Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 6 декабря 2006 г. N 610-П06 Суд изменил приговор и смягчил наказание, освободив осужденного от уголовной ответственности за незаконные приобретение, хранение и ношение взрывчатых веществ в соответствии с примечанием к ст. 222 УК РФ, поскольку осужденный добровольно сдал взрывчатые вещества, а также суд исключил наказание в виде конфискации имущества в связи с изменениями, внесенными в УК РФ

Постановление Президиума Верховного Суда РФ
от 6 декабря 2006 г. N 610-П06


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорным жалобам осужденного П. и в его интересах адвоката Б. на приговор Московского областного суда от 18 июля 2002 года, которым

П., родившийся 16 мая 1976 года в д. Мартемьяново Наро-Фоминского района Московской области, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 16 годам лишения свободы,

по ст. 162 ч. 3 п.п. "б, в" УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества,

по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 18 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По данному делу осужден также Г., надзорное производство в отношении которого не возбуждено.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2002 года приговор изменен, исключено осуждение П. за незаконные приобретение, хранение и ношение огнестрельного оружия. Назначенное по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ наказание смягчено до 15 лет лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п.п. "б, в" УК РФ до 11 лет 3 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 105 ч. 2 п. "з", 162 ч. 3 п.п. "б, в", 222 ч. 1 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 16 лет лишения свободы с конфискацией имущества. В остальном приговор оставлен без изменения.

В надзорных жалобах поставлен вопрос о пересмотре состоявшихся в отношении П. судебных решений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорных жалоб и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К., полагавшего жалобу адвоката удовлетворить, а жалобу осужденного удовлетворить частично, объяснения адвоката Б., поддержавших доводы надзорных жалоб, объяснения потерпевших С. (К.) и М., возражавших против удовлетворения жалоб, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

П. (с учетом изменений) признан виновным в разбое, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия, в целях завладения имуществом в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, в убийстве М., сопряженном с разбоем, а также в незаконных приобретении, хранении и ношении взрывчатых веществ.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах.

29 ноября 2001 года П. и Г., располагая информацией о наличии значительных материальных ценностей К., проживающей в д. 80 "а" д. Мамыри Наро-Фоминского района Московской области, вступили в преступный сговор о хищении ее имущества.

Реализуя преступный умысел, 30 ноября 2001 года, около 21 часа, они незаконно проникли в дом. Дождавшись, когда М. вошел на кухню дома, П. и Г. напали на него, применяя насилие, опасное для жизни, и угрожая убийством из обреза охотничьего ружья и макета автомата Калашникова, который потерпевший воспринимал реально, заставили лечь на пол, после чего привязали к стулу веревкой, потребовали при этом сообщить местонахождение денег.

Через некоторое время М. по мобильному телефону позвонила К. Г. предоставил возможность М. поговорить с К. Однако П., испугавшись, что потерпевший предупредит о происшедшем, не согласовывая свои действия с Г. и выйдя за рамки их договоренности, решил убить М. и произвел выстрел из обреза, причинив одно слепое огнестрельное дробовое ранение живота и грудной клетки с множественными повреждениями, в результате которого наступила смерть М. на месте.

После чего П. и Г. похитили из дома К.Т.Е. имущество на общую сумму 502 500 рублей и скрылись.

Кроме того, весной 2001 года, точное время не установлено, П. незаконно, не имея разрешения на работу со взрывчатыми веществами, обратил в свое пользование найденные две стеклянные и одну пластиковую банки с тротилом и одну стеклянную банку с ТЭНом, являющиеся взрывчатыми веществами. В тот же день взрывчатые вещества он принес к Ж., где хранил сначала в гараже, а затем на чердаке дома N 16 д. Мартемьяново.

В один из дней октября 2001 года П. перенес банки с тротилом и ТЭНом в квартиру N 31 д. N 1 по ул. Ленина г. Апрелевка, где проживал совместно с Л.

В надзорной жалобе адвокат Б. просит изменить состоявшиеся по делу судебные решения, освободить П. от уголовной ответственности по ч. 1 ст. 222 УК РФ и смягчить наказание. В обоснование ссылается на то, что Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, исключая осуждение П. за незаконные приобретение, хранение и ношение огнестрельного оружия, признала обоснованным его осуждение за незаконные приобретение, хранение и ношение взрывчатых веществ. Адвокат выражает несогласие с данным решением и указывает, что вывод суда о том, что о месте нахождения взрывчатых веществ органам следствия стало известно раньше, чем сообщил об этом сам П., является ошибочным.

В надзорной жалобе осужденный П. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение, указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, квалификация его действиям судом дана неправильная, умысла на совершение убийства в процессе разбойного нападения у него не было, считает, что им совершено убийство по неосторожности, вывод суда о совершении разбоя "в крупном размере" никакими доказательствами не подтвержден, просит исключить его осуждение по ст. 222 ч. 1 УК РФ. Кроме того, уменьшая объем обвинения, суд кассационной инстанции необоснованно наказание оставил без изменения.

Изучив доводы надзорных жалоб и проверив материалы уголовного дела, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит, что надзорная жалоба адвоката Б. подлежит удовлетворению, а жалоба осужденного П. частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Виновность П. в содеянном установлена и подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Потерпевшая К. пояснила суду, что обнаружила в доме беспорядок. На полу лежал привязанный к стулу М., поняла, что тот мертв. Из дома были похищены деньги и имущество всего на сумму 508 300 рублей.

Из признанных достоверными показаний свидетеля Л. следует, что ей со слов П. известно, что он и Г. ограбили дом К. П. при этом застрелил М. 4 декабря 2001 года П. был задержан. Она решила скрыть "улики" преступления, передав оружие и банки с каким-то веществом Н.

Из данных протокола осмотра места происшествия следует, что 7 декабря 2001 года у Н. были изъяты добровольно им сданные три стеклянных и одна пластмассовая банки с порошкообразным веществом.

Согласно выводам заключения судебно-медицинского эксперта смерть М. наступила от повреждений органов брюшной и грудной полости в результате огнестрельного ранения живота и грудной клетки.

Оценив указанные и другие доказательства в их совокупности, суд правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно пришел к выводу о виновности П. в инкриминируемых деяниях и содеянному им дал надлежащую правовую оценку по ст.ст. 105 ч. 2 п. "з", 162 ч. 3 п.п. "б, в" УК РФ.

Доводы осужденного о похищении меньшей суммы денежных средств из дома К. опровергаются показаниями потерпевшей, не доверять которым у суда оснований не имелось.

Что касается доводов П. о случайном выстреле в М. в момент, когда тот ударил его ногой, то они являются несостоятельными, поскольку опровергаются показаниями Г. на предварительном следствии, в том числе и при проведении следственного эксперимента, из которых следует, что перед выстрелом М. П. никаких ударов не наносил.

Вместе с тем судебные решения подлежат изменению по следующим основаниям.

Приговором суда П. был признан виновным в незаконных приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия и взрывчатых веществ.

Суд кассационной инстанции, исключая осуждение П. за незаконные приобретение, хранение и ношение огнестрельного оружия в соответствии с примечанием к ст. 222 УК РФ, признал обоснованным его осуждение за незаконные приобретение, хранение и ношение взрывчатых веществ. В обоснование своего вывода указал, что о местонахождении взрывчатых веществ органам следствия стало известно 6 декабря 2001 года из объяснений Л., тогда как сам П. сообщил об этом только на допросе 7 декабря 2001 года.

Президиум полагает, что данное решение является ошибочным.

Действительно, Л. в своем объяснении от 6 декабря 2001 года (т. 1 л.д. 32) сообщила, что она взяла в своей квартире за телевизором и отдала Н. пакет, в котором находились 2 пластиковые банки, о содержимом которых ей известно не было.

Сам П. 7 декабря 2001 года в 9 часов 20 минут при его допросе в качестве подозреваемого сообщил, что банки со взрывчатыми веществами хранятся в квартире Л., не зная о действиях Л., передавшей их Н. (т. 1 л.д. 97-98).

Н., как следует из данных протокола осмотра места происшествия, 7 декабря 2001 года, в 12 часов, добровольно сдал в Апрелевском ГОМ три стеклянных и одну пластмассовую банки с порошкообразным веществом (т. 1 л.д. 35-36).

Изложенные выше обстоятельства, в том числе и указание П. при допросе от 7 декабря 2001 года места хранения взрывчатых веществ, свидетельствуют о добровольной сдаче им взрывчатых веществ, что в соответствии с примечанием к ст. 222 УК РФ является основанием для освобождения его от уголовной ответственности за незаконные приобретение, хранение и ношение взрывчатых веществ.

Кроме того, с учетом изменений, внесенных в Уголовный кодекс Российской Федерации Федеральным законом Российской Федерации от 8 декабря 2003 года, и положений ст. 10 УК РФ из судебных решений необходимо исключить дополнительное наказание в виде конфискации имущества.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407 и п. 6 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорную жалобу адвоката Б. удовлетворить, а жалобу осужденного П. удовлетворить частично.

2. Приговор Московского областного суда от 18 июля 2002 года кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2002 года в отношении П. изменить, в части его осуждения по ч. 1 ст. 222 УК РФ отменить и производство по делу прекратить на основании примечания к ст. 222 УК РФ; исключить дополнительное наказание в виде конфискации имущества по п.п. "б, в" ч. 3 ст. 162 УК РФ и по совокупности преступлений.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 105 ч. 2 п. "з", 162 ч. 3 п.п. "б, в" УК РФ, путем частичного сложения наказаний, П. окончательно назначить 15 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном судебные решения в отношении П. оставить без изменения.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 6 декабря 2006 г. N 610-П06


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.