Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 декабря 2006 г. N 82-О06-36 Поскольку при назначении наказания осужденной за покушение на убийство суд учел характер и степень общественной опасности содеянного ею, обстоятельства, смягчающие наказание, оснований для отмены или изменения приговора не имеется

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 11 декабря 2006 г. N 82-О06-36

ГАРАНТ:

Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 6 июня 2007 г. N 231-П07 настоящее определение изменено в отношении Бердниковой Е.А.: смягчено назначенное ей наказание по ч. 3 ст. 30, п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ до 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 11 декабря 2006 года кассационные жалобы осужденной Б.Е.А., адвоката Т., законного представителя потерпевшего Б.Е.В. на приговор Курганского областного суда от 27 сентября 2006 года, по которому

Б.Е.А., родившаяся 24 февраля 1982 года в с. Введенское Кетовского района Курганской области, не судимая,

осуждена по ч. 3 ст. 30 и п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 9 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи С., мнение прокурора Х., полагавшей оставить приговор без изменения, судебная коллегия установила:

Б.Е.А. осуждена за покушение на убийство своего сына, Б.Д., 15 августа 2002 года рождения.

Преступление совершено 24 апреля 2006 года в г. Кургане при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

осужденная Б.Е.А. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, указывает, что суд не исследовал в полном объеме обстоятельства ее семейной жизни, назначив чрезмерно суровое наказание;

адвокат Т. в защиту осужденной просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, считает, что приговор основан на предположениях, показания малолетнего потерпевшего являются недопустимыми доказательствами, поскольку его допрос на следствии проведен с нарушением закона, ему задавались наводящие вопросы, недопустимыми являются и в полном объеме показания свидетеля К., поскольку он является сотрудником милиции, суд не дал оценки психическому состоянию осужденной, у которой вследствие длительной психотравмирующей ситуации могло возникнуть запамятование событий, считает, что вина Б.Е.А. не доказана, а наказание ей назначено без учета мнения представителя потерпевшего;

представитель потерпевшего Б.Д. просит приговор изменить, учесть, что его и Б.Е.А. сын остался без матери, назначить условное наказание, указывает, что при назначении наказания суд не учел его мнение.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель В.Р.В. просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что вина осужденной в содеянном материалами дела доказана.

Потерпевший Б.Д. на предварительном следствии показал, что после того, как мать забрала его из детского сада, они вдвоем куда-то поехали, по дороге мать кричала на него, не объясняла ему, куда они едут. Они приехали к лесу, долго шли по лесу, потом мать достала веревочку, накинула ему на шею, стала душить и он "уснул". Когда проснулся, матери не было. Он звал мать, но по лесу не бегал. Нашли его на следующий день.

Допрос потерпевшего Б.Д. проводился с участием педагога, его законного представителя и врача-педиатра. Из протокола допроса видно, что в ходе допроса и после его окончания от участвовавших в допросе лиц каких-либо заявлений не поступило.

Свидетель В., педагог, участвовавший в допросе потерпевшего Б.Е.А., подтвердила, что он безо всяких вопросов все время повторял, что мама душила его, рассказал, что мама привезла его в лес, они долго ходили по лесу, затем мама накинула ему на шею веревочку, и он уснул. Наводящих вопросов Б.Д. не задавалось.

Согласно заключению судебно-психологической экспертизы Б.Д. с учетом уровня его психического развития может правильно воспринимать обстоятельства действительности и в дальнейшем правильно их воспроизводить.

При таких обстоятельствах судебная коллегия находит несостоятельными доводы жалобы адвоката о том, что показания потерпевшего на предварительном следствии являются недопустимыми доказательствами.

Как видно из показаний свидетеля К., сотрудника милиции, в связи с поступившим заявлением о пропаже ребенка - Б.Д. он принимал участие в его поисках, ребенок был обнаружен в лесном массиве, на его шее был виден багровый рубец. На его вопрос о том, где находится его мать, мальчик ответил, что мама привела его в лес, накинула веревку на шею, а больше он ничего не помнит.

Суд правильно признал показания указанного свидетеля об обстоятельствах обнаружения потерпевшего Б.Д. допустимыми доказательствами, и в то же время обоснованно признал недопустимыми его показания об обстоятельствах, изложенных ему Б.Е.А., доводы жалобы адвоката в этой части являются необоснованными.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы у Б.Д. выявлены странгуляционная борозда на шее в виде кровоподтеков-ссадин и холодовая травма в виде переохлаждения.

Из протокола заявления о пропавшем без вести видно, что Б.Е.А. сообщила, что ее сын Б.Д. убежал от нее около 19 час. 27 апреля 2006 года в магазине "Океан" в г. Кургане.

Свидетели Вох., Х., С. подтвердили, что им Б.Е.А. пояснила, что сын убежал от нее, когда они находились в магазине "Океан".

Между тем, из показаний свидетеля Ф., продавца одного из отделов магазина "Океан", следует, что вечером 27 апреля 2006 года каких-либо женщин с детьми в магазине не было. Утром 28 апреля 2006 года Б.Е.А. пришла в магазин в сопровождении работников милиции, подойдя к ее отделу, стала утверждать, что накануне вечером во время примерки одежды в этом отделе у нее пропал ребенок. После того, как она, Ф., сказала Б.Е.А., что та накануне не была в магазине, Б.Е.А. стала нервничать, настаивала, что примеряла вещи, однако напредложение указать, какую именно одежду она примеряла, не смогла ответить.

Осужденная Б.Е.А. в суде отказалась давать показания, а на предварительном следствии показала, что решила зайти с сыном в магазин для того, чтобы купить ему куртку, но сын стал отказываться, закричал, затопал ногами, и они повернули к дому. Она стала нервничать, почувствовала себя плохо, зачем-то села в троллейбус, по пути у нее началось головокружение, зрение стало рассеянным. На конечной остановке они вышли. Дальнейшие события она не помнит. Когда память вернулась к ней, она двигалась в сторону города, сына с ней не было, она поняла, что потеряла его, но где, не помнила.

Из заключения судебно-психиатрической экспертизы видно, что Б.Е.А. хроническим психическим расстройством не страдала и не страдает, в момент совершения инкриминируемых ей действий она не обнаруживала признаков какого-либо временного расстройства психической деятельности и сознания, и могла осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Высказывания Б.Е.А. о запамятовании момента преступления не вписываются в клиническую картину какого-либо временного расстройства психической деятельности.

Не доверять выводам экспертов никаких оснований не имеется, доводы жалобы адвоката о том, что суд не дал оценки психическому состоянию осужденной, являются несостоятельными.

Суд, оценив приведенные и другие исследованные доказательства в совокупности, пришел к обоснованному выводу о виновности осужденной в покушении на убийство собственного сына, доводы жалобы адвоката о недоказанности вины осужденной судебная коллегия находит несостоятельными.

Действия осужденной квалифицированы правильно.

При назначении осужденной наказания суд учел характер и степень общественной опасности содеянного ею, в полном объеме обстоятельства, смягчающие наказание, назначил наказание, которое не может быть признано чрезмерно суровым, оснований для снижения наказания, как об этом ставится вопрос в жалобах, не имеется.

На оснований изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Курганского областного суда от 27 сентября 2006 года в отношении Б.Е.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 декабря 2006 г. N 82-О06-36


Текст определения официально опубликован не был


в отношении Бердниковой Е.А. изменить: смягчить назначенное ей наказание по ч. 3 ст. 30, п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ до 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.