Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 сентября 2006 г. N 47-О06-69 Поскольку наказание осужденным за грабеж, изнасилование и убийство назначено с учетом общественной опасности содеянного, данных о их личности, смягчающих и отягчающих обстоятельств дела, оснований для отмены или изменения приговора не имеется

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 25 сентября 2006 г. N 47-О06-69


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 25 сентября 2006 г. кассационное представление государственного обвинителя Т.А.А., кассационные жалобы адвоката Б.П.Д. и потерпевшего П.А.А. на приговор Оренбургского областного суда от 6 июня 2006 г., которым

Б.А.К., 9 июня 1983 г. рождения, уроженец п. Речной Ясненского района Оренбургской области, не судимый,

осужден по ст. 161 ч. 2 п.п. "а, г" УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы;

по ст. 131 ч. 2 п. "б" УК РФ к 6 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно по совокупности путем частичного сложения Б.А.К. назначено 8 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По ст. 105 ч. 2 п.п. "д, ж, к" УК РФ Б.А.К. оправдан за отсутствием состава преступления.

Т.Р.Т., 5 мая 1982 г. рождения, уроженец с. Котанса Ясненского района, Оренбургской области, не судимый,

осужден по ст. 161 ч. 2 п.п. "а, г" УК РФ к 6 годам лишения свободы;

по ст. 131 ч. 2 п. "б" УК РФ к 8 годам лишения свободы;

по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ к 15 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно по совокупности путем частичного сложения Т.Р.Т. назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

К.А.А., 1 сентября 1974 г. рождения, уроженец п. Домбаровский Домбаровского района Оренбургской области, не судимый, -

осужден по ст. 161 ч. 2 п. "а" УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы;

по ст. 131 ч. 2 п. "б" УК РФ к 7 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно по совокупности К.А.А. путем частичного сложения назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По ст. 105 ч. 2 п.п. "д, ж, к" УК РФ К.А.А. оправдан за отсутствием состава преступления.

Постановлено взыскать с Т.Р.Т. в пользу П.А.А. 18 885 руб. в возмещение ущерба и 150 000 рублей компенсацию морального вреда;

С Т.Р.Т., Б.А.К. и К.А.А. постановлено взыскать в солидарном порядке 6 000 рублей в пользу П.А.А. в возмещение ущерба.

Приговором разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М., доложившего материалы дела, доводы кассационного представления, жалоб и возражений, выступление прокурора Ш., не поддержавшей кассационное представление и полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

Т.Р.Т., Б.А.К. и К.А.А. осуждены за совершение грабежа группой лиц по предварительному сговору (Т.Р.Т. и Б.А.К., кроме того, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья); изнасилование группой лиц; Т.Р.Т. - за совершение убийства потерпевшей Н. с целью скрыть другое преступление.

Преступления совершены 8 декабря 2005 г. в п. Домбаровский Домбаровского района Оренбургской области при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

В судебном заседании К.А.А. и Б.А.К. свою вину признали частично, Т.Р.Т. виновным себя не признал.

В кассационном представлении государственный обвинитель Т.А.А. ставит вопрос об отмене приговора, в связи с несоответствием выводов, изложенных в приговоре фактическим обстоятельствам дела, неправильным применением уголовного и уголовно-процессуального закона, предлагается уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение.

В кассационном представлении указывается, что суд без достаточных оснований постановил оправдательный приговор в отношении Б.А.К. и К.А.А. по ст. 105 ч. 2 п.п. "д, ж, к" УК РФ, необоснованно переквалифицировал действия осужденных со ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на ст. 161 ч. 2 УК РФ, ошибочно исключил из обвинения квалифицирующие признаки изнасилования - "группой лиц по предварительному сговору и с особой жестокостью", а из обвинения Т.Р.Т. - квалифицирующий признак убийства - "группой лиц по предварительному сговору".

Прокурор полагает, что действия осужденных носили согласованный характер, были направлены на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, были совершены как до, так и после изнасилования Н.

При указанных обстоятельствах, нет оснований полагать, что в содеянном Т.Р.Т. имеет место эксцесс исполнителя.

По предложению К.А.А., осужденные втроем перемещают тело потерпевшей в летний душ. При этом на неоднократные вопросы обвинения и защиты К.А.А. пояснял, что потерпевшая была жива, находилась в бессознательном состоянии.

В нарушение ст. 307 УПК РФ данным показаниям К.А.А. суд не дал какой-либо оценки, хотя указанное обстоятельство имеет существенное значение для правильной квалификации действий осужденного.

Потерпевший П.А.А. в кассационной жалобе просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

Он ссылается на то, что все осужденные применяли в отношении потерпевшей насилие, опасное для жизни и здоровья.

Смерть Н. наступила в результате общего переохлаждения организма, установлена черепно-мозговая травма, множественные телесные повреждения, причинившие тяжкий вред здоровью.

При таких обстоятельствах все осужденные должны нести ответственность за разбой и убийство потерпевшей.

На следствии К.А.А. и Б.А.К. свою вину признавали полностью, действия их свидетельствуют о соучастии в убийстве в форме пособничества. Кроме того, имелись основания для рассмотрения вопроса о переквалификации их действий на ст. 316 УК РФ, в случае признания виновным в убийстве одного Т.Р.Т. Потерпевший считает, что наказание Б.А.К. и К.А.А. назначено чрезмерно мягкое, полагает, что последние также должны компенсировать моральный вред. С размером компенсации морального вреда, взысканной с Т.Р.Т. потерпевший не согласен, считая ее необоснованно заниженной. Неосновательно судом оставлены без рассмотрения исковые требования в части возмещения вреда, причиненные в результате смерти кормильца.

Адвокат Б.П.Д. просит приговор в отношении Т.Р.Т. отменить уголовное дело производством прекратить.

В жалобе утверждается, что убийства потерпевшей Т.Р.Т. не совершал.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть Н. наступила от общего переохлаждения организма, установленные у потерпевшей телесные повреждения не состоят в прямой причинной связи с ее смертью.

Тело потерпевшей в летний душ переместил К.А.А., действовал он самостоятельно. Утверждение Т.Р.Т. о том, что кровь на его футболке объясняется кровотечением татуировки, следствием и судом не опровергнуты. Вывод в приговоре о том, что Т.Р.Т. совершил изнасилование потерпевшей основан только на предположениях, не установлена вина его и в совершении грабежа. На одежде следов совершения Т.Р.Т. изнасилования не установлено, имущества потерпевшей он не присваивал и не прятал:

Адвокат Ж. в возражениях на кассационное представление просит приговор оставить без изменения. По мнению адвоката, суд пришел к обоснованному выводу о том, что телесные повреждения, повлекшие тяжкий вред здоровью потерпевшей, причинил один Т.Р.Т. уже после изнасилования потерпевшей. Органами расследования не представлено доказательств о совершении изнасилования по предварительному сговору.

Несостоятельными, по мнению адвоката, являются доводы в кассационном представлении о том, что убийство потерпевшей совершено осужденными группой лиц по предварительному сговору. Не дано оценки показаниям Б.А.К. на следствии и в суде, что они с К.А.А. препятствовали совершению убийства, это подтверждал и К.А.А. Из содержания обвинительного заключения следует, что органы расследования полагали, что при перемещении тела Н. в летний душ, Б.А.К. и К.А.А. "осознавали, что она мертва".

В возражениях на кассационную жалобу без адвоката Б.П.Д. государственный обвинитель просит ее отклонить, полагая, что доводы, изложенные в жалобе, не основаны на законе и опровергаются материалами дела. Из показаний Б.А.К. следует, что именно Т.Р.Т. предложил совершить ограбление, а затем изнасилование потерпевшей, совершал удушение последней. О том, что Т.Р.Т. совершал удушение потерпевшей показал и Б.А.К. Указанные обстоятельства подтверждаются и другими доказательствами: заключениями экспертиз, протоколами осмотра места преступления, одежды Т.Р.Т. Б.А.К. и К.А.А. последовательно уличали Т.Р.Т. в совершении хищения имущества потерпевшей. Положения ст. 307 УПК РФ в отношении Т.Р.Т. выполнены в полном объеме.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационном представлении, в кассационных жалобах и возражениях, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности осужденных в содеянном являются обоснованными и подтверждаются совокупностью доказательств: анализом показаний осужденных на следствии и в суде, показаниями потерпевшей и свидетелей, протоколом осмотра места происшествия и другими доказательствами, которые исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.

Все доводы в жалобе адвоката Б.П.Д. о невиновности Т.Р.Т. судебная коллегия находит несостоятельными.

Эти доводы проверены и в судебном заседании, опровергнуты материалами дела, подробный анализ которых изложен в приговоре.

В частности, в судебном заседании Б.А.К. и К.А.А. свою вину признали в совершении изнасилования и ограбления потерпевшей.

Из показаний Б.А.К. следует, что в указанное время они распивали спиртное. Увидев на улице потерпевшую, которая находилась в состоянии опьянения, Т.Р.Т. со словами: "Вот идет жертва" - предложил ее ограбить, похищенное продать. Б.А.К. согласился на предложение, К.А.А. при этом находился рядом.

После этого Б.А.К. подбежал к девушке, попросил сигарету, получив отказ, предложил познакомиться, но девушка обругала его нецензурной бранью.

Рассердившись, Б.А.К. нанес потерпевшей удар в лицо, и та упала. Т.Р.Т. схватил девушку за капюшон, потащил ее за угол дома, поднял, нанес 2-3 удара в лицо. Подошедший К.А.А. просил потерпевшую не избивать.

Затем Т.Р.Т. предложил потерпевшей вступить в половую связь, получив отказ, вновь нанес ей 3-4 удара кулаком в лицо. Девушка упала на спину, а Т.Р.Т. стал срывать с нее одежду и изнасиловал.

После этого потерпевшую поочередно изнасиловали К.А.А. и Б.А.К.

Н. оказывала им сопротивление, отталкивая осужденных руками и ногами, а они, помогая друг другу, удерживали ее.

Затем К.А.А. накрыл потерпевшую дубленкой, предложив уйти, но Т.Р.Т. заявил, что ее нужно убить, так как она заявит в милицию, нанес Н. 3-4 удара ногой в голову, несмотря на то, что они с К.А.А. пытались этому препятствовать. Настаивая на своем, Т.Р.Т. сдавил шею потерпевшей руками, продолжая удушение девушки в течение пяти минут, отмахиваясь от их попыток воспрепятствовать этому.

После действий Т.Р.Т. Б.А.К. и К.А.А. проверили у потерпевшей пульс, сердцебиение, признаков жизни не было.

К.А.А. проверил карманы дубленки, забрал себе 10 рублей, обнаружив телефон, передал его Б.А.К., он снял с потерпевшей сапоги, а Т.Р.Т. забрал дубленку.

К.А.А. предложил скрыть тело потерпевшей в летнем душе, они согласились, помогли развернуть ее, а К.А.А. перетащил обнаженную потерпевшую в летний душ.

Сапоги Б.А.К. спрятал во дворе дома К.А.А., дубленку спрятали в диване дома К.А.А. На одежде Т.Р.Т. Б.А.К. видел следы крови.

Из показаний К.А.А. следует, что он слышал слова Т.Р.Т., что идет "жертва", содержания последующего разговора не разобрал. Видел, что Б.А.К. ударил потерпевшую по лицу, а Т.Р.Т. потащил ее за угол дома. По звукам ударов понял, что тот избивает девушку, на попытки прекратить избиение не реагировал. Затем Т.Р.Т. и Б.А.К. изнасиловали потерпевшую, спускали брюки, ложились на нее. Сам К.А.А. пытался также совершить половой акт, но не смог.

У потерпевшей началась истерика, К.А.А. предложил уйти, но Т.Р.Т. заявив, что живой девушку оставлять нельзя, стал наносить ей удары ногами по верхней части туловища или по голове.

На попытки их остановить Т.Р.Т. последний не реагировал. К.А.А. видел, что Т.Р.Т. склонился над потерпевшей, руки его были в области шеи.

Когда Т.Р.Т. поднялся, К.А.А. и Б.А.К. пытались найти пульс у потерпевшей, но он не определялся.

Полагая, что девушка умерла, К.А.А. решил спрятать ее тело в летнем душе, куда он потерпевшую и перенес. Мобильный телефон он поднял с земли, передал Б.А.К., Т.Р.Т. забрал дубленку.

Т.Р.Т. в суде подтвердил, что в указанное время они распивали спиртное.

На улице Т.Р.Т. видел, что Б.А.К. нанес потерпевшей удар в лицо, девушка упала. Испугавшись, что кто-нибудь их увидит, Т.Р.Т. за капюшон, а затем под руки дотащил потерпевшую за угол дома и пошел домой. Б.А.К. и К.А.А. оставались рядом с Н. Услышав, что последняя плачет, Т.Р.Т. вернулся, увидел, что та обнажена, Б.А.К. и К.А.А. были рядом, никаких действий не совершали.

Т.Р.Т., послушав сердцебиение потерпевшей, признаков жизни не установил, после чего покинул место совершения преступления. Примерно через 5 минут его догнали К.А.А. и Б.А.К., которые несли похищенные вещи, кто-то передал ему дубленку, заявив, что похищенное они продадут.

Т.Р.Т. видел у Б.А.К. повреждение на руке. Наличие крови на футболке он объясняет повреждением наколки, пятна крови на брюках и куртке объяснил тем, что нес окровавленную дубленку.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ в приговоре приведены надлежащие доводы о том, почему суд признал достоверными показания Б.А.К. и К.А.А., изложены мотивы, по которым суд пришел к выводу о несостоятельности утверждений Т.Р.Т. о своей невиновности.

Потерпевший П.А.А. дал показания об известных ему обстоятельствах изнасилования и убийства дочери. Он подтвердил факт хищения дубленки, мобильного телефона, сапог. Остальные вещи были обнаружены на месте преступления.

На теле потерпевшей были обнаружены множественные кровоподтеки, что свидетельствует об оказании активного сопротивления. На изъятых у осужденных дубленке и сапогах имелись следы крови, пуговицы и капюшон на дубленке оторваны.

Потерпевшим поддержан гражданский иск.

Аналогичные показания даны свидетелем П.В.И.

Свидетель К.А.К. подтвердил, что 7 декабря 2005 г. вечером осужденные распивали самогон, ушли из дома около 4 часов утра, у Б.А.К. была повреждена рука. Свидетель видел у последнего телефон. На следующий день осужденных задержали. Во время досмотра в диване у них была обнаружена дубленка, а во дворе женские сапоги.

Указанные обстоятельства подтвердил свидетель К.Ж.У.

Свидетель Г. показал, что в указанный вечер вместе с потерпевшей и В. распивали спиртное. Н. пила мало, В. ее проводил до пересечения улиц Ленина и Пушкина, а 9 декабря ему стало известно о совершенном убийстве.

Свидетель Б.З.К. показала, что 8 декабря 2005 г. в 5-м часу Б.А.К. позвонил ей на мобильный телефон, сообщил, что находится в п. Домбаровка.

В эту же ночь осужденный звонил младшему брату и Б.К.К.

Из показаний К.Д.У. следует, что у ее сына Т.Ф.Т. в указанное время действительно кровоточила татуировка на левом плече.

Свидетель Д. в ночь на 9-е декабря видел Т.Р.Т. и Б.А.К. вместе. Т.Р.Т. пояснил, что они приехали к К.А.А. в гости. У Б.А.К. была перевязана кисть правой руки.

Из показаний врача А., который отбирал у осужденных образцы крови, следует, что каких-либо видимых повреждений он у осужденных не установил.

