Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 октября 2006 г. N 72-О06-40 Поскольку наказание осужденному за убийство и уничтожение чужого имущества назначено с учетом общественной опасности содеянного, его роли в совершении преступлений, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, оснований для отмены или изменения приговора не имеется

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 18 октября 2006 г. N 72-О06-40


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ

рассмотрела в судебном заседании от 18 октября 2006 года кассационные жалобы осужденного О. и адвоката Л.А.В. на приговор Читинского областного суда от 25 февраля 2004 года, которым

О., 4 сентября 1973 года рождения, уроженец и житель с. Красный Чикой Красночикойского района Читинской области, несудимый

осужден к лишению свободы:

по п.п. "д, ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 16 лет;

по ч. 2 ст. 167 УК РФ - на 4 года.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание ему назначено в виде лишения свободы на 17 лет в исправительной колонии строгого режима.

По данному уголовному делу, кроме того, осуждены:

Т.Н.К. по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 167 ч. 2; 105 ч. 2 п.п. "д, ж" УК РФ к лишению свободы на 16 лет;

Л.В.И. - по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 167; 105 ч. 2 п.п. "д, ж" УК РФ - на 18 лет лишения свободы, приговор в отношении которых вступил в законную силу.

Заслушав доклад судьи К.Е.П., возражения прокурора Т.А.А. на доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия установила:

О. осужден за умышленное убийство потерпевшего Н.Ю.Г., совершенное группой лиц с особой жестокостью и за умышленное уничтожение чужого имущества путем поджога с причинением значительного ущерба. Преступления, как указано в приговоре, он совершил 24 марта 2003 года в с. Красный Чокой Читинской области.

В судебном заседании О. виновным себя не признал.

В кассационных жалобах:

осужденный О., ссылаясь на недоказанность инкриминированных ему деяний, с приговором не согласен. Не признавая себя виновным, он утверждает, что потерпевший обманом завлек его в свою автомашину и повез убивать. Свои действия в отношении потерпевшего, по утверждению осужденного, он совершил, защищаясь от его нападения. О. считает, что смерть потерпевшего наступила от действий Л.В.И., а поджигали потерпевшего после его смерти.

По мнению осужденного, выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела.

О. также считает, что при собирании доказательств допущены нарушения ст.ст. 73, 87, 88 УПК РФ, заключающиеся в том, что показания потерпевшей и свидетелей стороны обвинения не проверены путем сопоставления их с другими доказательствами; приговор постановлен на первоначальных показаниях осужденных, данных, как он считает, под воздействием недозволенных методов следствия; в нарушение ст. 75 УПК РФ суд сослался на показания свидетелей П., И., Б., заинтересованных в исходе дела. Осужденный предполагает, что свидетели К. и В. на месте происшествия не были и оговаривают его. Протокол его очной ставки с С. он считает недопустимым доказательством. Осужденный подвергает сомнению показания свидетеля С. по тем основаниям, что тот наркоман, неоднократно отбывал наказание и "такой же соучастник, как и он". Подвергает сомнению он также профессионализм экспертов-медиков и утверждает, что судом нарушен принцип состязательности в процессе судебного разбирательства.

Кроме того, со ссылкой на то, что они поджигали труп потерпевшего, осужденный оспаривает обоснованность квалификации содеянного с учетом квалифицирующего признака "особой жестокости". Он также считает, что следствием и судом не установлен мотив инкриминированного ему деяния и необоснованно сделан вывод о совершении преступления по предварительному сговору группой лиц.

Со ссылкой на то, что умысел был не на уничтожение чужого имущества, а на сокрытие следов преступления, О. также считает себя незаконно осужденным и за умышленное уничтожение чужого имущества. При этом он утверждает, что не поджигал, не обливал бензином и не предлагал сжечь.

Осужденный обращает внимание на необъективность и односторонность предварительного и судебного следствия, на противоречивость выводов суда в приговоре. Он считает, что ему необоснованно отказано в судопроизводстве с участием трех судей профессионалов.

В связи с изложенным, О. считает себя незаконно осужденным и просит об отмене приговора с прекращением дела в отношении себя.

Кроме того, О. ставит под сомнение содержания врученной ему копии протокола судебного заседания и оспаривает объективность отражения в протоколе судебного заседания процесса судебного разбирательства;

адвокат Л.А.В., также ссылаясь на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела с приговором не согласен и просит об отмене приговора с прекращением производства по делу.

Государственный обвинитель Б.А.В. и потерпевшая Н.И.И. с доводами, изложенными в кассационных жалобах, не согласны и просят оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает оснований для их удовлетворения.

Вина осужденного в содеянном установлена показаниями самих осужденных, уличавших друг друга в совершении убийства потерпевшего. О. не отрицал возникновение ссоры между ним и потерпевшим, а также нанесение с большой силой потерпевшему ударов палкой в область головы наряду с другими осужденными.

Доводы осужденного о том, что он в автомашину потерпевшего сел, чтобы поехать за спиртным и что других осужденных за собой он не звал, а также о том, что он лишь отражал нападение потерпевшего, подбежавшего после остановки автомашины к пассажирскому месту, на котором находился он (О.), опровергаются показаниями свидетелей С., К., В., А. - очевидцев происшедшего, согласно которым после остановки автомашины не потерпевший напал на О., а осужденный подбежал к автомашине со стороны водителя, вытащил его из автомашины и вместе с другими осужденными стал избивать его.

Кроме того, по показаниям свидетеля С., находившегося с осужденными и потерпевшим с начала конфликта, О. после ссоры с потерпевшим сел в автомашину последнего, махнув им рукой, после чего они также последовали за автомашиной потерпевшего. В пути автомашина Н.Ю.Г. остановилась, выскочивший из нее О. вытащил потерпевшего и штакетником, который он достал из кучи гравия, стал наносить ему удары. К О. присоединились и другие осужденные, которые стали избивать его руками и ногами. В результате избиения потерпевший потерял сознание. В багажнике автомашины осужденные вывезли потерпевшего в сторону "Черемошника". Там О. вновь нанес ему два удара кулаком по голове от чего потерпевший ударился головой об машину и упал на землю. После этого осужденные стали обсуждать способ убийства потерпевшего. Не согласившись с предложением утопить потерпевшего в проруби, О. предложил сжечь его вместе с автомашиной. Облив живого потерпевшего в его автомашине, подожгли ее. При этом О. усаживал еще живого потерпевшего на водительское место в автомашину в то время, как Т. обливал салон машины и самого потерпевшего бензином. Увидев, что потерпевший выпал из автомашины и с горящими ногами отползает от нее, О. предложил добить его, чего передал гаечный ключ Л.В.И., который направился в сторону потерпевшего и вернулся с окровавленным гаечным ключом. Этот ключ по указанию О. он (С.) забрал у Л.В.И. и спрятал в пакете сначала у магазина, а затем выбросил в выгребную яму.

Изложенное объективно подтверждается протоколом осмотра места происшествия, согласно которому в семи километрах от с. Красный Чикой на берегу реки обнаружен обгоревший труп потерпевшего с признаками насильственной смерти. Труп был в положении лицом вниз, ногами к правой передней дверце полностью обгоревшего автомобиля.

По заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть потерпевшего наступила в результате черепно-мозговой травмы от отека, набухания головного мозга при наличии переломов обеих костей левого предплечья.

В соответствии с заключением пожаро-технической экспертизы, очаг возгорания был в салоне автомобиля; возникновение пожара от постороннего источника открытого огня в виде пламени горящей спички, зажигалки не исключается.

Психическое состояние осужденного по делу проверено. В соответствии с заключением экспертов-психиатров О. по своему психическому состоянию мог руководить своими действиями и руководить ими в момент совершения инкриминированного ему деяния. С учетом изложенного и обстоятельств совершения преступления суд обоснованно признал его вменяемым.

Оценив всю совокупность доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о виновности осужденного О. в содеянном и дал правильную юридическую оценку его действий. С учетом совокупности изложенных выше доказательств суд обоснованно пришел к выводу о том, что О. своими действиями, непосредственно направленными на лишение жизни потерпевшего, содействовал другим осужденным в реализации общего умысла на убийство потерпевшего. Об убийстве потерпевшего с особой жестокостью свидетельствует избранный ими способ совершения преступления. Правильно судом квалифицированы и действия О. по ст. 167 ч. 2 УК РФ, так как он наряду с другими осужденными действовал с прямым умыслом не только на лишение жизни потерпевшего, но и на уничтожение его имущества путем поджога. Содеянное им представляет собой реальную совокупность преступлений и требует самостоятельной квалификации.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется. Материалы уголовного дела исследованы всесторонне, полно и объективно. В судебном заседании исследованы все допустимые к судебному разбирательству доказательства; выяснены причины противоречий в показаниях осужденных, свидетеля С. и им дана оценка в приговоре в соответствии с требованиями ст.ст. 88, 397 УПК РФ. Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим материалам дела.

Довод осужденного о нарушении его права на рассмотрение уголовного дела судом в составе трех судей не основан на материалах уголовного дела, из которого усматривается, что О., как и другие осужденные, в стадии предварительного слушания отказался от заявленного им на ознакомлении с материалами уголовного дела ходатайства о рассмотрении уголовного дела судом в составе трех судей и просил о рассмотрении его уголовного дела судьей единолично (т. 3, л.д. 11, 16).

С протоколом судебного заседания О. ознакомлен, принес свои замечания, которые были рассмотрены председательствующим судьей и отклонены.

Наказание осужденному назначено с учетом степени общественной опасности содеянного им, его роли в совершении преступлений. Учел при этом суд в качестве смягчающего наказание О. наличие у него малолетнего ребенка. Кроме того, суд при назначении наказания учел также обстоятельства, отрицательно его характеризующие.

Оснований как для отмены приговора, так и для его изменения по делу не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Читинского областного суда от 25 февраля 2004 года в отношении О. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 октября 2006 г. N 72-О06-40


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.