Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 ноября 2006 г. N 69-О06-33 Оснований для изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных подтверждена совокупностью представленных в деле доказательств, квалификация действий осужденных является правильной, а мера наказания назначена в соответствии с требованиями закона и с учетом всех обстоятельств дела

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 20 ноября 2006 г. N 69-О06-33


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 20 ноября 2006 года дело по кассационным жалобам осужденных С.М.Е., Н. и адвоката Б.А.И. на приговор суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры Тюменской области от 26 июля 2006 года, которым

С.М.Е., 15 августа 1975 года рождения, уроженец с. Нагорное Ренийского района Одесской области Республики Украина, не судимый, -

осужден к лишению свободы:

по ч. 3 ст. 30, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - на 11 лет;

по ч. 1 ст. 222 УК РФ - на 2 года, без штрафа;

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 12 лет лишения свободы, без штрафа, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Н., 27 августа 1980 года рождения, уроженец г. Красногоровка Марьинского района Донецкой области Республики Украина, не судимый, -

осужден к лишению свободы:

по ч.ч. 4, 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - на 10 лет;

по ч. 1 ст. 222 УК РФ - на 2 года, без штрафа;

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 10 лет 6 месяцев лишения свободы, без штрафа, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать в пользу потерпевшего С.Ю.Э. компенсацию морального вреда с С.М.Е. - 500000 рублей, с Н. - 500000 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Я., объяснения адвоката Б.А.И. и защитника З., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора К.Ю.Н., полагавшего приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия установила:

С.М.Е. признан виновным в покушении на убийство потерпевшего С.Ю.Э., по найму, а Н. - в подстрекательстве и пособничестве в покушении на убийство С.Ю.Э., по найму.

Кроме того, С.М.Е. осужден за незаконное приобретение, передачу и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов, а Н. - за незаконную передачу и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены ими в ноябре 2005 года в г. Когалыме при изложенных в приговоре суда обстоятельствах.

В судебном заседании С.М.Е. и Н. виновными себя не признали

В кассационных жалобах:

осужденный С.М.Е. просит приговор суда отменить и дело производством прекратить за его непричастностью к преступлениям, при этом указывает, что никаких преступлений не совершал, заключения проведенных по делу экспертиз (судебно-криминалистическая, биологическая и другие) не свидетельствуют о том, что он мог находиться на месте преступления в подъезде дома, где было совершено преступление, так как никаких следов на его одежде, так же следов нахождения в его кармане пистолета, не обнаружено, что подтверждает о его непричастности к покушению на убийство потерпевшего С.Ю.Э. Указывает, что выводы экспертиз опровергают изложенные им в явке с повинной доводы, в которых он оговорил себя и признался в совершении преступлений. На его лице, руках не обнаружены следы нефтепродуктов, хотя на исследованном экспертами пистолете были обнаружены следы смазки. Утверждает, что ни одна экспертиза не дала категорического заключения о его причастности к покушению на убийство потерпевшего, а выводы экспертиз об обнаружении на куртке и перчатках следов пороха, также на его одежде и обуви следов крови, носят лишь предположительный характер. Указывает, что выводы суда о доказанности его вины в совершении преступлений не подтверждены рассмотренными в суде доказательствами. Утверждает, что в момент совершения преступления он находился на дне рождения Д.В.Л., что подтвердили свидетели, но суд необоснованно подверг их показания критической оценке. Утверждает, что все заявленные его защитником ходатайства, в том числе об исключении некоторых доказательств, судом необоснованно были отклонены. Считает, что выводы суда не подтверждены доказательствами, рассмотренными в суде.

Осужденный Н. указывает, что не совершал преступления, в момент совершения покушения на убийство потерпевшего находился у себя дома, что подтвердил свидетель П. Указывает, что ранее он не знал потерпевшего и у него никаких оснований для его убийства не было, а осужденный С.М.Е. оговорил его в результате применения к нему недозволенных методов ведения следствия.

Адвокат Б.А.И. в кассационной жалобе просит приговор в отношении осужденного Н. отменить, производство по делу прекратить, а его оправдать, при этом ссылается на то, что в момент совершения преступления Н. находился дома, что подтвердил свидетель П. Кто покушался на убийство потерпевшего С.Ю.Э., ему неизвестно и в деле нет. Ранее он потерпевшего не знал и никаких мотивов для убийства потерпевшего у него не было. Указывает, что С.М.Е. в ходе предварительного следствия оговорил Н. в том, что Н. дал ему пистолет и попросил убить потерпевшего за деньги, но в суде он отказался от своих показаний и пояснил, что оговорил Н. в результате применения к нему работниками милиции недозволенных методов ведения следствия.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что С.М.Е. и Н. обоснованно осуждены за совершенные ими преступления.

Доводы кассационных жалоб о том, что вина С.М.Е. и Н. в совершении указанных в приговоре преступлений не установлена, проверены судом, оценены в совокупности со всеми материалами дела и обоснованно признаны несостоятельными.

Как бесспорно установлено судом и это следует из материалов дела, Н. приобрел у не установленного лица пистолет калибра 5,45 мм. который является самодельным нарезным короткоствольным огнестрельным оружием, и не менее шести патронов калибра 5,45 мм., являющиеся боеприпасами и незаконно носил их при себе.

5 ноября 2005 года Н., зная о финансовых проблемах С.М.Е., обещав денежное вознаграждение и разрешить финансовые проблемы, склонил С.М.Е. к совершению убийства С.Ю.Э. С.М.Е. согласился с этим предложением и 9 ноября 2005 года Н. с С.М.Е. на не установленном в ходе следствия автомобиле приехали к дому, где проживал потерпевший. Когда появился потерпевший, Н. указал С.М.Е. на С.Ю.Э., которого нужно убить и передал ему для совершения убийства пистолет, снаряженный не менее 6 патронами калибра 5,45 мм. Взяв пистолет, С.М.Е. зашел в подъезд N 3 дома N 6 по ул. Градостроителей, а когда С.Ю.Э. зашел в подъезд, С.М.Е. произвел не менее шести выстрелов в С.Ю.Э., причинив ему огнестрельные ранения, в том числе проникающие огнестрельные ранения грудной клетки и живота с повреждением диафрагмы и селезенки, причинив тяжкий вред здоровью, после чего с места происшествия скрылся, затем С.М.Е. указанный пистолет вернул Н., а последний не позднее 10 ноября 2005 года избавился от оружия.

Смерть С.Ю.Э. не наступила по независящим от С.М.Е. обстоятельствам, поскольку оказал активное сопротивление С.М.Е., мешая ему вести прицельную стрельбу, а в дальнейшем потерпевшему была оказана квалифицированная медицинская помощь в Когалымской городской больнице.

К такому выводу суд пришел обоснованно, на основании тщательно исследованных в судебном заседании материалах дела, в том числе показаний осужденного С.М.Е. на предварительном следствии, подробно рассказавшего об обстоятельствах совершения преступлений, показаний потерпевшего С.Ю.Э., опознавшего С. как стрелявшего в него из пистолета лицо, протоколах осмотров места происшествия, заключениях судебно-медицинской, судебно-биологической, криминалистической и других экспертиз, показаниях свидетелей и других доказательств, подробный анализ и оценка которых дана в приговоре.

Доводы жалоб о том, что осужденный С.М.Е. в ходе предварительного расследования оговорил себя и осужденного Н. в результате применения недозволенных методов ведения следствия, проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными.

Как видно из материалов дела, С. неоднократно, с соблюдением уголовно-процессуальных норм, в присутствии адвоката, давал показания об обстоятельствах совершения покушения на убийство потерпевшего как при допросе в качестве подозреваемого, так и в ходе допросе# в качестве обвиняемого в присутствии адвоката, указав, что именно он совершил покушение на убийство С.Ю.Э. 9.11.2005 года (т. 5 л.д. 57-58).

Эти показания соответствуют установленным судом обстоятельствам и подтверждены другими доказательствами, поэтому судом обоснованно признаны правдивыми.

Так, из протокола проверки показаний С. с выходом на место преступления усматривается, что С.М.Е. указал подъезд дома N 3 в доме N 6 по ул. Градостроителей, где он совершил покушение на убийство С.Ю.Э. Показал место, в 4-5 метрах от подъезда N 4 указанного дома, где остановилась автомашина, на которой он приехал на место совершения преступления, также место, где остановилась машина, на которой приехал потерпевший С.Ю.Э. Показал, где он стоял с пистолетом в руках в подъезде N 3 этого дома, ожидая потерпевшего, а когда С.Ю.Э. зашел в подъезд, произвел выстрелы в потерпевшего и подтвердил, что С.Ю.Э. хватал его за руки, затем упал, а он производил выстрелы в лежащего потерпевшего. Когда пистолет перестал стрелять, он выскочил из подъезда, сел в ожидавший его возле крыльца автомобиль, где находился Н. и незнакомый водитель, отдал пистолет Н., доехав до "Молодежки", около аптеки, вышел из автомашины и ушел домой к Д.В.Л. (т. 5 л.д. 48-52).

Из показаний потерпевшего С.Ю.Э. видно, что около 20 часов 9 ноября 2005 года в подъезде своего дома стрелял в него С.М.Е., которого он уверенно опознал, особенно по глазам. На осужденном была одета куртка типа "Аляска".

Причины, по которым в ходе предварительного следствия потерпевший указывал приметы мужчины в него стрелявшего, другие, выявлялись судом. При этом потерпевший объяснил расхождение в приметах с тем, как выглядит С.М.Е., является то, что он потерял много крови и его состоянием после полученных ранений.

Из протокола опознания видно, что потерпевший С.Ю.Э. уверенно опознал С.М.Е. как мужчину, который 9 ноября 2005 года стрелял в него, в подъезде дома, где он проживает (т. 5 л.д. 9-13).

Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что у С.Ю.Э. были обнаружены: огнестрельное ранение правой половины лица с повреждением правой скуловой кости, огнестрельное ранение левой кисти с переломом пястной кости и огнестрельное ранение правого предплечья с повреждением правой лучевой кости по признаку длительного расстройства здоровья, продолжительностью более трех недель, повлекшие средней тяжести вред здоровью, проникающее огнестрельное ранение грудной клетки и живота с повреждением диафрагмы и селезенки по признаку опасного для жизни вреда здоровью, повлекшее тяжкий вред здоровью (т. 4 л.д. 5-6).

При проведении очной ставки с Н., осужденный С.М.Е. подтвердил совершение покушения на убийство С.Ю.Э., подробно рассказал об обстоятельствах, при которых он совершил это преступление, также подтвердил, что его привез на место преступления Н. с незнакомым водителем, где Н. передал ему пистолет, из которого он стрелял в С.Ю.Э., а после совершения преступления пистолет вернул Н. При этом С.М.Е. утверждал, что Н. обещал ему за это погасить ссуду в банке и выплатить денежное вознаграждение (т. 5 л.д. 165-168).

Из протокола осмотра места происшествия от 9 ноября 2005 года усматривается, что на лестничной площадки первого этажа подъезда N 3 дома N 6 по ул. Градостроителей в г. Когалыме, в разных местах на полу обнаружены шесть гильз от патронов калибра 5,45 мм. и три пули. Кроме того, на полу указанной лестничной площадки имеются следы сгустившейся жидкости, ярко красного цвета, похожие на кровь.

Согласно заключению судебно-биологической экспертизы, на резиновом коврике и двух марлевых тампонах (смывы с пола в подъезде при проведении осмотра места происшествия) обнаружена кровь человека, которая могла произойти от потерпевшего С.Ю.Э.

В ходе дополнительного осмотра места происшествия, на межлестничной площадке между первым и вторым этажом, обнаружена еще одна пуля (т. 1 л.д. 46-52);

При проведении медицинской операции в Когалымской городской больнице из тела С.Ю.Э. изъяты 10 и 16 ноября 2005 года изъяты 2 пули.

Как видно из протокола дополнительного осмотра места происшествия, в снежном сугробе, непосредственно прилегающей к тыльной стороне дома N 4 по ул. Градостроителей, на расстоянии 22 метров 60 см. от правого края дома (с его тыльной стороны), и на расстоянии 6 метров 42 см. от стены дома, обнаружен пистолет, с прибором для снижения звука выстрела на конце ствола. Обойма пистолета на месте, затвор пистолета зафиксирован на затворной задержке (т. 1 л.д. 53-61);

Указанный пистолет, согласно заключению баллистической экспертизы N 768 от 11 ноября 2005 года, является самодельным нарезным короткоствольным огнестрельным оружием калибр 5,45 мм. Пистолет изготовлен самодельным способом из заводских деталей пистолета ПСМ или ИЖ-75 и предназначен для стрельбы патронами калибра 5,45 мм.

Кроме того, заключением баллистической экспертизы N 769 от 11 ноября 2005 года установлено, что пули и гильзы, изъятые в ходе осмотров места происшествия и выемок в Когалымской городской больнице, являются частями боеприпасов, патронов калибра 5,45 мм. к пистолетам ПСМ и ИЖ-75, изготовлены заводским способом. Представленные пять пуль и шесть гильз отстреляны из одного экземпляра оружия - из пистолета с магазином и прибором для бесшумной стрельбы, изъятом при осмотре места происшествия, (т. 4 л.д. 38-42);

На изъятой у потерпевшего С.Ю.Э. одежде, в которой он был в момент совершения покушения на его жизнь, обнаружены повреждения в виде сквозных разрывов материи на пиджаке и рубашке, а заключением трасологической экспертизы установлено, что эти повреждения на одежде С.Ю.Э. являются огнестрельными и образованы при попадании пули калибра 5,45 мм., в результате четырех выстрелов из огнестрельного оружия. Данными пулями могут быть пули изъятые 09.11.2005 года в ходе осмотра места происшествия.

В ходе личного обыска С.М.Е., 22 ноября 2005 года были изъяты у него куртка типа "Аляска" темного цвета с капюшоном, пара черных кожаных перчаток, пара замшевых мужских ботинок черного цвета и, как видно из заключения химической экспертизы N 12-17 от 15 марта 2006 года, на перчатках и куртке типа "Аляска", изъятых у С.М.Е., обнаружены продукты выстрела. Их количество содержание и распределение следов свидетельствует о производстве данным лицом выстрелов (т. 4 л.д. 176-179).

Из показаний допрошенной в суде в качестве эксперта Г. усматривается, что ею проводилась химическая экспертиза по выявлению продуктов выстрела согласно существующих методик, при этом были выявлены характерные следы производства выстрелов на одежде С.М.Е., а именно перчатках, куртке-аляске. Концентрация веществ продуктов выстрела, их локализация подтверждала версию следствия, что выстрелы производились из пистолета с использованием глушителя. Проведенные исследования и их результаты позволили ей сделать категоричный вывод о том, что на одежде С.М.Е. именно продукты выстрелов из огнестрельного оружия, поскольку обнаруженные продукты выстрелов, сурьма, дефиниламин не характерны для бытовых взрывотехнических средств, типа петард.

Согласно заключения биологической экспертизы N 351.370 от 09 декабря 2005 года, на правом рукаве куртки типа "Аляска", на ходовой части полуботинок из материала типа "замша" обнаружена кровь.

Кроме того, на одежде С.М.Е., как видно из заключения криминалистической экспертизы, выявлены области железной металлизации, которая могла произойти и от контакта с пистолетом (т. 4 л.д. 150-153);

Анализ исследованных доказательств опровергает доводы жалобы осужденного С. о том, что собранные по делу доказательства и выводы проведенных по делу экспертиз не подтверждают его виновность в совершении покушения на убийство потерпевшего.

В судебном заседании были проверены данные переговоров по сотовому телефону абонентов Н. и С.М.Е. и установлено, что одним из активных абонентов, в день покушения на жизнь потерпевшего С.Ю.Э., являлись осужденные, что видно также из показания свидетеля У. - инженера по обслуживанию узловых станций сотовой связи, подтвердившего, что абонент номера 75846 в 20 ч. 10 мин. и в 20 ч. 29 мин. 9 ноября 2005 года мог во время звонка находиться, как на ул. Молодежной, так и ул. Градостроителей.

Вина осужденных подтверждается также показаниями свидетелей Т.А.В., подтвердившего, что привез потерпевшего домой около 20 часов 9 ноября 2005 года, свидетелей К.А.А., П.В.В., Б.В.В., В.Л.И. и других свидетелей, подтвердивших, что преступление было совершено после 20 часов, в несколько минут двадцать первого часа.

Из показания свидетеля М.Д.В. видно, что вечером 9 ноября 2005 года, точное время не помнит, поступил в скорую помощь, где он работает, вызов и когда приехали на ул. Градостроителей дом N 6, в коридоре увидел потерпевшего, который был в сознании и говорил, что на лестнице в него стрелял неизвестный 5 раз из пистолета с глушителем.

Судом проверены выдвинутые С.М.Е. алиби о том, что в момент совершения преступления он находился на дне рождения у Д.В.Л., доводы Н. о том, что он находился у себя дома, также доводы С.М.Е. о самооговоре и оговоре Н. в результате применения недозволенных методов ведения следствия и судом обоснованно сделан вывод о том, что эти доводы опровергается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, также проведенной в ходе предварительного следствия проверкой по жалобам адвоката А. и С.М.Е. о применении недозволенных методов следствия, которой факты применения недозволенных методов следствия на С.М.Е. при даче им показаний, либо при его участии в следственных действиях, не установлено.

Выводами судебно-медицинского экспертизы N 1247 от 24 ноября 2005 года (т. 4 л.д. 13) из которой установлено, что никаких телесных повреждений на его теле не обнаружено, сам С.М.Е., при его обследовании экспертом медиком никаких жалоб не высказывал.

Это же подтверждается показаниями допрошенного в качестве свидетеля адвоката Тр., участвовавшего в деле и подтвердившего, что С.М.Е. давал показания добровольно, на свое самочувствие не жаловался.

Такие же показания дал в суде свидетель М. и дополнил, что С.М.Е. при первоначальном допросе в качестве обвиняемого, в присутствии адвоката А., подтвердил свое участие в покушении на жизнь потерпевшего С.Ю.Э.

Из материалов дела видно, что опознание потерпевшим С.Ю.Э. осужденного С.М.Е. как лицо, совершившее покушение на его убийство, проведено с соблюдением требований ст.ст. 193, 166, 167 УПК РФ, а в судебном заседании он подтвердил свои показания и его показания у суда сомнений не вызывали, поскольку до совершения данного преступления они с знакомы не были и никаких неприязненных отношений для оговора не имелось.

Показания свидетелей Б., Х., Ч., Д.В.Л., Д.А., В., Тур., П., допрошенных в подтверждение алиби С.М.Е. и Н. проверены судом в совокупности со всеми материалами дела и судом обоснованно сделан вывод о том, что их показания противоречивы как по времени, когда они видели осужденных вечером 9 ноября 2005 года, к тому же они являются либо родственниками осужденных, либо их друзьями, поэтому заинтересованы в в# исходе дела.

Оценив все собранные по делу доказательства в их совокупности суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины С.М.Е. в покушении на убийство потерпевшего по найму, а Н. в подстрекательстве и пособничестве в покушении на убийство потерпевшего, что опровергает доводы жалоб о недоказанности вины Н. в совершении этого преступления, поскольку показания С.М.Е. в ходе предварительного расследования, где он признавал себя виновным, в покушении на лишение жизни С.Ю.Э. и в незаконном приобретении, передаче, ношении огнестрельного оружия, также изобличал Н. в совершении этих преступлений. В неоднократных показаниях, полученных с соблюдением процессуальных норм, С.М.Е. подробно рассказал об обстоятельствах совершения преступлений, которые не могли быть известны органам следствия, подтверждал, что совершил преступления по предложению Н., с целью заработать денег на погашение ранее взятой в банке денежной ссуды, что пистолет непосредственно перед совершением преступления ему передал Н. и указал на С.Ю.Э., как на лицо, которое необходимо убить. Никаких оснований не доверять показаниям С.М.Е., у суда не было, поскольку все показания даны им с соблюдением уголовно-процессуальных норм, в присутствии адвоката.

При установленных обстоятельствах судом правильно квалифицированы действия С.М.Е. по ч. 3 ст. 30, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ как покушение на убийство потерпевшего по найму, которое не было доведено до конца по независящим от его воли обстоятельствам, также по ч. 1 ст. 222 УК РФ, как незаконное приобретение, передача, ношение огнестрельного оружия, боеприпасов.

Действия Н. правильно квалифицированы по ч.ч. 4, 5 ст. 33, ч. 3, ст. 30, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, как подстрекательство С.М.Е. к совершению преступления путем уговоров, также пособничество предоставлением информации и орудия совершения преступления, в покушении на умышленное причинение смерти другому человеку, по найму, которое не было доведено до конца по независящим от его воли обстоятельствам.

Судом правильно установлено, что Н. в неустановленное время приобрел пистолет с глушителем и не менее шести патронов, носил их при себе до 09.11.2005 года. Затем умышленно, не законно, специально для совершения убийства С.Ю.Э., передал пистолет и не менее шести патронов С.М.Е., который после производства выстрелов в потерпевшего, передал пистолет обратно Н. действия которого в этой части обвинения следует квалифицировать по ч. 1 ст. 222 УК РФ, как незаконная передача, ношение огнестрельного оружия, боеприпасов.

Выводы суда мотивированы и основаны на доказательствах, собранных с соблюдением процессуальных норм и не вызывающих сомнений.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену приговора, как# по делу не допущено.

Явка с повинной Н. не может являться таковой, так как в данном документе излагаются сведения не относящиеся к настоящему уголовному делу

Мера наказания осужденным назначена судом с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, всех смягчающих наказание обстоятельств и данных о их личности.

Гражданские иски разрешены правильно, в соответствии с действующим законодательством.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры Тюменской области от 26 июля 2006 года в отношении С.М.Е. и Н. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных С.М.Е., Н. и адвоката Б.А.И. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 ноября 2006 г. N 69-О06-33


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение