Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 июля 2006 г. N 69-О06-14 Суд изменил приговор и смягчил наказание, переквалифицировав действия одного из осужденных на пособничество в совершении убийства, поскольку действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего, он не совершал, а также суд неправомерно при назначении наказания осужденным не учел смягчающие обстоятельства и не применил ст. 62 УК РФ

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 14 июля 2006 г. N 69-О06-14


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя М.С.С., кассационные жалобы осужденного Ю.И.А., адвокатов Е., Ф., З., законного представителя осужденного К. Г. на приговор суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югра от 31 января 2006 года, которым

Ю.И.А., родившийся 27 июля 1987 года в г. Верхний Тагил Свердловской области, не судимый;

- осужден к лишению свободы:

по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к 8 годам,

по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 8 годам без штрафа.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 9 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Ю.А.А., родившийся 15 июля 1980 года в г. Сысерть Свердловской области, не судимый;

- осужден к лишению свободы:

по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к 10 годам,

по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 8 годам без штрафа.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 11 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

К., родившийся 20 августа 1987 года в г. Нягань Тюменской области, не судимый;

- осужден к лишению свободы:

по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к 8 годам,

по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 8 годам без штрафа.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 9 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

В., родившаяся 6 декабря 1981 года в г. Ялте Республики Украина, не судимая;

- осуждена к лишению свободы:

по ч. 5 ст. 33, ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к 8 годам,

по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 8 годам без штрафа.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 11 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Э., мнение прокурора М.О.А., не поддержавшего кассационное представление и полагавшего необходимым изменить приговор в отношении Ю.И.А. и К. в части назначенного им наказания, судебная коллегия установила:

Ю-вы и К. признаны виновными в совершении группой лиц по предварительному сговору убийства М.Н.А., сопряженного с разбоем, а В. в пособничестве совершению данного преступления. Кроме того, Ю-вы, К. и В. осуждены за совершение разбоя по предварительному сговору группой лиц, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего М.Н.А.

Преступления совершены 22 декабря 2004 года в г. Нягань Ханты-Мансийского автономного округа - Югра при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном представлении государственный обвинитель М.С.С. просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение в связи с неправильной квалификацией действий В. и назначением необоснованно мягкого наказания осужденным. Считает, что действия В. необходимо квалифицировать по ч. 3 ст. 33, п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку, помимо предоставления информации о хранящихся в доме потерпевшего денежных средствах, передаче орудия преступления, она руководила участниками преступления непосредственно на месте совершения преступления. Также считает, что при назначении наказания Ю.И.А. и К. суд не учел, что ими совершено два особо тяжких преступления, Ю.И.А. непосредственно причинил потерпевшему телесные повреждения, повлекшие его смерть, а назначение В. и Ю.А.А. минимального наказания, предусмотренного санкциями ч. 2 ст. 105, ч. 4 ст. 162 УК РФ не отвечает принципам назначения наказания. Кроме того, при назначении наказания по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ суд не указал основания неприменения дополнительного наказания в виде штрафа.

В кассационных жалобах:

- адвокат Ф. в интересах осужденной В. считает выводы суда несоответствующими фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что показания К. о том, что не В., а Ю.И.А. спланировал убийство М.Н.А., когда они вдвоем выходили в коридор покурить, опровергают показания Ю.И.А., а также К. и Ю.А.А. не подтверждают показания Ю.И.А. в части того, что В. требовала убийства потерпевшего ножом и топором, т.е. полагает, что утверждения Ю.И.А. о требовании В. убить потерпевшего являются лживыми и он оговаривает ее. Считает, что В. имела цель только похитить деньги и предварительной договоренности между участниками преступлений на убийство М.Н.А. не было, убийство потерпевшего являлось эксцессом со стороны исполнителей убийства, к которым В. не относится. Просит прекратить дело в части осуждения В. за пособничество в убийстве.

- адвокат З. в интересах осужденного К. просит приговор изменить, назначив ему наказание с применением ст. 64 УК РФ с учетом его явки с повинной, активного способствования раскрытию преступлений, признания вины, признанных судом смягчающими обстоятельствами, менее активной роли при совершении преступлений под воздействием взрослых соучастников, положительных характеристик по месту учебы, работы и в быту.

Аналогичные доводы содержатся в кассационной жалобе законного представителя осужденного К. Г.

- осужденный Ю.И.А. и адвокат Е. в совместной кассационной жалобе считают приговор несправедливым вследствие назначения Ю.И.А. чрезмерно сурового наказания. Указывают, что преступления Ю.И.А. совершены в несовершеннолетнем возрасте, по предложению и под влиянием совершеннолетних соучастников, а также он активно способствовал раскрытию преступления, полностью признал вину, его показания положены в основу приговора, в содеянном раскаялся, положительно характеризуется. Считают, что указанные обстоятельства являются основаниями для применения ст. 64 УК РФ, в связи с чем просят снизить назначенное Ю.И.А. наказание с учетом изложенных доводов.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных представления и жалоб, судебная коллегия находит, что обвинительный приговор по делу постановлен правильно.

Доводы адвоката Ф. о непричастности В. к совершению убийства М.Н.А. являются несостоятельными.

Из показаний осужденного Ю.И.А. следует, что когда В. находилась на кухне, она позвала его и передала ему столовый нож, сказав, что "обратной дороги нет и хозяина нужно убить", нож он спрятал в рукав свитера. Затем когда В. позвала его и К. на улицу покурить, она еще раз сказала, что хозяина необходимо убить, при этом К. ударит его ногой в голову, а он нанесет хозяину удары ножом. Поскольку, они с К. никаких действий не предпринимали, В. знаками стала показывать, чтобы они стали совершать преступление. Тогда К., сделав вид, что уходит, проходя мимо, нанес удар ногой в голову М.Н.А., смотревшего в это время телевизор, от чего тот схватился руками за лицо, а он нанес потерпевшему несколько ударов ножом в спину. Чтобы потерпевший не оказывал сопротивления, К. по указанию В. связал ему руки занавеской, а последняя стала требовать и выяснять у него, где находятся деньги. Затем в вагон зашел его брат Ю.А.А., который несколько раз пнул потерпевшего по телу, требуя выдать деньги, и вышел из дома, а В. и К. стали искать деньги. Он предложил В. уйти, но она ответила, что М.Н.А. необходимо убить, после чего позвонила по сотовому телефону Ю.А.А., который вновь зайдя в вагон, узнал, что денег они не нашли и сказал, что М.Н.А. необходимо убить. После этого, Ю.А.А. велел К. принести топор и забрав у него топор, Ю.А.А. передал топор ему и сказал убить М.Н.А., и он топором нанес удары в область шеи потерпевшего.

Суд обоснованно положил данные показания Ю.И.А. в основу приговора, поскольку, они согласуются с другими исследованными по делу доказательствами, оснований у Ю.И.А. оговаривать В. не имеется, при этом как Ю.И.А., так и В. пояснили, что отношения между ними хорошие, неприязненных отношений нет.

Кроме того, о причастности В. к убийству М.Н.А. свидетельствуют и показания осужденного К., из которых следует, что В. предложила съездить домой к ее знакомому, у которого имеется 150 тысяч рублей, и похитить их, а также она пояснила, что если будет оказано сопротивление, хозяина "завалим". Когда они находились дома у М.Н.А., который пустил их, поскольку, В. сказала, что Ю.А.А. отъехал и им нужно его подождать, то она позвала на кухню Ю.И.А., и выйдя оттуда, Ю.И.А. позвал его на улицу, где предложил ему напасть на М.Н.А. Когда они возвращались обратно, он увидел в правой руке Ю.И.А. нож. Также К. дополнительно пояснил, что действительно, когда они выходили покурить, то В. сказала, что он должен нанести удар ногой потерпевшему, а Ю.И.А. удар ножом.

Из протокола осмотра места происшествия следует, что труп М.Н.А. обнаружен в зальной комнате, возле трупа лежит топор с деревянной ручкой, обильно опачканный# жидкостью бурого цвета, похожей на кровь, общий порядок в комнатах нарушен, дверцы шкафов открыты, на полу разбросаны вещи, телевизор, находящийся в зальной комнате на момент осмотра работает.

По заключению судебно-медицинской экспертизы смерть М.Н.А. наступила от совокупности повреждений: рубленной раны шеи с повреждением шейных позвонков и спинного мозга и проникающих колото-резаных ранений (3) спины с повреждением левого легкого.

По заключению судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств повреждения на фрагментах двух шейных позвонков образовались от действия ребра плоского предмета клиновидного сечения. Не исключается возможность причинения повреждений представленным топором, изъятым в ходе осмотра места происшествия.

По заключению криминалистической экспертизы на задней части кофты и задней части черного свитера М.Н.А. имеется по три сквозных повреждения линейной формы. Повреждения образованы твердым предметом, имеющим острие, режущую часть (лезвие) и закругленную противоположную часть (обух). Таким предметом мог быть клинок однолезвийного ножа с наибольшей шириной клинка до 19 мм.

Таким образом, суд оценив исследованные по делу доказательства в их совокупности, обоснованно пришел к выводу о соучастии В. в убийстве М.Н.А. в форме пособничества, поскольку, имея умысел на убийство потерпевшего, о чем свидетельствуют ее предложения другим осужденным о необходимости лишения жизни М.Н.А., передала с этой целью нож Ю.И.А., подала знак к нападению на потерпевшего, что подтверждается показаниями осужденных Ю.И.А., К. и другими согласующимися с их показаниями доказательствами.

Доводы кассационного представления о необходимости квалификации действий В. по ч. 3 ст. 33, п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ как организатора совершения убийства М.Н.А. также являются несостоятельными, поскольку, органами предварительного следствия В. было предъявлено обвинение в соисполнительстве данного убийства и квалификация ее действий как организатора, в связи с большей общественной опасностью, чем исполнителя преступления, ухудшило бы положение осужденной В.

Правильной является и квалификация действий осужденных Ю.И.А. и К., поскольку, согласившись с предложением В. об убийстве М.Н.А., К. нанес удар ногой в голову потерпевшего, тем самым подавляя сопротивление со стороны последнего, а Ю.И.А. нанес ему удары ножом в область расположения жизненно важных органов, и в последующем, К. принес топор, которым Ю.И.А. нанес удары потерпевшему в область шеи, и в результате указанных действий осужденных М.Н.А. были причинены повреждения, от которых последовала его смерть.

Вместе с тем, судебная коллегия находит, что действия Ю.А.А. надлежит квалифицировать по ч. 3 ст. 33, п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ как пособничество в совершении убийства М.Н.А., поскольку, действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего, Ю.А.А. не совершал, при этом несколько ударов руками по телу потерпевшего были нанесены им не с целью его убийства, а как указал суд, были нанесены им, когда он требовал от потерпевшего деньги. Однако, в дальнейшем, Ю.А.А. уже с целью убийства М.Н.А., велел К. принести топор, который Ю.А.А. передал Ю.И.А. и последним были нанесены удары топором потерпевшему с целью лишения его жизни, т.е. Ю.А.А. содействовал совершению убийства М.Н.А. и являлся пособником, а не исполнителем данного преступления, в связи с чем, наказание, назначенное Ю.А.А. подлежит снижению.

При назначении наказания судом учтены характер и степень общественной опасности совершенных осужденными преступлений, обстоятельства, смягчающие их наказание, данные, характеризующие их личности, и судебная коллегия не находит оснований для применения ст. 64 УК РФ в отношении Ю.И.А. и К., а также оснований для отмены приговора в связи с необходимостью назначения Ю.А.А. и В. более строгого наказания и в связи с не указанием судом оснований не применения штрафа, поскольку, санкция ч. 4 ст. 162 УК РФ не предусматривает обязательное назначение дополнительного наказания в виде штрафа.

Вместе с тем, суд, признав в качестве обстоятельств, смягчающих наказание Ю.И.А. и К., соответственно, активное способствование раскрытию преступления и явку с повинной, при отсутствии отягчающих обстоятельств, не учел положения ст. 62 УК РФ и назначил им наказание, превышающее три четверти максимального размера наказания, назначаемого несовершеннолетним при совершении ими данных преступлений, в связи с чем, наказание, назначенное Ю.И.А. и К. подлежит снижению.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югра от 31 января 2006 года в отношении Ю.А.А. изменить, переквалифицировать его действия с п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 5 ст. 33, п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ и назначить наказание в виде 9 лет 6 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33, п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 и п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить 10 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Этот же приговор в отношении Ю.И.А. и К. изменить, снизить назначенное им наказание:

- Ю.И.А. по п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ до 7 лет лишения свободы, по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ до 7 лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 и п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить Ю.И.А. 8 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

- К. по п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ до 6 лет 6 месяцев лишения свободы, по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ до 6 лет 6 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 и п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить К. 7 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

В остальной части приговор в отношении их, а также этот же приговор в отношении В. оставить без изменения, а кассационные представление и жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 июля 2006 г. N 69-О06-14


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение