Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 3 августа 2006 г. N 46-О06-59 Поскольку наказание осужденным за разбой и убийство назначено с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела, данных о их личности, а также с учетом смягчающего обстоятельства (явки с повинной), оснований для отмены или изменения приговора не имеется

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 3 августа 2006 г. N 46-О06-59


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 3 августа 2006 г. кассационное представление государственного обвинителя Л., кассационные жалобы адвоката В., осужденных Ж. и А. на приговор Самарского областного суда от 24 марта 2006 года, которым

Ж., 1 мая 1984 г. рождения, уроженец с. Эльхотово Республики Северная Осетия, судимый:

1) 27 апреля 2005 г. по ст. 161 ч. 2 п.п. "а, г" УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года,

осужден по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы;

по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, ж, з" УК РФ к 17 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно путем частичного сложения назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Приговор в отношении Ж. от 27.04.2005 года постановлено исполнять самостоятельно.

А., 10 апреля 1959 г. рождения, уроженцу г. Чимкент Республики Казахстан, судимый:

1) 21 сентября 2000 г. по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ к 6 годам лишения свободы. Освобожден условно-досрочно на 2 года 6 мес. 13 дней,

осужден по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы;

по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к 15 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности назначено 18 лет лишения свободы.

В соответствии со ст.ст. 70, 79 ч. 7 п. "в" УК РФ присоединено частично неотбытое наказание по приговору от 21.09.2000 г. и окончательно к отбытию А. назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Ж. в пользу Ц. 151 200 рублей и с А. - 151 200 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда М.А.К., мнение прокурора К., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

Ж. осужден за совершение разбойного нападения группой лиц по предварительному сговору с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего;

убийство, то есть умышленное причинение смерти потерпевшей Ф. группой лиц, сопряженное с разбоем, двух лиц; умышленное причинение смерти потерпевшей М.Е.А., сопряженное с разбоем.

А. осужден за совершение разбойного нападения группой лиц по предварительному сговору с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; убийство, то есть умышленное причинение смерти потерпевшей Ф. группой лиц, сопряженное с разбоем.

Преступления совершены 24 февраля 2005 года в г. Новокуйбышевске Самарской области при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

В судебном заседании А. свою вину признал частично, Ж. виновным себя не признал.

В кассационном представлении государственный обвинитель просит приговор в отношении А. изменить, исключить указание о наличии в содеянном осужденным опасного рецидива преступлений.

Указывается, что в соответствии с ч. 2 ст. 18 УК РФ рецидив преступлений признается опасным при совершении лицом тяжкого преступления, за которое оно осуждается к реальному лишению свободы, если ранее оно было осуждено за тяжкое или особо тяжкое преступление к реальному лишению свободы.

Вместе с тем, по настоящему приговору А. осужден за совершение особо тяжких преступлений.

В кассационной жалобе Ж. с приговором не согласен, утверждая, что преступлений не совершал.

В дополнениях Ж. утверждает, что приговор постановлен на показаниях А. и П., которые "свалили" на него всю вину.

Ж. не отрицает, что помог А. затопить трупы, сделал это под угрозой расправы. А. пригрозил, что в случае обращения в правоохранительные органы он покажет на Ж. В жалобе утверждается, что действовал Ж. под угрозой смерти, просит приговор в отношении него отменить, дело производством прекратить.

Адвокат В. в кассационной жалобе ставит вопрос об отмене приговора в отношении Ж. и прекращении уголовного дела.

В жалобе указывается, что Ж. свою вину в суде не признал, отрицал, что он причастен к убийствам. По мнению адвоката, к показаниям А. и П. следовало отнестись критически, так как они неоднократно судимы, заинтересованы в исходе дела.

А. в кассационной жалобе оспаривает наличие в его действиях состава преступления, предусмотренного ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ. Он утверждает, что сговора на убийство потерпевших и завладения чужим имуществом у них не было.

А. не оспаривает, что принял от Ж. деньги, объясняя это "шоковым" состоянием и опьянением, "не отдавал отчета" своим действиям, поскольку было убито два человека в одном убийстве принимал участие и сам А. Последний не предполагал, что вещи потерпевших спрятаны в доме А., автомобиль осужденные использовали как средство для сокрытия преступления, намерений продать автомашину А. не имел.

Во время распития спиртного Ж. предложил П. убить М.Е.А., чтобы избавиться от долга. А. возразил, что это сделать не просто, на что Ж. ответил, что сделает это без проблем, А. воспринял это "как шутку".

В дополнениях А. утверждает, что сговора на совершение убийства М.Е.А. с целью завладения ее имуществом у осужденных не имелось. Инициатива убийства М.Е.А. исходила от Ж. - в целях избавления П. от долговых обязательств.

Когда А. увидел труп, у него возникла мысль от него избавиться, П. предложил увезти труп в п. Гранный.

После убийства Ф. именно Ж. принес из машины вещи (колонки, пылесос, телефоны).

Убийство Ф., как утверждает А., было совершено "спонтанно", Ж. душил потерпевшую тросиком, А. сопротивления потерпевшей не подавлял.

Он просит исключить из обвинения ст.ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ, по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ оправдать его, ссылается на заболевания туберкулезом, имеет инвалидность, полагает, что личность его надлежащим образом не исследована, в случившемся глубоко раскаивается и сожалеет, просит принять справедливое решение в отношении его участия в преступлении.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационном представлении и в кассационных жалобах, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Ж. и А. в содеянном являются обоснованными и подтверждаются совокупностью доказательств: анализом показаний осужденных на следствии и в суде, показаниями потерпевшей и свидетелей, протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских криминалистических экспертиз, явкой с повинной, протоколами проверки показаний на месте происшествия, протоколами опознания трупа и вещественных доказательств и другими доказательствами, которые исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.

Все доводы в жалобах о невиновности осужденных судебная коллегия находит несостоятельными.

Эти доводы проверены и в судебном заседании, опровергнуты материалами дела, подробный анализ которых изложен в приговоре.

В судебном заседании Ж. показал, что в указанное время они втроем распивали пиво. Из показаний Ж. следует, что именно А. с тросиком уходил в зал, где находилась М.Е.А., вернувшись, был настроен агрессивно, выложил сторублевую купюру, мелочь. После этого А. вооружившись ножом, ушел к машине, вернувшись заявил: "Я сейчас ее проткну!". Сказал, чтобы Ж. забирал 100 рублей. Ж. выходил с А. на улицу, видел в автомашине девушку, а затем вернулся в дом, А. стал садиться в машину.

Вернувшись, А. сообщил, что свидетелей больше нет. В зале Ж. видел задушенную М.Е.А.

Ж. подтвердил, что трупы они втроем с А. и П. погрузили в автомашину, сбросили в реку Кривушу.

Из автомашины Ж. позднее по требованию А. вынес пылесос, колонки, женскую сумку, документы.

Посмотрев документы, П. предложил автомашину перегнать в Самару, переделать номера и продать.

Из сумки Ж. достал 2400 рублей, по 1000 руб. взяли А. и П. - 400 рублей - Ж.

Вместе с тем, вина осужденных в полном объеме подтверждается совокупностью следующих доказательств.

В судебном заседании А. от дачи показаний отказался, подтвердив свои показания в ходе расследования.

В частности, допрошенный с участием адвоката, после разъяснений положений ст. 51 Конституции РФ, А. показывал, что убить М.Е.А. П. предложил Ж., решив тем самым проблему долгов, заявив, что сделает это легко.

Вместе с М.Е.А. Ж. "ввалился" в зал, спустя непродолжительное время А. увидел, что потерпевшая лежит мертвая на полу, понял, что она задушена - изо рта торчал язык.

Они вытащили тело М.Е.А. на кухню, Ж. ее обыскал, но ничего не обнаружил.

Из показаний А. следует, что в отношении Ф. они действовали согласованно и целенаправленно, имел место "молчаливый сговор", А. предполагал что может иметь место убийство.

Когда Ж. накинулся на Ф. и та стала сигналить, А. обхватил ее за руки и стал удерживать вместе со спинкой сидения потерпевшая и Ж. упали на него, запахло калом, потерпевшая перестала дышать.

После слов Ж.: "Все" - А. отпустил руки потерпевшей.

Деньги, автомобильный пылесос, колонки в коробке, телефоны, гаечные ключи в дом А. занес Ж. Деньги осужденные разделили, П. свою долю не взял. Машину П. предложил перегнать в Самару, изготовить доверенность.

Трупы потерпевших осужденные затопили в реке Кривуша.

Из показаний П. следует, что в указанное время они распивали спиртное. Когда приехала М.Е.А., он, не желая с ней встречаться, ушел в дальнюю комнату, слышал как хлопнула дверь. Когда вышел, увидел мертвую М.Е.А., Ж. стоял с тросиком, А. стоял около окна, в руках у него ничего не было. На его вопрос осужденные заявили, что освободили его от долгов. Затем А. вышел на улицу, минут через пять вышел и Ж.

Когда они ехали в автомобиле, А. рассказал, что девушку в автомобиле задушил тем же тросом Ж., А. в это время удерживал руки потерпевшей. Втроем они погрузили в автомашину труп М.Е.А. и осужденные уехали.

Позднее Ж. вернулся с пакетом, в нем были сумка и шапка М.Е.А., деньги в сумме 1200 рублей, которые Ж. взял сумке потерпевшей.

Со слов А. П. узнал, что трупы потерпевших осужденные затопили в р. Кривуше.

Когда А. попытался уехать на автомобиле его занесло в сугроб.

В явке с повинной А. после разъяснения положений ст. 51 Конституции РФ подтвердил обстоятельства убийства Ж. М.Е.А., осужденными вдвоем убийства Ф., хищения денег, сотовых телефонов, затопления трупов.

Указанные обстоятельства А. подтвердил при проверке его показаний на месте происшествия.

Потерпевшая Ц. дала показания об известных ей обстоятельствах убийства М.Е.А. и Ф., поддержала гражданские иски.

Свидетель М.О. подтвердил, что в указанное время потерпевшие уехали на автомобиле, больше он их не видел.

Позднее автомобиль М.Е.А. был обнаружен, в салоне остались чужие перчатки, куртка, шапка. У потерпевших имелись сотовые телефоны, из автомашины были похищены динамики, пылесос.

Свидетель З. показал, что 24.02.2005 года вечером он видел осужденных в автомашине ВАЗ-2104, за рулем был Ж. На следующий день свидетель видел, что указанный автомобиль стоит неподалеку от мини-бара в сугробе, проломив забор.

Из показаний свидетеля У.Д. следует, что Ж. подарил ему один из похищенных телефонов, обещал второй телефон продать.

Аналогичные показания даны свидетелем У.А.

Труп М.Е.А. был обнаружен в реке Кривуша, опознан.

В июле 2005 года в реке был обнаружен труп Ф. и также опознан.

Установлено, что смерть М.Е.А. наступила от асфиксии при удавлении петлей.

Причины наступления смерти Ф. не установлены ввиду скелетирования останков трупа.

Похищенный пылесос был обнаружен у А., сотовый телефон "Алкатель" - у Ж. В доме А. обнаружен и тросик.

Останки черепа Ф. идентифицированы с последней заключением экспертизы.

На одежде М.Е.А. и осужденных установлены взаимные наложения волокон ткани общеродовой принадлежности с волокнами ткани их одежды.

В подногтевом содержимом М.Е.А. обнаружены волокна ткани, аналогичные волокнам, входящим в ткань одежды осужденных. В подногтевом содержимом осужденных обнаружены волокна, идентичные входящим в ткань одежды М.Е.А.

В салоне автомашины М.Е.А. обнаружены волокна ткани, идентичные входящим в состав ткани ее одежды и одежды осужденных.

Из заключения комплексной судебной экспертизы следует, что странгуляционная борозда на шее трупа М.Е.А. могла быть причинена удавкой, изъятой в доме А.

У.Д. добровольно выдал переданный ему Ж. похищенный телефон "Нокиа", документы на похищенные телефоны были изъяты у бывшего сожителя М.Е.А. - М.О., последний опознал шапку М.Е.А., изъятую в доме А.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора органами следствия и судом не допущено.

Адвокатами осужденных были обеспечены, положения ст. 51 Конституции РФ им разъяснялись, данных о применении недозволенных методов расследования из материалов дела не усматривается.

Действия Ж. - по ст. 162 ч. 4 п. "в", 105 ч. 2 пп. "а, ж, з" УК РФ, А. - по ст.ст. 162 ч. 4 п. "в", 105 ч. 2 пп. "ж, з" УК РФ квалифицированы правильно, их юридическая оценка в приговоре надлежащим образом мотивирована.

В приговоре приведены бесспорные доводы о наличии у осужденных предварительной договоренности на совершение разбойного нападения на потерпевших с целью завладения их имуществом, автомашиной М.Е.А.

Суд установил, что в ходе завладения имуществом потерпевших А. и Ж. действовали согласованно и целенаправленно, что имело место при нападении на потерпевшую Ф. и убийстве последней.

Ж. подтвердил, что похищенное имущество они поделили.

Из неоднократных показаний А. на следствии и в суде безусловно вытекает, что убийство Ф. осужденные совершили группой лиц и оба принимали непосредственное участие в процессе лишения жизни потерпевшей.

Свою вину в убийстве Ф. А. не оспаривал и в первоначальной жалобе.

Вина Ж. в убийстве М.Е.А., Ж. и А. - в убийстве Ф. подтверждена неоднократными и последовательными показаниями на следствии и в суде П.

Оснований полагать, что П. осужденных оговорил у суда не имелось, не усматривает таких оснований и судебная коллегия.

Уличающие показания в отношении Ж. и свою вину в ходе расследования А. признавал в присутствии адвоката, что исключает оказание какого-либо давления.

Эти показания А. являются последовательными, согласуются с показаниями П., фактическими обстоятельствами дела, в соответствии со ст. 307 УПК суд правильно положил их в основу приговора.

Вывод об участии А. в убийстве Ф. вытекает и из показаний Ж., последний подтвердил, что А. забрал 1000 рублей, передал Ж. два сотовых телефона, колонки, пылесос остались в квартире А.

В ходе расследования дела в доме А. был обнаружен похищенный пылесос, коробка от аудиоколонок, шапка, сумка потерпевшей.

Убедительных аргументов о своей невиновности в дополнительной жалобе А. не приведено.

Из материалов дела следует безусловный вывод, что умысел осужденных был направлен на завладение автомашиной потерпевших.

В частности, П. подтвердил, что между ними имел место разговор о том, что машину необходимо отогнать в Самару и продать. Сразу это они не смогли сделать ввиду опьянения, кроме того, А. с управлением не справился и въехал в сугроб. Указанные обстоятельства подтвердил и сам А.

Несостоятельными судебная коллегия находит утверждения Ж. о том, что он действовал под угрозами со стороны А.

Эти доводы судом проверялись и опровергнуты анализом фактических обстоятельств дела, согласованностью действий осужденных, показаниями А. и П., тем фактом, что похищенный телефон Ж. реализовал по своей инициативе.

Надуманными являются ссылки А. в жалобе о том, что деньги от Ж. он принял, поскольку находился в "шоковом состоянии".

Психическое состояние осужденных исследовалось и сомнений не вызывает, они являются вменяемыми.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела и данных о их личности.

Суд правильно признал в отношении А. в качестве смягчающего обстоятельства явку с повинной.

Оснований для смягчения наказания не усматривается.

Гражданский иск разрешен в соответствии с законом, размер компенсации морального вреда определен в реальных и справедливых пределах.

Судебная коллегия полагает, что кассационное представление удовлетворению не подлежит. А. ранее был осужден за тяжкое преступление к реальному лишению свободы. Совершение вновь тяжкого преступления влечет за собой в соответствии с п. "б" ч. 2 ст. 18 УК РФ признание опасного рецидива. В связи с этим совершение вновь особо опасного рецидива не может повлечь за собой признание менее строгого рецидива преступлений. Иное толкование противоречило бы установленным ст. 18 УК РФ принципам классификации рецидива преступлений.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Самарского областного суда от 24 марта 2006 года в отношении Ж. и А. оставить без изменения, кассационные представление, жалобы осужденных Ж. и А., адвоката В. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 3 августа 2006 г. N 46-О06-59


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.