Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 декабря 2006 г. N 82-О06-33 Поскольку при назначении осужденным за убийство наказания суд всесторонне и полно исследовал доказательства, представленные сторонами, правильно установил фактические обстоятельства дела и квалифицировал действия осужденных, оснований для отмены или изменения приговора не имеется

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 22 декабря 2006 г. N 82-О06-33


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Ж.В.А. и Т.А.Г., адвокатов Ш.Е.М. и Д.Е.Н. на приговор Курганского областного суда от 12 июля 2006 г., которым осуждены:

Ж.В.А., 22 мая 1981 г. рождения, уроженец г. Кургана, судим: 07.08.2001 г. по ст. 162 ч. 2 п. "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы, наказание отбыл 04.07.2004 г.

- по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 18 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима и

Т.А.Г., 7 ноября 1975 года рождения, уроженец д. В. Алабуга, Притобольного района Курганской области, судим 01.02.2000 г. по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ к 5 годам лишения свободы, наказание отбыл,

- по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 17 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с осужденных солидарно в пользу К.И.В. компенсацию морального вреда 200000 руб. и процессуальные издержки в доход государства по 1645 руб. с каждого.

Заслушав доклад судьи Х.В.С., объяснения осужденного Ж.В.А. и адвоката М.О.В. и мнение прокурора Х.М.М., полагавшей оставить приговор без изменения, а кассационных жалоб без удовлетворения, судебная коллегия установила:

Ж.В.А. и Т.А.Г. признаны виновными в умышленном причинении смерти У. группой лиц.

В кассационных жалобах: осужденный Ж.В.А. ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания для заявления ходатайства о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей, или об оправдании его за непричастностью к совершению преступления, утверждает, что фактические обстоятельства, установленные судом, не соответствуют исследованным доказательствам и противоречат показаниям 15 свидетелей, подтвердивших о непричастности его к убийству; утверждает, что убийство не совершал, дает свою оценку показаниям свидетелей Дуб., Мир., Мак., Шаб., понятых: С. и Л. указывает также, что к нему применялись недозволенные методы с целью получения признательных показаний, что такие же меры применялись к Т.А.Г.; считает, что материалы дела свидетельствуют о его непричастности к преступлению;

адвокат Д.Е.Н. в защиту Ж.В.А. также просит об отмене приговора и оправдании Ж.В.А. за непричастностью к совершению преступления или направлении дела на новое рассмотрение, так как полагает, что обстоятельства преступления установлены судом на недостоверных, противоречивых показаниях свидетеля Дуб., на вероятностных выводах комиссионной судебно-медицинской экспертизы о последовательности наносимых телесных повреждений и о положении потерпевшего при их нанесении; указывает, что показания Т.А.Г. на предварительном следствии, от которых он отказался, также содержат противоречия, в том числе и с показаниями свидетеля Дуб.; считает, что не установлено место преступления и конкретное место обнаружения трупа; утверждает, что свидетели Ф., Ж.В.А., М. и другие подтвердили алиби Ж.В.А. и Т.А.Г., но они необоснованно отвергнуты судом без надлежащей оценки, а также считает, что показания свидетелей Шаб., Мир. и Мак. опровергают доводы свидетеля Дуб. о месте убийства;

осужденный Т.А.Г. указывает, что признание в убийстве им сделано под влиянием недозволенных методов, что изъятые у него кроссовки и куртка ему не принадлежат, что свидетель Дуб. первоначально говорил правду на следствии, а потом оговорил его и Ж.В.А., что показания свидетелей Тер., О. и еще 15 свидетелей, подтвердивших его алиби, суд необоснованно отверг, и он просит об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение в другом составе суде;

адвокат Ш.Е.М. также ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение, находит его незаконным и необоснованным и считает, что показания свидетеля Дуб. непоследовательны и противоречивы; в образцах грунта с места происшествия, хотя и обнаружена кровь, но ее видовая и групповая принадлежность не определена, на бутылке с места происшествия не обнаружено отпечатков пальцев, и эти доказательства не свидетельствуют о достоверности показаний свидетеля Дуб.; кроме того, показания Дуб. находятся в противоречии и с показаниями Т.А.Г. на предварительном следствии, положенных в основу приговора; указывает на ненадлежащее исследование вопроса о размере обуви Т.А.Г. и принадлежности ему кроссовок, на то, что показания свидетелей Мак., Б., Ф., эксперта Кар. не нашли отражения в приговоре, подвергает сомнению выводы экспертиз вещественных доказательств, изъятых из багажника машины Тер., и комиссионной экспертизы о последовательности причинения потерпевшему телесных повреждений и выводов суда о положении потерпевшего при их причинении.

В возражениях государственного обвинителя на жалобы указывается на их необоснованность и на правильность осуждения Т.А.Г. и Ж.В.А.

Проверив материалы дела, доводы кассационных жалоб и возражений гособвинителя на них, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным, а жалобы - не подлежащими удовлетворению.

Вина осужденных установлена, а доводы жалобы опровергаются исследованными и приведенными в приговоре доказательствами, на основании которых суд правильно установил фактические обстоятельства преступления.

При этом судом тщательно проверены приводимые осужденными и их защитниками доводы, проведена комиссионная судебно-медицинская экспертиза, допрошен ряд вызванных по их ходатайствам свидетелей, показания которых, как и все другие доказательства судом надлежащим образом оценены.

Так из показаний свидетеля Дуб. следует, что на территорию ООО "Профиль", где он работает сторожем, пришли Ж.В.А. и Т.А.Г. и распивали водку "Русский стандарт". К ним подошел потерпевший У. Ж.В.А. поздоровался с ним, назвав Юрием. Вместе они выпили. Он пошел на обход территории и когда вернулся услышал скандал: от У. требовали денег за то, что пил с ними, на отказ У. его подвергли избиению, потом потащили к лежащим на территории пиломатериалам. Свидетель видел как Т.А.Г. выхватил из кармана нож и провел им по шее потерпевшего, передав затем нож Ж.В.А. и тот нанес У. удар ножом в бок. Позднее Т.А.Г. подошел к нему и сказал, что нужно загрузить труп в машину, и они втроем загрузили труп в багажник подъехавшего автомобиля красного цвета. Т.А.Г. пригрозил, чтобы он не сболтнул лишнего, если будут спрашивать и чтобы говорил, что он ничего не видел и ничего не знает. Он был напуган и замел следы, где была кровь.

Свидетель подтвердил данные им на следствии показания объяснив причину, по которой он первоначально на следствии, а также в судебном заседании давал неправдивые показания.

Как видно из заключения экспертизы образцов грунта, изъятого с места нанесения ударов потерпевшему, указанному свидетелем Дуб., в них обнаружены слабые следы крови.

Из показаний Т.А.Г., допрошенного в качестве подозреваемого следует, что они с Ж.В.А. распивали спиртное на территории пилорамы. К ним подошел У. и принял участие в распитии спиртного. Между Ж.В.А. и У. произошла ссора по поводу каких-то денег и Т.А.Г. ударил У. по голове, после чего У. стал на него кидаться и выражаться нецензурно. Он снова ударил У. по голове, и У. упал, после чего Т.А.Г. схватил лежавший на доске нож, нанес им несколько ударов в грудь и живот, а потом перерезал ему горло, и У. больше не двигался и только как-то странно хрипел. Подъехал Тер. на машине, из которой не выходил, и они с Ж.В.А. с каким-то парнем перетащили тело в багажник машины и вывезли его в аллею, расположенную у дороги ведущей на Курган.

Об этих обстоятельствах Т.А.Г. пояснил при выходе на место преступления: на территорию ООО "Профиль" и доме на место в аллее, где был оставлен труп с записью этого следственного действия на видеокамеру.

Из "явки с повинной" Т.А.Г., написанной им собственноручно 9 августа 2005 года также следует, что Т.А.Г. несколько раз ударил У. кулаком, а потом ножом, после чего перерезал ему горло. При этом Ж.В.А. держал голову У.

И хотя судом отмечено некоторое несоответствии в показаниях Дуб. и Т.А.Г., суд дал этому обоснование и констатировал, что эти несоответствия не затрагивают существа преступления - лишения жизни У. осужденными, поскольку показания того и другого соответствуют другим доказательствам: заключениям проведенных по делу экспертиз, показаниям свидетелей и другим доказательствам.

Из заключений судебно-медицинской экспертизы следует, что у потерпевшего имелись 2 резаные раны шеи, в том числе, одна - с пересечением глотки, множество резаных и колото-резаных ран груди с повреждением внутренних органов (сердечной сорочки левого желудочка сердца), боковых (левой и правой) поверхностей грудной клетки, поясничной области и спины, в том числе, одного проникающего ранения без повреждения органов, а также резаных и колото-резаных ран затылочной части, правого уха и других, а кроме того: переломы 7, 8, 9, 10, 11 ребер слева, ушибленные раны правой брови, ссадина левого колена. Основной причиной смерти У. явилось проникающее ранение грудной клетки, сопровождающееся наружным и внутренним кровотечением и острой кровопотерей.

При этом суд, анализируя оба заключения экспертиз, не находит в них существенных противоречий, в то же время обоснованно указывает на более точный вывод комиссионной экспертизы, обозначившей временные рамки наступления смерти У. (в срок не менее 3 часов и не более 6 часов до момента обнаружения трупа о чем свидетельствует характер трупных явлений), о прижизненности всех телесных повреждений, о том, что последовательность причинения повреждений установить не представляется возможным, о том, что в момент их получения пострадавший мог находиться в любом положении (стоя, сидя, лежа и т.д.).

Допрошенный в судебном заседании член экспертной комиссии, эксперт Дуд. дал мотивированные разъяснения по выводам комиссионной экспертизы, и с доводами жалоб о неточном, вероятностном заключении экспертизы согласиться нельзя.

Выводами судебно-биологических экспертиз об обнаружении на кроссовках, изъятых в доме Ж.В.А., на куртке и одной из кроссовок, изъятых в квартире Т.А.Г. следов крови, на коврике и обшивке багажника автомобиля Тер. крови человека, свойственной погибшему У., в совокупности с вышеуказанными доказательствами также подтверждается доказанность вины Ж.В.А. и Т.А.Г. в убийстве У.

Доводы жалоб, что судом оставлены без надлежащей оценке доказательства, представленные стороной защиты, являются необоснованными.

Так, судом показания свидетелей Ж.Т., Ж.Е., М.О., М.Л., Т.А.Г., Ф. и других свидетелей, допрошенных в судебном заседании получили надлежащую оценку, как лиц заинтересованных в исходе дела, как являющихся соседями или родственниками осужденных и показания которых противоречат как друг другу, так и показаниям осужденных, непоследовательны и не опровергают фактических обстоятельств.

Доводы жалобы адвоката Ш.Е.М. о том, что суд не изложил в приговоре показания всех свидетелей и эксперта Кар. являются необоснованными, поскольку суд в соответствии с требованиями ст. 307 УПК РФ привел в приговоре доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности обвиняемых и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства. При этом закон не требует их подробного изложения.

В то же время судом дана надлежащая оценка доводам Ж.В.А. со ссылкой на показания понятых о примененном в отношении него воздействии при выходе на место происшествия (в жалобе он ошибочно указывает фамилию понятой С.), а также в приговоре получили оценку и доводы, приводимые в жалобах о показаниях свидетелей Мир. и Мак. по поводу состояния Дуб. по вызовам в милицию и показаний свидетелей Мир. и Шаб. о месте совершения преступления, названного Дуб. и обвиняемым Т.А.Г.

Таким образом, суд на основании всесторонне и полно исследованных доказательствах, представленных сторонами обвинения и защиты правильно установил фактические обстоятельства и правильно квалифицировал действия осужденных по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ.

Назначенное осужденным наказание соответствует требованиям ст.ст. 43, 60 УК РФ, является справедливым, и оснований для его смягчения не имеется.

Гражданский иск разрешен судом также в соответствии с требованиями закона.

Оснований к отмене или изменению приговора не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 389 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Курганского областного суда от 12 июля 2006 года в отношении Ж.В.А. и Т.А.Г. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Ж.В.А. и Т.А.Г., адвокатов Ш.Е.М. и Д.Е.Н. оставить без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 декабря 2006 г. N 82-О06-33


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.