Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 января 2007 г. N 48-О06-117 Поскольку наказание осужденным за убийство, кражу и заранее не обещанный сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, назначено соразмерно характеру и степени общественной опасности совершенных преступлений, с учетом данных, характеризующих личность каждого из них, оснований для отмены или изменения приговора не имеется

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 12 января 2007 г. N 48-О06-117


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела дело по кассационному представлению прокурора и кассационной жалобе осужденного О. на приговор Челябинского областного суда от 25 августа 2006 года, которым

О., родившийся 30 марта 1980 года в г. Челябинске, судимый 02.12.2002 г. по ст. 111 ч. 1 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден условно-досрочно на 1 год 8 месяцев 2 дня, - осужден по:

- ст. 105 ч. 1 УК РФ - на двенадцать лет лишения свободы;

- ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ - на три года лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений О. назначено тринадцать лет лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно О. назначено четырнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

С., родившийся 20 июня 1973 года в г. Челябинске, судимый 23.08.2005 г. по ст. 161 ч. 2 п.п. "а, г" УК РФ к 3 годам лишения свободы, -

осужден по ст. 175 ч. 1 УК РФ - на два года лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений С. назначено четыре года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Постановлено взыскать с О. в пользу Б. в счет компенсации морального вреда 100 000 рублей, в счет возмещения материального ущерба 36 527 рублей, а также в пользу М. в счет возмещения материального ущерба 8700 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Ч., объяснения осужденного О., подтвердившего доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Ю. поддержавшего кассационное представление, судебная коллегия установила:

О.С.А. признан виновным в совершении убийства М., а также кражи чужого имущества с причинением значительного ущерба гражданину.

С.Д.Н. признан виновным в заранее не обещанном сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем.

Преступления совершены 09 декабря 2004 года в г. Челябинске при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный О. виновным себя признал частично, а С. виновным себя не признал.

В кассационном представлении государственный обвинитель Б. просит приговор отменить с направлением дела на новое судебное рассмотрение в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и неправильным применением уголовного закона. Считает, что представленными суду доказательствами подтверждена виновность О. и С. в совершении группового убийства, сопряженного с разбоем и разбоя с причинением тяжкого вреда здоровью. Свидетели В. и Б. показали, что они видели у места происшествия С.Д.Н. Когда он провел рукой по лицу, на нем осталась свежая кровь. Сказал, что у него есть острый нож, который пришлось применить. При этом никакого шума с места, где впоследствии был обнаружен труп, не было слышно, следовательно, потерпевший был уже мертв. На перчатке С. была обнаружена кровь. Материалами дела установлено, что у О. и С. были ножи, которые после совершения преступления они выбросили. Ранения потерпевшему могли быть причинены как одним, так и несколькими орудиями. Корыстный характер преступления подтвержден и показаниями О. в ходе предварительного следствия. Кроме того, признавая виновным О. в совершении кражи с причинением значительного ущерба, суд вышел за пределы предъявленного обвинения, поскольку указанный признак органами предварительного следствия ему не вменялся.

В возражениях на кассационное представление: осужденные О. и С., а также адвокат К. (защитник осужденного С.) просят оставить его без удовлетворения.

В кассационной жалобе осужденный О. просит приговор отменить, указывая на то, что преступлений он не совершал. В суде он дал показания о совершении им убийства под влиянием своего защитника, который убедил его, что в случае признания вины ему будет назначено наказание в виде 5-8 лет лишения свободы. Считает, что судом было нарушено его право на защиту. К участию в деле наряду с адвокатом в качестве его защитника была допущена жена - О., однако ей не было предоставлено право выступить с речью в судебных прениях.

В возражениях на кассационную жалобу осужденного О. государственный обвинитель Б., потерпевшие Б. и Б., адвокат К. просят ее отклонить.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных представления и жалоб, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Виновность О.С.А. в совершении преступлений, установленных приговором, подтверждена доказательствами, исследованными в судебном заседании.

С. в судебном заседании показал, что 9 декабря 2004 года он, М. и О. употребляли пиво дома у М. Там у М. с О. произошла ссора из-за денег, которые не были заплачены О. за его работу на стройке, но потом они оба успокоились. После 17 часов они ушли от М. М. собирался пойти к тетке в поселок АМЗ. Вместе они пошли через лесок, где у М. с О. снова произошла ссора. О. ударил М. Он прошел мимо них вперед по тропинке. Там встретил девушек, с которыми хотел познакомиться. Через 7-10 минут из кустов вышел один О.С.А., и они прошли в сторону мебельного поселка. О. сдал в ломбард какое-то золото, получил 1500 рублей, и они поехали к матери О. Там он увидел на брюках О. следы крови, О. рассказал ему, что нанес М. удар ножом в грудь. После этого они ходили к жене М. за оставленным там О. телефоном, а затем приехали домой к Г., где в ночное время были задержаны.