Вина осужденных подтверждена протоколом осмотра места происшествия, из которого следует, что труп Н. обнаружен в деревянной кабинке летнего душа. На голове, на руке потерпевшей, на листьях вблизи душа обнаружены обильные наложения крови.

Вблизи душа разбросаны нижнее белье, кофта потерпевшей со следами крови.

Юбка и шапка находились в шести метрах от трупа. В 12-ти метрах обнаружены брелок от сотового телефона, две пуговицы.

В доме К.А.А. обнаружена дубленка, во дворе - сапоги потерпевшей.

У Б.А.К. изъят мобильный телефон Н.

Установлено, что смерть потерпевшей Н. наступила от общего переохлаждения организма.

Кроме того, потерпевшей была причинена закрытая черепно-мозговая травма: ушиб головного мозга с диффузно-субарахноидальным кровоизлиянием в правом полушарии мозга и контузионным кровоизлиянием в веществе правой височной доли.

Ушибленная рана правой скуловой области и нижнего века правого глаза с кровоизлиянием в окружающие ткани, множественные кровоподтеки на лице, на различных частях головы.

Черепно-мозговая травма определена, как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Указанные повреждения могли возникнуть от не менее десяти травмирующих воздействий. Повреждение головного мозга могло повлечь беспомощное состояние, потерю сознания.

На шее потерпевшей обнаружены полосовидные ссадины с отслоением-эпидермиса и кровоизлияниями. Установлены множественные кровоподтеки и ссадины туловища, конечностей, кровоподтек в подвздошной области живота.

У Б.А.К. установлена рваная рана пятого пальца правой кисти.

Установлено, что Б.А.А. производил звонки с похищенного у Н. телефона.

На футболке Т.Р.Т., на лицевой стороне рукава обнаружена кровь.

Утверждения осужденного о том, что него кровоточила татуировка, суд обоснованно признал несостоятельными.

На ботинке К.А.А. обнаружена кровь, которая может происходить от потерпевшей, происхождение ее от осужденных исключается.

На одежде и обуви Б.А.К. обнаружена кровь, происхождение которой не исключается от потерпевшей.

На трусах Б.А.К. обнаружена кровь, которая может принадлежать Н.

На футболке, брюках и куртке Т.Р.Т., на одежде Б.А.К. обнаружены множественные пятна бурого цвета.

Психическое состояние осужденных исследовалось и сомнений не вызывает, они являются вменяемыми.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами следствия и судом не допущено. Адвокатами они были обеспечены, положения ст. 51 Конституции РФ им разъяснялись, данных о применении недозволенных методов расследования из материалов дела не усматривается.

Положения ст. 307 УПК РФ судом соблюдены. В приговоре изложены доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении осужденных, приведен развернутый анализ всех представленных доказательств, указаны мотивы, по которым суд пришел к выводу о невиновности Б.А.К. и К.А.А. в совершении убийства потерпевшей.

Как следует из материалов дела и установлено судом, телесные повреждения, причинившие тяжкий вред здоровью потерпевшей Н. причинил один Т.Р.Т., это вытекает из последовательных и неоднократных показаний К.А.А. и Б.А.К. на следствии и в суде. Последние утверждали, что Т.Р.Т. высказывал намерения убить потерпевшую, душил Н.

Эти показания Б.А.К. и К.А.А. объективно подтверждаются заключением судебно-медицинской экспертизы в отношении потерпевшей, ничем не опровергнуты.

Органами расследования не было представлено никаких доказательств, свидетельствующих о том, что Б.А.А. и К.А.А. причинили потерпевшей какие-либо конкретные телесные повреждения.

Не сослался на такие доказательства в кассационном представлении и государственный обвинитель.

Действия Б.А.К. - по ст.ст. 161 ч. 2 п.п. "а, г", 131 ч. 2 п. "б" УК РФ; Т.Р.Т. - по ст.ст. 161 ч. 2 п.п. "а, г", 131 ч. 2 п. "б", 105 ч. 2 п. "к" УК РФ; К.А.А. - по ст.ст. 161 ч. 2 п. "а", 131 ч. 2 п. "б" УК РФ квалифицированы правильно, их юридическая оценка в приговоре надлежащим образом мотивирована.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор должен быть законным, обоснованным и справедливым, не может быть основан на предположениях.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами, изложенными в кассационном представлении и в жалобе потерпевшего П.А.А., что в содеянном осужденными имеет место разбойное нападение.

Суд установил, что нападение на потерпевшую было изначально совершено осужденными с целью грабежа, причем насилие, которое применили первоначально Б.А.К. и Т.Р.Т. не было опасным для жизни и здоровья потерпевшей, а К.А.А., как это следует из материалов дела, вообще какого-либо насилия не применял.

Последующие действия осужденных были направлены на изнасилование потерпевшей, на преодоление сопротивления последней, а Т.Р.Т. в дальнейшем действовал уже с целью убийства Н.

Суд пришел к обоснованному выводу о том, что предварительный сговор на изнасилование потерпевшей у осужденных отсутствовал. Умысел на изнасилование у Т.Р.Т. возник уже после того, как он нанес потерпевшей несколько ударов кулаком по лицу.

Судебная коллегия находит обоснованным вывод суда о том, что в содеянном осужденными отсутствует квалифицирующий признак изнасилования - "совершение изнасилования с особой жестокостью", поскольку из анализа установленных судом фактических материалов дела этот признак ничем не подтвержден.

Из показаний Б.А.К. и К.А.А. следует, что они полагали, что смерть потерпевшей Н. наступила от действий Т.Р.Т., помещая тело потерпевшей в летний душ, они "осознавали, что она мертва", это обстоятельство констатируется и органами следствия.

При таких обстоятельствах, судом правильно указано в приговоре, что в прямой причинной связи со смертью потерпевшей находятся только действия Т.Р.Т., умысел Б.А.К. и К.А.А. на убийство потерпевшей не установлен.

Органами расследования не приведено доказательств о наличии у Б.А.К. и К.А.А. умысла на убийство потерпевшей Н., не представлено таких доказательств и в кассационном представлении прокурора, и в кассационной жалобе потерпевшего.

Ссылки государственного обвинителя на то, что тяжкие телесные повреждения потерпевшей были причинены всеми осужденными, причем действиями Б.А.К., К.А.А. и Т.Р.Т., как до изнасилования, так и после, основаны на предположениях, каких-либо доказательств в подтверждение указанных доводов в кассационном представлении не приведено.

Несостоятельными являются утверждения в кассационном представлении о том, что оставляя потерпевшую на морозе, Б.А.К. и К.А.А. считали, что она жива. Сами осужденные категорически это отрицают. Утверждая обратное, государственный обвинитель в нарушение ст. 252 УПК РФ вышел за пределы обвинения, что является недопустимым.

Судебная коллегия полагает, что суд был не вправе переквалифицировать действия Б.А.К. и К.А.А. на ст. 316 УК РФ, поскольку они укрывали и преступления, совершенные в группе, по ст. 105 ч. 2 п.п. "д, ж, к" УК РФ они оправданы обоснованно.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела и данных о их личности.

В качестве смягчающих обстоятельств суд обоснованно учел участие Т.Р.Т. в боевых действиях, положительные характеристики осужденных, признание вины и способствование изобличению соучастников Б.А.К., наличие у К.А.А. малолетнего ребенка.

Учел суд и наиболее активную роль в содеянном Т.Р.Т.

Размер компенсации морального вреда определен в реальных пределах. Вопрос о размерах иска в связи с утратой кормильца обоснованно передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства ввиду невозможности произвести необходимые расчеты.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Оренбургского областного суда от 6 июня 2006 г. в отношении Б.А.К., Т.Р.Т., К.А.А. оставить без изменения, кассационное представление государственного обвинителя Т.А.А., кассационные жалобы адвоката Б.П.Д. и потерпевшего П.А.А. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 сентября 2006 г. N 47-О06-69


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.