их вине возникли эти повреждения, и требовали выплатить стоимость предполагаемого ремонта.

Оснований не доверять показаниям потерпевших судебная коллегия не усматривает.

Об умысле осужденных на совершение мошеннических действий свидетельствует и тот факт, что все преступления были совершены ими на автомобилях, с которых умышленно были сняты регистрационные знаки, в короткий промежуток времени.

При таких обстоятельствах суд обоснованно признал, что осужденные, являясь членами организованной группы, в целях завладения чужим имуществом (деньгами) инсценировали совершение дорожно-транспортных происшествий, в связи с чем правильно признал их виновными по ст. 159 ч. 4 УК РФ, а в тех случаях, когда им не удалось довести до конца свой преступный умысел по независящим от них обстоятельствам - по ст. 30 ч. 3, ст. 159 ч. 4 УК РФ.

Доводы адвоката А.С.Н. о том, что действия В.А.И. в отношении потерпевшего Пол. могли быть расценены как добровольный отказ от совершения преступления, нельзя признать состоятельными.

Как следует из показаний потерпевшего Пол. 5 июля 2004 года, примерно в 12-00 часов, он на принадлежащем ему автомобиле ВАЗ-2108 двигался по Московскому шоссе в г. Самаре, когда на промежутке дороги между ул. 3. Космодемьянской и ул. Г. Димитрова следовавший впереди него автомобиль ВАЗ-2110 резко произвел торможение, в связи с чем, он также притормозил и, объехав его с правой стороны, продолжил движение. В этот момент в зеркале заднего вида он увидел, что следом за его автомобилем двигается автомобиль Ауди темно-синего цвета, без регистрационного знака, который сигнализирует фарами и требует, чтобы он остановился. Он остановился и вышел из автомобиля, одновременно из автомобиля Ауди вышли трое парней. Водитель автомобиля Ауди сказал ему, что, совершая обгон, он задел их автомобиль, после чего, стал показывать повреждения на автомобиле Ауди - царапины на левом переднем крыле, которые были грязные, в пыли, трещину на молдинге и повреждение крепления на левой передней фаре. После этого, подойдя к своему автомобилю, он обнаружил, что на правом заднем крыле имеются горизонтальные полосы длиной до полуметра и царапины, которые повредили лакокрасочное покрытие машины. Парни сказали, что ничего страшного нет и надо позвонить в страховую компанию. Водитель автомобиля Ауди сказал, что машину он приобрел 3 дня назад, и поэтому у него еще нет государственных номеров. По предложению водителя, он сел в автомобиль Ауди, где водитель стал звонить по своему сотовому телефону в страховую компанию и объяснил, что случилось ДТП, после чего передал ему трубку. По телефону мужской голос объяснил, что если с места столкновения съехали, то данная ситуация не относится к страховым случаям. На его вопрос надо ли вызывать ГАИ, страховой агент сказал, что ГАИ составят лишь схему места происшествия, но платить все равно придется ему. После этого, водитель автомобиля Ауди созвонился по своему сотовому телефону с сервисным центром, после чего, передал ему, Пол., трубку. Мужской голос сказал ему, что стоимость ремонта автомобиля Ауди составит 2 785 Евро или 90 000 рублей. После этого, водитель иномарки предложил ему возместить им 90 000 рублей. Он предложил им забрать его машину, так как денег у него нет, но они не согласились и предложили занять деньги у знакомых и родственников. Он вместе с охранником, которого представил ему водитель автомобиля Ауди, поехали к нему домой за деньгами, однако, его жена посоветовала съездить в страховую компанию и узнать причину отказа в выплате страхового возмещения. Он вместе с охранником, которого опознал в ходе следствия как В.А.И., поехали в страховую компанию, где был застрахован его автомобиль. Охранник остался в машине, а он зашел в страховую компанию, где узнал, что никакого звонка о произошедшем ДТП к ним не поступало, а адвокат по ДТП, осмотрев повреждения его машины, сказал, что они не имеют к ДТП никакого отношения. В то время, когда они с адвокатом вышли из здания страховой компании и подошли к машине, охранника уже не было, он ушел в неизвестном направлении.

С учетом изложенного действия В.А.И. обоснованно квалифицированы по ст. 30 ч. 3, ст. 159 ч. 4 УК РФ.

Нельзя согласиться и с доводами кассационной жалобы адвоката З.А.А. в интересах О.А.В. о том, что суд признал его виновным по отдельным преступлениям, обвинение по которым ему не вменялось.

Во-первых, доводы адвоката не конкретизированы.

Во-вторых, О.А.В. было предъявлено обвинение в совершении преступлений в отношении потерпевших Т.Ф.Х., Н.Е.И., Б.С.Д., С.В.Я., А.Е.П., в совершении которых он и признан виновным.

Доводы кассационных жалоб о том, что с осужденных в пользу потерпевших необоснованно взыскана стоимость восстановительного ремонта автомобилей без учета их износа, не основаны на законе.

Поскольку осужденными причинен имущественный вред потерпевшим в результате совершения преступлений, то взысканию с них подлежит стоимость восстановительного ремонта автомобилей, включающего в себя разборку, покраску и сборку автомобилей, подтвержденная заключениями товароведческих экспертиз, без учета износа автомобилей.

В связи с тем, что судом по каждому преступлению осуждены конкретные осужденные, то именно с них, а не со всех осужденных взыскан размер материального ущерба в пользу потерпевших.

Нельзя согласиться и с доводами кассационных жалоб об отмене приговора в части обращения взыскания на автомобиль "Toyota Lexus" регистрационный знак О 007 63 РУС, а также два сотовых телефона.

По приговору в возмещение материального ущерба потерпевшим, гражданские иски которых судом удовлетворены, обращено взыскание на вещественные доказательства по делу - автомобиль "Toyota Lexus" регистрационный знак О 007 63 РУС и ключи от него, а также семь сотовых телефонов.

В обоснование обращения взыскания на автомобиль суд сослался на то, что хотя автомобиль и был приобретен С.А.Ш. по генеральной доверенности у Л.З.П., однако фактически им пользовался Д.А.В., что свидетельствует о том, что фактически автомобиль был приобретен им.

В кассационной жалобах С.А.Ш. указывает, что автомобиль принадлежит ему, а осужденный О.А.В. указывает, что два мобильных телефона, изъятых у него, принадлежат его сестре, и просят приговор в части обращения взыскания на указанные вещественные доказательства отменить.

Между тем, спор о принадлежности имущества, на которое обращено взыскание, рассматривается судом по правилам гражданского судопроизводства (Раздел 7 ГПК РФ).

Поэтому лица, оспаривающие принадлежность имущества, вправе обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства об исключении спорного имущества от ареста (исключении из описи).

Вместе с тем, приговор суда в отношении К.Н.Ю. подлежит изменению.

При назначении наказания К.Н.Ю. суд учел, что он впервые привлекается к уголовной ответственности, положительно характеризуется.

В то же время как на доказательство вины осужденных, в том числе самого К.Н.Ю., суд сослался на его явку с повинной, однако необоснованно не учел ее в качестве смягчающего обстоятельства.

Поэтому назначенное К.Н.Ю. наказание подлежит смягчению.

Что касается наказания другим осужденным, то оно назначено им в соответствии со степенью опасности преступлений, обстоятельств дела и данных о личности.

Руководствуясь ст.ст. 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Самарского областного суда от 17 января 2006 года в отношении К.Н.Ю. изменить.

Снизить наказание К.Н.Ю., назначенное по ст. 159 ч. 4 УК РФ за каждое преступление в отношении потерпевших К.А.А., У.В.Д., Г.В.С., до шести лет шести месяцев лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 159 ч. 4, ст. 159 ч. 4, ст. 159 ч. 4 УК РФ назначить семь лет лишения свободы.

В остальной части приговор в отношении К.Н.Ю., а также этот же приговор в отношении Д.А.В., И.М.А., В.А.И., О.А.В. оставить без изменения, кассационные жалобы С.А.Ш., а также осужденных и адвокатов И.В.С., З.А.А., И.С.В., К.С.В., А.С.Н. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 июня 2006 г. N 46-О06-36


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.