В ходе предварительного следствия С. давал, в целом, аналогичные показания. В то же время он показывал, что видел, как О. нанес М. удар кулаком по голове. Он прошел вперед, оглянувшись, видел как О., ударил лежащего на земле М. ножом в шею. После этого они вдвоем пришли в ломбард, где О. сдал принадлежащие М. кольцо и крест, получив 1500 рублей. Цепочку О. хотел продать позднее, спрятал ее в квартире Г.

Как видно из показаний О. в судебном заседании, он совершил убийство М. в ходе ссоры из личных неприязненных отношений. Между ними произошел разговор относительно отбывания наказания в виде лишения свободы, М. оскорбил его. Он ударил М., М. также нанес ему два удара рукой в голову и грудь. Он достал нож и ударил М. ножом, других ударов не помнит. Когда пришел в себя, увидел, что М. лежит на земле с перерезанным горлом.

В ходе предварительного следствия О. сначала уличал в совершении убийства С., утверждая, что видел, как тот отходил от лежащего на земле М. Подойдя к М. после С., он рукой попал рану, а пятна на его одежде образовались оттого, что он отряхивал руки. Пояснял также, что С. взял у него паспорт и сам сдал похищенные у М. золотые изделия в ломбард. Затем он показал, что это он, а не С., убил М. в ходе ссоры, а С. оговорил. Потом вновь стал утверждать, что С. совершил убийство М. и похитил его имущество.

Судом обоснованно признаны более достоверными показания С. и О. об обстоятельствах совершения О. убийства М. и завладения его имуществом.

Они подтверждены совокупностью исследованных судом доказательств.

Свидетель М. показала, что вечером 9 декабря 2004 года ее муж М. употреблял пиво в их квартире вместе с О. и С. Затем они ушли, О. оставил у них дома свой телефон. Золотые изделия - обручальное кольцо, цепочка и крест, были при муже. Около 19 часов О. и С. снова пришли к ней домой за телефоном, сказали, что М. ушел по своим делам в поселок Маяковского.

Потерпевшая Б., мать погибшего показала, сын всегда при себе носил золотые изделия - обручальное кольцо, цепочку с крестом, но на трупе их не было. Кольцо и крест впоследствии ей показывали в прокуратуре, и она их узнала.

Из показаний свидетелей В. и Б. следует, что они видели С. и О. неподалеку от места убийства 9 декабря 2004 года. С. стал с ними разговаривать, хотел с ними познакомиться. На лице у С. заметили кровь, сказали ему об этом. Он вытер кровь рукой и сказал, что у него есть ножичек, пришлось его применить. Простояли на этом месте около 5-7 минут, после чего из кустов вышел О. О. сказал С., что нужно идти быстрее. Они пошли в сторону воинской части. Метрах в 10 от того места, где они встретили С., увидели человека с перерезанным горлом, лежащего на обочине тропинки.

Свидетель Г. пояснила, что 9 декабря 2004 года ее сожитель С. находился дома, О. ночевал у них в квартире. Днем О. и С. вместе с М. ушли. Домой О. и С. вернулись около 21 часа. Ночью приехали сотрудники милиции и задержали их. На следующий день во время уборки под ковром она обнаружила чужую золотую цепочку. Эту цепочку у нее забрала мать О. - О.

Свидетель К. показал, что в декабре 2004 года он был задержан сотрудниками Советского РУВД. В ИВС он разговаривал с О., который ему сказал, что он убил М., а С. оттаскивал его от М.

Свидетель Е. пояснила, что она работает в ломбарде "Гвоздика". 9 декабря 2004 года в вечернее время на свой паспорт О. сдал 2 золотых обручальных кольца и золотой крест кустарной работы. О. было выплачено 1500 рублей, выдана квитанция.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы при исследовании трупа М. обнаружены: проникающее колото-резаное ранение черепа слева с повреждением мозга; резаные раны шеи спереди с повреждением магистральных сосудов, глотки, гортани и позвоночника с повреждением спинного мозга; два проникающих колото-резаных ранения грудной клетки слева с повреждением верхней доли левого легкого и последующим развитием острой кровопотери. Указанные повреждения повлекли смерть потерпевшего на месте происшествия. Возможность причинения всех повреждений одним орудием не исключается.

По заключению судебно-биологической экспертизы, на брюках и куртке, изъятых у О., найдена кровь человека, которая могла произойти от потерпевшего М.

Согласно протоколу выемки, в ломбарде "Гвоздика" изъяты золотой крест и 2 обручальных кольца, квитанция о сдаче золотых изделий О.

Судом дана надлежащая оценка совокупности имеющихся по делу доказательств, сделан обоснованный вывод о виновности О., и его действия квалифицированы правильно.

Материалы дела не дают оснований и для удовлетворения кассационного представления государственного обвинителя.

На основе тщательного анализа представленных доказательств суд пришел к обоснованному выводу о непричастности С. к убийству М.

С. на всем протяжении производства по делу давал последовательные показания о своей непричастности к причинению смерти М., хотя и не отрицал факта присутствия в непосредственной близости от места происшествия. Эти его показания материалами дела не опровергнуты.

Показания свидетелей В. и Б. о том, что они видели на лице С. кровь и слышали от него, что он применил нож, не могут рассматриваться как неопровержимые доказательства его виновности в убийстве. Из показаний указанных свидетелей не следует, что С. применял нож именно в отношении потерпевшего М. Кроме того, из показаний указанных свидетелей следует, что С. разговаривал с ними на тропинке не менее 5-7 минут до появления О. Показания этих свидетелей согласуются с показаниями С. о том, что он отошел от О. и М., оглянувшись, увидел, что О. нанес М. удар ножом в шею. В это время он увидел на тропинке двух девушек, разговаривал с ними несколько минут до прихода О., а затем вместе с ним ушел в сторону остановки.

Обнаружение на перчатке С. следы крови неопределенной видовой принадлежности также не может служить достаточным доказательством его причастности к убийству. Более того, согласно заключению биологической экспертизы на куртке С. найдена кровь человека, происхождение которой от потерпевшего М. исключается.

При таких обстоятельствах С. обоснованно оправдан по обвинению его в убийстве М. и завладению его имуществом.

Суду не было представлено доказательств о наличии у О. и С. предварительного сговора на совершение убийства и завладения имуществом потерпевшего, не содержится указаний на подобные доказательства и в кассационном представлении.

Изложенные в кассационном представлении доводы о том, что, признавая виновным О. в совершении кражи с причинением значительного ущерба гражданину, суд вышел за пределы предъявленного обвинения, не могут быть признаны обоснованными.

Как видно из материалов дела, О. было предъявлено обвинение, в частности, в совершении разбойного нападения с целью завладения имуществом потерпевшего на сумму 14 200 рублей.

Суд пришел к выводу, что имущество на указанную сумму у потерпевшего было похищено тайно.

В соответствии с п. 2 Примечания к ст. 158 УК РФ значительный ущерб гражданину определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее 2500 рублей.

Вопрос о значительности причиненного ущерба исследовался в судебном заседании и выводы суда об этом мотивированы в приговоре.

При переквалификации действий О. со ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ не было нарушено его право на защиту и его положение не было ухудшено.

Виновность С.Д.Н. по ст. 175 ч. 1 УК РФ подтверждена доказательствами, изложенными в приговоре, и участниками процесса не оспаривается.

Каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на законность и обоснованность приговора, по делу не допущено.

Изложенные в кассационной жалобе осужденного О. о нарушении его права на защиту не могут быть признаны обоснованными.

Как видно из протокола судебного заседания, защитнику О.Л.В. было предоставлено право выступить в судебных прениях, однако она этого не пожелала, сообщив, что согласна с выступлением адвоката С. После выступлений обоих подсудимых с последним словом защитник О.Л.В. заявила, что у нее есть реплика. Однако судом ей правильно было разъяснено, что законом не предусмотрено каких-либо выступлений и реплик после последнего слова подсудимого (т. 4, л.д. 122).

Наказание О. и С. назначено в соответствии с законом, соразмерное характеру и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, с учетом данных, характеризующих личность каждого из них, всех обстоятельств дела. Оснований считать его излишне мягким или чрезмерно суровым не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Челябинского областного суда от 25 августа 2006 года в отношении О. и С. оставить без изменения, а кассационное представление прокурора и кассационную жалобу осужденного О. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 января 2007 г. N 48-О06-117


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение