Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 июля 2006 г. N 82-О06-13 Наказание назначенное осужденным за незаконное ношение огнестрельное оружие, разбой, убийство подлежит снижению в связи с уменьшением объема обвинения, поскольку суд исключил из приговора осуждение за покушение на убийство

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 31 июля 2006 г. N 82-О06-13


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 31 июля 2006 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Б.М.Е. и Г., адвокатов Б.А.В. и Б.Т.Н. на приговор Курганского областного суда от 23 января 2006 года, по которому

Б.М.Е., 25 апреля 1952 года рождения, уроженец с. Хидари Орджоникидзевского района Грузинской ССР, ранее не судимый

осужден к лишению свободы:

по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к 15 годам;

по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 9 годам;

по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. "а, ж, к" УК РФ к 10 годам;

по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание Б.М.Е. по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено в виде лишения свободы сроком на 21 год в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 1 февраля 2004 года.

Г., 13 мая 1972 года рождения, уроженец с. Каралети Горийского района Республики Грузия, ранее не судимый

осужден к лишению свободы:

по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к 15 годам;

по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 9 годам;

по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. "а, ж, к" УК РФ к 10 годам;

по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание Г. по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено в виде лишения свободы сроком на 21 год в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен со 2 февраля 2004 года.

Постановлено взыскать с осужденных Б.М.Е. и Г.:

в солидарном порядке в пользу потерпевшей Б.А.С.:

в возмещение причиненного материального ущерба - 43017 рублей; в качестве компенсации морального вреда - 150000 рублей;

в доход государства по 5866 рублей с каждого - в возмещение судебных издержек.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Б.О.М. об обстоятельствах дела и доводах кассационных жалоб, выслушав осужденных Б.М.Е. и Г., поддержавших доводы своих жалоб; мнение прокурора Ш.Н.В., полагавшей необходимым отменить приговор в части, касающейся осуждения осужденных по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. "а, ж, к" УК РФ, а в остальном, жалобы не подлежащими удовлетворению, Судебная коллегия установила:

Б.М.Е. и Г. незаконно носили огнестрельное оружие и боеприпасы, совершили разбойное нападение, с применением насилия опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; умышленное убийство Я., группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем; покушались на умышленное убийство Л.А.С., Л.В.А., М. и Ш.А.А., группой лиц, с целью скрыть другое преступление.

Преступления были совершены 1 февраля 2004 года в Макушинском районе Курганской области при обстоятельствах установленных судом и изложенных в приговоре.

Осужденный Г. в своей кассационной жалобе просит отменить приговор в части, касающейся его осуждения за разбой и покушение на убийство, а также переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ на ст. 109 ч. 1 УК РФ.

В жалобе указывается на то, что ошибочный вывод о наличии договоренности совершить разбойное нападение, основан на его первоначальных показаниях, которые были даны после применения насилия со стороны работников милиции и являются лишь предположениями, не подтвержденными какими-либо доказательствами.

Кроме того, в жалобе отмечается, что показания М., Л-их (отца и сына) и Ш.А.А., положенные в обоснование приговора, заинтересованы и недостоверны.

Адвокат Б.Т.Н. в кассационной жалобе в защиту интересов осужденного Г. также ставит вопрос об отмене приговора в части, касающейся осуждения Г. по ст.ст. 162 ч. 4 п. "в"; 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. "а, ж, к" УК РФ, и переквалификации его действий со ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ на ст. 109 ч. 1 УК РФ.

В жалобе отмечается, что показания Г. в качестве подозреваемого нельзя считать допустимыми доказательства, т.к. они были получены в результате незаконных методов следствия.

К показаниям М., Ш.А.А. и Л-их (отца и сына), суд отнесся недостаточно объективно, не учел их заинтересованный характер, стремление оправдать М., который стрелял в Г. и Б.М.Е., ранил Б.М.Е.

Выстрел, произведенный Г. в потерпевшего Я., не был прицельным, а произошел случайно, от неосторожных действий Г.

Адвокат Б.А.В. в жалобе в защиту интересов осужденного Г. ставит вопрос об отмене приговора и передаче уголовного дела на новое судебное разбирательство.

По мнению адвоката Б.А.В. основаниями отмены приговора являются: несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, а также допущенные нарушения уголовно-процессуального законодательства.

В жалобе указывается, что суд ошибочно оценил как достоверные показания М., Ш.А.А., Л.А.С. и Л.В.А., несмотря на их заинтересованный характер и наличие противоречий между ними.

Вывод суда о производстве Г. нескольких выстрелов в сторону людей, квалифицированных как покушение на их убийство, сделан в противоречие с объективными данными, которые свидетельствуют о том, что им был произведен только один неосторожный выстрел, которым был смертельно ранен Я.

Обвинение Г. в совершении покушения не отразило конкретных данных о том: в кого, сколько раз и с какого расстояния Г. производил выстрелы.

Протокол допроса Г. в качестве подозреваемого от 2 февраля 2004 года должен быть признан недопустимым доказательства, т.к. показания от Г. в этот день были получены после физического на него воздействия. Кроме того, в приговоре судом не был приведен анализ всем исследованным доказательствам, не приведены мотивы, по которым одни доказательства отвергнуты, а другие признаны достоверными.

Осужденный Б.М.Е. в своей кассационной жалобе и дополнениях к ней просит Судебную коллегию отменить приговор суда в полном объеме, т.к. считает себя невиновным в предъявленном ему обвинении.

В жалобе утверждается, что показания в суде М., Ш.А.А., Л.В.А. и Л.А.С. являются ложными и не могут быть приняты как достоверные доказательства.

Договоренности между ним и Г. о совершении разбойного нападения на водителя Я., а тем более о его убийстве не существовало. Доказательства его виновности сфабрикованы.

Государственный обвинитель П., в своих возражениях на кассационные жалобы осужденных и адвокатов, указывает на то, что приговор суда является законным и обоснованным и просит кассационную коллегию оставить его без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, и доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия, считает, что приговор суда в отношении Б.М.Е. в части его осуждения по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ и Г. в части его осуждения по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. "а, ж, з" УК РФ подлежит отмене.

Виновность осужденных Б.М.Е. и Г. в совершении разбойного нападения, совершении убийства водителя Я., в незаконном ношении огнестрельного оружия и боеприпасов полностью подтверждена доказательствами, полученными в ходе предварительного следствия, проверенными в судебном заседании и приведенными в приговоре.

Подсудимый Г. в своих показаниях признал то, что он из имевшегося у него револьвера ранил водителя Я., отрицая при этом наличие между ним сговора на совершении разбойного нападения, и отрицая свою виновность в покушение на убийство других лиц.

Подсудимый Б.М.Е. в суде признал, что он, вооруженный пистолетом находился в кабине автомашины Я., когда Г. произвел выстрел и ранил водителя. После того, как они с Г. подверглись нападения других лиц, он несколько раз выстрелил из пистолета в их сторону.

Вместе с тем, Г., допрошенный 2 февраля 2004 года, после его задержания в качестве подозреваемого, с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, сообщал иные обстоятельства преступления совершенного им совместно с Б.М.Е.

Из показаний Г. следует, что он и Б.М.Е. планировали "забрать" у кого-нибудь деньги. После того, как Б.М.Е. уехал на попутной грузовой автомашине "Вольво", он вместе с другим своим "земляком" на автомашине "ВАЗ" поехал за ними. Когда грузовик остановился, "земляк" высадил его из легковой автомашины, и он подошел к кабине грузовика. С собой у него был револьвер с барабаном, который он взял на тот случай, если придется "забирать" деньги. Со слов Б.М.Е. кому было известно, что и# того имелся при себе пистолет Макарова. Подойдя к машине "Вольво" с водительской стороны он поднялся на ступеньку и через опущенное стекло сказал водителю, чтобы тот дал деньги - "пару тысяч", потребовал открыть дверь кабины. Водитель "Вольво" светом фар стал сигналить приближающемуся "КАМАЗу", прижал ногой палец его руки, и стал звать на помощь. Б.М.Е., который в это время находился в кабине "Вольво", стал удерживать водителя за ворот. Достав из-за пояса револьвер, он направил его на водителя, чтобы напугать, потребовал, чтобы тот замолчал. Кто-то неожиданно ударил его сзади по спине, и он непроизвольно выстрелил. Водитель в это время боролся в кабине с Б.М.Е. Обернувшись, он увидел незнакомого парня с монтировкой в руке, который, увидев револьвер, испугался и убежал. Б.М.Е. вылез из кабины грузовика со стороны пассажира. Со стороны "КАМАЗа" появился М. с ружьем в руках и несколько раз выстрелил в него и Б.М.Е. Он в М. не стрелял. Увидев на дороге гильзу, он решил, что эта гильза от пистолета Б.М.Е. Спасаясь от выстрелов, они с Б.М.Е. убежали (том 2 лд. 106-110).

Помимо приведенных выше показаний Г. его виновность и виновность Б.М.Е. в совершении разбойного нападения и убийства водителя Я. подтверждена:

показаниями потерпевшего Ш.А.А. о том, что он вместе с М., а также отцом и сыном Л-их возвращался из командировке# на автомашине "КАМАЗ". Они увидели стоящий на обочине дороги грузовик "Вольво", который подавал сигналы светом. В кабине "Вольво" была видна возня, а когда расстояние между автомашинами сократилось, они увидели, что водителя "Вольво" удерживал за шею сидевший на пассажирском месте мужчина, как потом выяснилось - Б.М.Е. В это время другой мужчина, как было установлено позднее - Г., держась за дверь автомашины, бил или пытался бить водителя "Вольво", который звал на помощь. Они подъехали ближе и пытались оказать помощь водителю. Он видел как Б.М.Е., достав из куртки пистолет, направил его в сторону М., также пистолет он видел и в руках Г. После того как раздалось несколько "хлопков", они на "КАМАЗе" отъехали в сторону деревни, и М. собрал имевшееся у него ружье. Он видел, как Б.М.Е. с расстояния 150-200 метров произвел несколько выстрелов в их сторону. Грузовик "Вольво" тоже начал движение, но потом остановился. После тог# как они подъехали к грузовику они обнаружили в нем убитого водителя. На дороге он нашел стреляную гильзу и отдал ее работникам милиции;

показаниями потерпевшего М., подтвердившего правильность показаний Ш.А.А., и дополнивших их тем, что Л.В.А., защищая водителя, ударил Г. монтировкой по спине, а он в это время в кабине оттаскивал Б.М.Е. от водителя. Повернувшись к нему, Б.М.Е. вытащил пистолет, а после того, как он выпрыгнул из машины, несколько раз выстрелил вслед. Позже с расстояния, примерно 100 метров, Г. и Б.М.Е. произвели в его сторону и в сторону стоявших рядом с ним людей несколько выстрелов. После этого он также произвел в их сторону несколько выстрелов из своего ружья;

показаниями потерпевшего Л.В.А., водителя автомашины "КАМАЗ", подтвердившего, что, увидев сигналы автомашины "Вольво", он остановился рядом. Г. висел на дверце кабины, а Б.М.Е. находился в кабине и боролся с водителем. Водитель "Вольво" просил о помощи, кричал, что его убивают. Они бросились на помощь. Еще в то время когда он находился около своей машины, раздался хлопок, похожий на выстрел. Подбежав к Г., он ударил его монтировкой по спине, а когда тот повернулся, то увидел направленный на него пистолет. Увидев в руках Г. пистолет, он попытался укрыться за машину и услышал за спиной второй хлопок. На "КАМАЗе" они, опасаясь выстрелов, отъехали в сторону деревни, но он видел в зеркало заднего вида, как Г. и Б.М.Е. стреляли в их сторону. После того, как он остановил "КАМАЗ" М. несколько раз выстрелил из ружья;

показаниями потерпевшего Л.А.С., который полностью подтвердил показания своего сына, М. и Ш.А.А.;

протоколом осмотра места происшествия и осмотра трупа Я., водителя грузовой автомашины "Вольво", с огнестрельным ранением левого бока, со следами копоти вокруг раны. При осмотре кабины автомашины "Вольво" зафиксирована обстановка, указывающая на происходившую в кабине борьбу, обнаружены следы крови;

заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что смерть Я. наступила вследствие проникающего слепого огнестрельного пулевого торакообдоминального ранения с входной раной в нижней части грудной клетки слева. Указанное ранение привело к причинению Я. тяжкого вреда здоровью по признаку опасности для жизни в момент причинения. Кроме того, на теле Я. обнаружены: осаднения левой голени и правого надбровья, царапина левого надбровья, что объективно подтверждает, то, что он подвергался ударам со стороны Б.М.Е. и Г.;

заключением криминалистической экспертизы, исследовавшей повреждения одежды убитого Я. и установившей, что они образованы в результате одного выстрела снарядом (пулей) калибра 7,62 мм из короткоствольного нарезного оружия калибра 7,62 мм с расстояния от "упора до 250 мм";

исследованием жилета Б.М.Е. зафиксировано обнаружение на внутренней поверхности потайного кармана жилета, с внутренней стороны, зоны металлизации железом и цинком, которые могли быть образованы частями пистолета ПМ. Незначительная металлизация железом обнаружена и на внутренних поверхностях карманов куртки Г.;

заключением криминалистической экспертизы установлено, что изъятое при задержании Г. оружие, является револьвером образца 1895 года системы Нагана и относится к нарезному оружию калибра 7,62 мм, пригодным для стрельбы. Извлеченные из барабана револьвера патроны калибра 7,62 мм относятся к боеприпасам и также пригодны для производства выстрелов. Гильза, извлеченная из барабана револьвера, была стреляна в данном револьвере. Пуля, извлеченная из тела погибшего Я., идентифицирована как часть 7,62 мм револьверного патрона и, вероятно стреляна из изъятого у Г. револьвера;

при исследовании пистолета, обнаруженного в месте задержания Б.М.Е., эксперты пришли к выводу о том, он является пистолетом конструкции Макарова (ПМ), относится к нарезному огнестрельному оружию калибра 9 мм и пригоден для стрельбы. Извлеченные из магазина пистолета 4 патрона калибра 9 мм, относятся к боеприпасам и пригодны для производства выстрелов. Изъятые на месте происшествия 2 гильзы, ранее были частями 9 мм патронов к пистолету Макарова и были стреляны из изъятого пистолета.

Судебная коллегия отмечает, что доказательства, приведенные судом в обоснование виновности Г. и Б.М.Е. в совершении разбоя, убийства водителя Я. и незаконного ношения ими огнестрельного оружия, получены при соблюдении требований уголовно-процессуального закона и являются допустимыми. Исследованные в судебном заседании доказательства получили в приговоре объективную и мотивированную оценку.

Доводы осужденных и защитников Г. о заинтересованности и необъективности показаний М., Ш.А.А., Л.В.А. и Л.А.С. нельзя признать обоснованными.

Показания указанных лиц последовательны, лишены существенных противоречий и полностью соответствуют всем иным обстоятельствам, в том числе и тем, которые установлены по результатам осмотра места происшествия и трупа, результатами проведенных экспертных исследований.

Доводы кассационных жалоб об исключении, как недопустимого доказательства, протокола допроса Г. в качестве подозреваемого от 2 февраля 2004 года являются необоснованными, т.к. указанное следственное действие также проведено без нарушения требований закона.

Версия о применении к Г. физического и психологического насилия, тщательно проверена и мотивировано судом опровергнута. Обнаруженные на теле Г. телесные повреждения, как установлено проверкой, явились следствием примененной к нему физической силы при задержании, В условиях задержания вооруженного огнестрельным оружием правонарушителя, применение к нему физического воздействия было допустимо и оправдано.

Судебная коллегия отмечает, что в ходе предварительного следствия и судебного заседания нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на правильность выводов о доказанности виновности Г. и Б.М.Е., допущено не было. Их законные права, в том числе и право на защиту от обвинения, на всех стадиях уголовного процесса, были реально обеспечены.

Суд первой инстанции правильно квалифицировал действия Г. и Б.М.Е.:

по ст. 222 ч. 1 УК РФ, как незаконное ношение огнестрельного оружия и боеприпасов;

по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ, как разбой, совершенный с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего;

по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ, как умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем.

Доводы кассационных жалоб осужденных и адвокатов об отсутствии доказательств наличия между Г. и Б.М.Е. предварительного сговора на совершение разбоя и убийства, опровергаются приведенными выше показаниями Г. при его допросе в качестве подозреваемого, показаниями потерпевших, объективно установленными фактическими обстоятельствами преступления, которые свидетельствуют о полной согласованности действий Г. и Б.М.Е., распределении между ними ролей, действиях, направленных на достижение единой цели - на завладение денежными средствами потерпевшего.

Судебная коллегия отмечает, что оба осужденных, встретив активное сопротивление потерпевшего, участвовали в лишении его жизни, при этом Б.М.Е. своими действиями подавлял сопротивление Я., и лишал его возможности защищаться от нападения Г., а Г. в этот момент произвел с близкого расстояния, практически в упор, выстрел в потерпевшего.

Версия Г. "о случайном характере" произведенного им выстрела, после того как он получил удар в спину со стороны Л.В.А., признается Судебной коллегией необоснованной.

Из показаний Л.В.А., подтвержденных другими очевидцами, выстрел в кабине автомашины "Вольво", которым и был смертельно ранен Я., произошел до того, как он нанес удар монтировкой по спине Г.

Оружие Г., по оценке экспертов было исправным, а производству из него выстрелов должны были предшествовать подготовительные действия, в частности, должен был быть снят предохранитель.

Вместе с тем, Судебная коллегия приходит к выводу о том, что доказательств, которые бы с бесспорностью подтверждали обвинение Г. и Б.М.Е. в совершении ими покушения на умышленное убийство М., Ш.А.А., Л.В.А. и Л.А.С., т.е. в совершении преступления, предусмотренного ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. "а, ж, к" УК РФ, в приговоре суда не приведено.

Г. и Б.М.Е. обвинялись в том, что после совершения разбоя и убийства водителя Я., действуя группой лиц, с целью скрыть совершенные преступления, умышленно, с целью убийства двух и более лиц, произвели из пистолетов: Б.М.Е. не менее 4 выстрелов, Г. не менее 2 выстрелов, прицельно, в М., Ш.А.А., Л.В.А., Л.А.С. Смерть указанных лиц не наступила по независящим от Г. и Б.М.Е. обстоятельствам.

По смыслу закона, покушение на убийство возможно только с прямым умыслом, то есть когда содеянное свидетельствует о том, что виновный сознавал общественную опасность своих действий, предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по независящим от него обстоятельствам.

Установив, что после убийства Я. Г. и Б.М.Е. действительно применили имевшееся у них оружие и производили выстрелы в сторону М., Ш.А.А., Л.В.А. и Л.А.С. суд, без ссылки на объективные доказательства, указал, что эти выстрелы были прицельными.

Показания Г. и Б.М.Е. о том, что, применяя оружие и стреляя "в сторону группы людей", они хотели их напугать и продемонстрировать то, что у них есть оружие, ничем не опровергнуты, никто из потерпевших в результате выстрелов осужденных не пострадал (ранен был Б.М.Е. от выстрелов произведенных М. из ружья).

Не опровергнутыми остаются утверждения осужденных и защиты о том, что взаимная перестрелка, о чем свидетельствовали все очевидцы, происходила в то время, когда расстояние между Г., Б.М.Е. и потерпевшими было столь значительным, что исключало возможность реального ранения выстрелами из пистолета ПМ и револьвера системы Нагана, имеющими ограниченные поражающие возможности.

Установочная часть приговора не содержит каких-либо сведений, которые свидетельствовали о том, что судом определялось расстояние между стрелявшими, учитывалась поражающая сила примененного осужденными оружия.

Приведенные обстоятельства приводят Судебную коллегию к выводу о необходимости отмены приговора в части, касающейся осуждения Г. и Б.М.Е. по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. "а, ж, к" УК РФ.

При назначении Г. и Б.М.Е. наказания суд, в соответствии с требованиями, предусмотренными ст. 60 УК РФ, учитывал характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности каждого их них, роль каждого в совершении преступлений, обстоятельства смягчающие наказание и отсутствие обстоятельств наказание отягчающих, влияние назначаемого наказания на исправление осужденных и условия жизни их семей.

Признавая назначенное Г. и Б.М.Е. наказание соответствующим закону и справедливым, Судебная коллегия, вместе с тем, считает необходимым снижение наказания, назначенного по совокупности преступлений, в связи с уменьшением объема обвинения.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 378, 379, 387, 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Курганского областного суда от 23 января 2006 года в отношении Г. и Б.М.Е. в части, касающейся осуждения каждого из них по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. "а, ж, к" УК РФ, отменить и уголовное дело в этой части прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з"; 162 ч. 4 п. "в"; 222 ч. 1 УК РФ, окончательное наказание Г. и Б.М.Е., путем частичного сложения наказаний, назначить в виде лишения свободы сроком на 18 лет в исправительной колонии строгого режима, каждому.

В остальной части приговор суда оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Г., Б.М.Е., адвокатов Б.Т.Н. и Б.А.В. оставить без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 июля 2006 г. N 82-О06-13


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение