Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2006 г. N 649-П06 Суд изменил приговор и смягчил наказание, исключив осуждение по п. "в" и п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку состояние алкогольного опьянения не является беспомощным состоянием, а действия осужденного не свидетельствуют о проявлении особой жестокости по отношению к потерпевшей, а также суд признал наличие у виновного малолетнего ребенка в качестве обстоятельства, смягчающего наказание

Постановление Президиума Верховного Суда РФ
от 29 ноября 2006 г. N 649-П06


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного М. на приговор Верховного Суда Чувашской Республики от 27 ноября 1998 г., которым

М., родившийся 2 июля 1973 г. в г. Чебоксары, несудимый,

осужден: по ст. 105 ч. 2 п.п. "в, д, ж, з, к" УК РФ на 12 лет лишения свободы;

по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ на 8 лет лишения свободы;

по ст. 167 ч. 1 УК РФ на 1 год лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 13 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По делу разрешены гражданские иски и определена судьба вещественных доказательств.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 7 апреля 1999 г. из приговора исключено осуждение по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ. В остальном приговор оставлен без изменения.

Постановлением судьи Новочебоксарского городского суда Чувашской Республики от 19 апреля 2004 г. в порядке, установленном главой 47 УПК РФ, из приговора исключено осуждение по ч. 1 ст. 167 УК РФ в связи с изданием Федерального закона N 162 от 8 декабря 2003 г. "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации". В остальном приговор оставлен без изменения.

По данному уголовному делу осуждены также Д.В.Ю., А., К.Д.А. и К.А.В., надзорное производство в отношении которых не возбуждено.

В надзорной жалобе осужденного М. поставлен вопрос о внесении изменений в судебные решения и смягчении наказания.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Д.В.А., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора, определения и постановления, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г., Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

по приговору суда М.В.А. признан виновным в совершении преступлений при следующих обстоятельствах.

В начале февраля 1998 г. Д.В.Ю., М., К.Д.А. и А. сорганизовались# в преступную группу с целью завладения путем мошенничества квартирой Р.З.В. и ее убийства. Привлекли К.А.В. к мошенническому завладению квартирой.

В первой половине февраля 1998 г. Д.В.Ю. и А. принесли в кв. 72 д. 11 по ул. Грасиса г. Чебоксары, где проживала Р.З.В., спиртные напитки и распили совместно с ней. Когда Р.З.В. вышла из комнаты, Д.В.Ю. и А. отыскали ее паспорт и похитили его.

Д.В.Ю., М., А., К.Д.А. и К.А.В. в составе организованной преступной группы путем обмана и злоупотребления доверием приобрели право на квартиру Р.З.В. и завладели указанной квартирой, путем обмана и злоупотребления доверием Л. реализовали ей эту квартиру при следующих обстоятельствах.

В первой половине февраля 1998 г. Д.В.Ю., М., К.Д.А., А., К.А.В. из корыстных побуждений совместно выработали план завладения путем мошенничества квартирой Р.З.В. по адресу: г. Чебоксары, ул. Грасиса, д. 11, кв. 72, последующей реализации данной квартиры путем ее продажи и присвоения вырученных денег. Реализуя данный план и действуя согласно заранее достигнутой договоренности и распределенным ролям, в середине февраля 1998 г. Д.В.Ю. и А. с целью отвлечения внимания Р.З.В. от совершаемых преступных действий сняли квартиру Т. по адресу: г. Чебоксары, ул. Максимова, 9-23, после чего, войдя к Р.З.В. в доверие, в указанной квартире, а также в квартире самой Р.З.В. Д.В.Ю., А., К.Д.А. и М. неоднократно употребляли с ней спиртные напитки.

Около 11 часов 13 февраля 1998 г., реализуя единый преступный умысел на завладение квартирой Р.З.В., Д.В.Ю., М., А. и К.А.В., внешне похожая на Р.З.В., приехали в нотариальную контору нотариуса г. Чебоксары Р.Е.Г., где К.А.В., обманно выдавая себя за Р.З.В. и используя ее паспорт, от ее имени оформила доверенности Д.В.А. на право приватизации кв. 72 в д. 11 по ул. Грасиса г. Чебоксары, получения дубликата обменного ордера на данную квартиру и продажи данной квартиры по его усмотрению и на его условиях. После этого, согласно распределенным ролям, Д.В.Ю. и М., злоупотребляя доверием Л. и введя ее в заблуждение относительно правомерности распоряжения и владения ими квартирой Р.З.В., договорились с ней о продаже ей квартиры Р.З.В. за 35 тыс. руб., получили от нее задаток в сумме 2 тыс. руб. Используя указанные доверенности и обманно действуя от имени Р.З.В., Д.В.Ю. и М. 17 февраля 1998  г. в ООО "Обмен жилплощади" г. Чебоксары получили дубликат обменного ордера на кв. 72 д. 11 по ул. Грасиса г. Чебоксары, 18 февраля 1998 г. на участке 2 МУП МРУ ЖКХ г. Чебоксары получили выписку из лицевого счета на квартиру Р.З.В. и подали в Чебоксарскую городскую дирекцию по приватизации жилищного фонда заявление о приватизации названной квартиры на имя Р.З.В. 23 февраля 1998 г. Давыдов получил договор на приватизацию кв. 72 д. 11 по ул. Грасиса г. Чебоксары и 2 марта 1998 г. от имени Р.З.В. оформил продажу данной квартиры М., который в этот же день оформил на имя Л. и И. доверенность на право продажи указанной квартиры, после чего 4 марта 1998 г. Д.В.Ю., А., М. и К.А.В. приехали на участок 2 МУП МРУ ЖКХ, где А. оформил заявление от имени Р.З.В. о снятии с регистрационного учета по месту жительства в кв. 72 д. 11 по ул. Грасиса г. Чебоксары, а К.А.В., выдавая себя за Р.З.В. и используя ее паспорт, заявила о снятии Р.З.В. с регистрационного учета по указанному адресу. 12 марта 1998 г. М. за передачу квартиры Л. получил у нее деньги в сумме 33 тыс. руб. Полученные от реализации указанной квартиры деньги в сумме 35 тыс. руб. Д.В.Ю., М., А., К.Д.А. распределили между собой и К.А.В.

Д.В.Ю., М., А., К.Д.А. в составе организованной преступной группы во второй половине февраля 1998 г. с целью убийства из корыстных побуждений, для облегчения действий по мошенническому завладению квартирой Р.З.В., для сокрытия этого преступления выработали план убийства Р.З.В., по которому А., К.Д.А. и М., употребляя с Р.З.В. спиртные напитки, доводят ее до тяжелой степени алкогольного опьянения, при котором она, являясь престарелой, не сможет оказывать сопротивления и совершать целенаправленные действия, т.е. до беспомощного состояния, после чего отвезут ее в удаленное от населенных пунктов и автодороги место, где оставят в условиях реальной возможности наступления смерти от переохлаждения тела, сознавая при этом особо жестокий характер убийства Р.З.В.

Реализуя данный план, действуя согласно заранее достигнутой договоренности и распределенным ролям, с единым умыслом, во второй половине февраля 1998 г. А. и К.Д.А. в кв. 72 д. 11 по ул. Грасиса г. Чебоксары совместно с Р.З.В. распили спиртные напитки, чем умышленно довели ее до тяжелой степени алкогольного опьянения, вместе с М. посадили ее в автомашину ВАЗ-2106 под управлением М. и отвезли ее в Лысковский район Нижегородской области. По пути в салоне автомашины М., А. и К.Д.А. продолжали употреблять с Р.З.В. спиртные напитки, чем довели ее до беспомощного состояния, при котором она не могла оказывать сопротивление и совершать целенаправленные действия в силу тяжелого алкогольного опьянения. На автодороге Москва-Казань, в 2 км. от колхоза им. Жданова Лысковского района Нижегородской области, реализуя единый преступный умысел на убийство Р.З.В., находящейся в беспомощном состоянии, с особой жестокостью, из корыстных побуждений, с целью сокрытия своих действий по мошенническому завладению квартирой Р.З.В. и облегчения совершения данных действий, М. и А. отыскали в лесном массиве, в 150 м. к югу от автодороги, удаленное от проезжей части и населенных пунктов место для совершения убийства Р.З.В., куда они отвели находившуюся в беспомощном состоянии Р.З.В., бросили ее в сугроб и забросали снегом. После этого М., К.Д.А. и А. скрылись с места происшествия. Р.З.В. скончалась на месте происшествия от переохлаждения.

Во второй половине февраля 1998 г. Д.В.Ю., М., К.Д.А. и А. решили уничтожить имущество Р.З.В. и Р.Е.В., находящееся в кв. 72 д. 11 по ул. Грасиса г. Чебоксары, с целью сокрытия мошеннического завладения данной квартирой. Они наняли автомашину КАМАЗ, куда погрузили имущество Р.З.В. на сумму 1 тыс. 30 руб., которое вывезли на свалку и тем самым уничтожили, причинив Р.З.В. и Р.З.В. значительный ущерб.

В надзорной жалобе осужденный М. просит о пересмотре судебных решений, мотивируя тем, что его умыслом не охватывалось причинение смерти Р.З.В. и он не был осведомлен о том, что потерпевшая была оставлена в лесопосадке. Выводы суда о его виновности основаны на недопустимых доказательствах, поскольку он - и другие осужденные по делу в ходе предварительного следствия допрашивались без участия защитника.

Его действия по признаку совершения преступлений организованной группой квалифицированы без достаточных к тому оснований.

Вместе с тем М. оспаривает правильность квалификации его действий по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ, ссылаясь на то, что состояние алкогольного опьянения не является беспомощным состоянием, о котором говорится в законе, а также по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ, мотивируя тем, что ни выводы судмедэкспертизы, ни показания осужденных не свидетельствуют о проявлении особой жестокости по отношению к потерпевшей.

При назначении наказания, по мнению осужденного, суд не принял во внимание обстоятельства, смягчающие наказание. Осужденный просит внести в судебные решения изменения и смягчить наказание.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, проверив производство по уголовному делу в отношении М. в соответствии с ч. 1 ст. 410 УПК РФ в полном объеме, находит надзорную жалобу подлежащей частичному удовлетворению.

Виновность М. в совершении преступлений при установленных судом обстоятельствах подтверждена доказательствами, приведенными в приговоре.

Доводы М. о его непричастности к убийству Р.З.В. опровергаются его личными показаниями, а также показаниями Д.В.Ю., А. и К.Д.А., из которых усматривается, что все они предварительно обсуждали вопрос о том, как им избавиться от Р.З.В., а затем М., А. и К.Д.А. вывезли потерпевшую, находившуюся в сильной степени алкогольного опьянения, в лес, бросили лицом вниз и присыпали снегом. Приведенные показания осужденных суд обоснованно признал достоверными и допустимыми доказательствами, поскольку они согласуются между собой, подтверждены другими доказательствами и получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, действовавшего во время производства соответствующих следственных действий.

Вопреки утверждениям М., лично он допрашивался с участием защитника, другие осужденные от услуг защитника отказались, о чем в протоколах допросов имеются соответствующие записи.

Выводы суда относительно квалификации содеянного по признаку совершения преступлений в составе организованной группы в приговоре мотивированы и являются правильными.

Вместе с тем состоявшиеся в отношении М. судебные решения подлежат изменению по следующим основаниям.

По смыслу уголовного закона действия виновного как убийство, совершенное с особой жестокостью, следует квалифицировать в тех случаях, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязание или совершалось глумление над жертвой либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий.

Из описания преступного деяния, признанного доказанным, видно, что осужденные потерпевшую Р.З.В. сначала "довели до беспомощного состояния, при котором она не могла оказывать сопротивление и совершать целенаправленные действия в силу тяжелого алкогольного опьянения", а затем "бросили ее в сугроб и забросали снегом".

В соответствии с заключением судебно-медицинской экспертизы смерть Р.З.В. могла наступить от переохлаждения тела.

Из показаний А. и К.Д.А., которые они дали в ходе предварительного следствия и которые суд признал достоверными, видно, что Р.З.В. была сильно пьяна и не могла самостоятельно передвигаться. Они вывели ее из машины, бросили лицом вниз и забросали снегом.

Согласно справке метеорологической станции г. Лысково, на которую сослался суд в приговоре, в феврале 1998 г. температура воздуха была низкой и доходила до минус 29,4 градуса.

При таких данных следует признать, что выводы суда относительно совершения убийства способом, заведомо для виновного связанным с причинением потерпевшей особых страданий, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на предположениях, вопреки требованиям ч. 4 ст. 14 УПК РФ.

В связи с этим из приговора подлежит исключению осуждение М. по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Кроме того, из приговора подлежит исключению и осуждение по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку нахождение потерпевшей в состоянии алкогольного опьянения нельзя расценивать как заведомо для виновного беспомощное состояние, тем более, что по настоящему уголовному делу доведение потерпевшей Р.З.В. до тяжелой степени опьянения представляло собой один из элементов объективной стороны преступления.

Из материалов уголовного дела усматривается, что М. имеет дочь, 20 марта 1998 г. рождения (т. 4 л.д. 34). Во вводной части приговора суд указал, что М. имеет на иждивении малолетнего ребенка, но, вопреки требованиям ст. 61 ч. 1 п. "г" УК РФ, не признал наличие у виновного малолетнего ребенка в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, и не привел мотивов в обоснование такого решения.

При таких данных Президиум считает возможным признать наличие у М. малолетнего ребенка в качестве обстоятельства, смягчающего наказание.

В связи с вносимыми в приговор изменениями, а также принимая во внимание изменения, внесенные в приговор кассационной инстанцией и судьей при приведении приговора в соответствие с Федеральным законом N 162 от 8 декабря 2003 г. (исключение осуждения по п. "к" ч. 2 ст. 105 и по ч. 1 ст. 167 УК РФ), назначенное М. наказание подлежит смягчению.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407, ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорную жалобу осужденного М. удовлетворить частично.

2. Приговор Верховного Суда Чувашской Республики от 27 ноября 1998 г., определение Судебной коллеги по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 7 апреля 1999 г. и постановление судьи Новочебоксарского городского суда Чувашской Республики от 19 апреля 2004 г. в отношении М. изменить:

исключить осуждение по п. "в" и п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ;

смягчить наказание, назначенное по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж", "з" УК РФ, до 11 лет лишения свободы, по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ - до 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 105 ч. 2 п.п. "ж", "з", ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначить М. 12 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальном судебные решения в отношении М. оставить без изменения.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2006 г. N 649-П06


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.