Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15 ноября 2006 г. N 83-Г06-19 Суд отказал в признании недействующим закона субъекта РФ, поскольку нормы оспариваемого закона не противоречат федеральному законодательству, кроме того субъект РФ не наделен правом регулировать отношения в сфере лицензирования деятельности по организации и проведению азартных игр и пари, поэтому он не вправе был принимать закон о запрете осуществления этой деятельности лицами, имеющими федеральную лицензию, в местах, не запрещенных законодательством РФ

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ
от 15 ноября 2006 г. N 83-Г06-19


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 15 ноября 2006 г. гражданское дело по заявлению И. о признании противоречащим федеральному законодательству и недействующим Закона Брянской области от 8 ноября 2005 г. N 76-3 "О размещении объектов игорного бизнеса на территории Брянской области" по кассационной жалобе Брянской областной Думы на решение Брянского областного суда от 24 августа 2006 г., которым заявление И. удовлетворено в полном объеме.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М., объяснения И. и его представителя Ш., заключение прокурора Генеральной Прокуратуры РФ С., полагавшей решение суда первой инстанции подлежащим отмене в части, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

27 октября 2005 г. Брянской областной Думой был принят вышеуказанный закон. Закон подписан Губернатором Брянской области 8 ноября 2005 г. и опубликован в газете "Брянский рабочий" 11 ноября 2005 г.

Статья 1 данного Закона области предусматривает, что настоящий Закон в соответствии с Конституцией Российской Федерации в целях защиты прав и свобод человека и гражданина определяет порядок размещения объектов игорного бизнеса на территории Брянской области. Пункт 1 статьи 2 предусматривает, что субъекты, осуществляющие деятельность по организации и содержанию тотализаторов и игорных заведений, согласовывают размещение объектов игорного бизнеса с органами местного самоуправления муниципальных образований, на территории которых расположены объекты игорного бизнеса, в соответствии с действующим законодательством. Пункт 2 ст. 2 устанавливает, что игорные заведения не могут быть размещены в жилых помещениях, на рынках, в зданиях вокзалов, в учреждениях культуры, в зданиях действующих общеобразовательных и медицинских учреждений, в зданиях и помещениях организаций, осуществляющих культовую и иную религиозную деятельность, а также в зонах, определенных пунктом 1 статьи 35 Градостроительного кодекса Российской Федерации. Пункт 3 ст. 2 определяет, что органы местного самоуправления руководствуются положениями настоящей статьи также при выделении земельных участков хозяйствующим субъектам, осуществляющим деятельность по организации и содержанию тотализаторов и игорных заведений, для размещения объектов игорного бизнеса. Статья 3 предусматривает, что размещение объектов игорного бизнеса подлежит приведению в соответствие с положениями настоящего Закона в течение одного года со дня вступления в силу настоящего Закона. Согласно статьи 4 настоящий Закон вступает в силу по истечении 10 дней со дня официального опубликования.

И., являясь индивидуальным предпринимателем, осуществляющим на территории Брянской области деятельность по организации и содержанию тотализаторов и игорных заведений на основании выданной в установленном порядке лицензии, обратился в суд с указанным выше заявлением, ссылаясь на то, что нормы оспариваемого им закона противоречат ст.ст. 1, 2, 3, 49, 421 ГК РФ; ст.ст. 4, 5, 7 ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности"; ст. 7 Закона РСФСР "О конкуренции и ограничения монополистической деятельности на товарных рынках"; ст. 26.1 ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ"; п/п. "б" п. 4 Положения о лицензировании деятельности по организации и содержанию тотализаторов и игорных заведений, утвержденного постановлением Правительства РФ от 15 июля 2002 г. N 525.

По делу постановлено указанное выше решение Брянского областного суда.

В кассационной жалобе Брянской областной Думы ставится вопрос об отмене решения суда по мотиву допущенных судом нарушений норм материального и процессуального права.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия приходит к следующему.

Признавая недействующими оспариваемые заявителем положения ст. 2 областного закона, суд обосновано исходил из того, что отсутствие специального федерального закона, регулирующего деятельность по организации и проведению азартных игр и пари, не означает, что вопросы размещения объектов игорных заведений федеральным законодательством не разрешены.

Так, в соответствии со статьями 3 и 5 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" от 08.08.2001 г. N 128-ФЗ обеспечение единства экономического пространства на территории Российской Федерации, установление единого порядка лицензирования на территории Российской Федерации, установление лицензионных требований и условий положениями о лицензировании конкретных видов деятельности являются основными принципами осуществления лицензирования.

В целях обеспечения единства экономического пространства на территории Российской Федерации Правительство Российской Федерации в соответствии с определенными Президентом Российской Федерации основными направлениями внутренней политики государства утверждает положения о лицензировании конкретных видов деятельности, определяет федеральные органы исполнительной власти, осуществляющие лицензирование конкретных видов деятельности, устанавливает виды деятельности, лицензирование которых осуществляется органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

Перечень работ и услуг при осуществлении деятельности по организации и проведению азартных игр и (или) пари, в том числе с использованием игровых столов и иного игрового оборудования, в помещениях казино (деятельность казино), деятельности по организации и проведению азартных игр и (или) пари, в том числе, с использованием игрового оборудования (кроме игровых столов) в силу пункта 2 статьи 17 названного выше Федерального закона устанавливается Положениями о лицензировании конкретных видов деятельности.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 июля 2002 г. N 525 утверждено Положение о лицензировании деятельности по организации и содержанию тотализаторов и игорных заведений, подпунктом "б" пункта 4 которого запрещено размещение тотализаторов и игорных заведений в жилых помещениях, в зданиях действующих образовательных и медицинских учреждений, а также в зданиях и помещениях организаций, осуществляющих культовую и иную религиозную деятельность. Иных запретов на размещение тотализаторов и игорных заведений данное Положение не содержит.

При разрешении федеральным законодательством вопроса размещения объектов игорного бизнеса суд сделал правильный вывод о том, что субъект Российской Федерации, не наделенный федеральным законом, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации правом регулировать отношения в сфере лицензирования данного вида деятельности, не вправе принимать закон о запрете осуществления этой деятельности лицами, имеющими федеральную лицензию, в местах, не запрещенных федеральным законодательством.

С учетом изложенного, довод кассационной жалобы о том, что Положение о лицензировании деятельности по организации и содержанию тотализаторов и игорных заведений, утвержденное Постановлением Правительства российской федерации от 15 июля 2002 г. N 525, не содержит норм, устанавливающих, что перечень требований и условий для осуществления деятельности по организации и содержанию тотализаторов и игорных заведений является закрытым, а следовательно, субъекты Российской Федерации вправе установить дополнительные требования к размещению объектов игорного бизнеса в границах своих территорий в целях защиты прав и свобод человека и гражданина, правопорядка, общественной безопасности, является несостоятельным и не может служить основанием к отмене судебного решения в части п. 2 ст. 2 относительно слов "..., на рынках, в зданиях вокзалов, в учреждениях культуры, ... общеобразовательных... (учреждений)...".

Поскольку ст. 3 оспариваемого Закона и указанные выше положения, предусмотренные в п. 2 ст. 2 областного Закона, взаимосвязаны между собой она также правильно признана недействующей.

В то же время, признание судом противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению п. 2 ст. 2 в части слов "... в жилых помещениях, в зданиях действующих медицинских учреждений, а также в зданиях и помещениях организации, осуществляющих культовую и иную религиозную деятельность" нельзя признать правильным, так как запрет на размещение тотализаторов и игровых заведений в этих местах предусмотрен федеральным законодательством.

При этом, необходимо иметь в виду, что Постановлением Правительства РФ запрещается размещение тотализаторов и игорных заведений в зданиях действующих образовательных учреждений, а в законе области указано об общеобразовательных учреждениях, что указывает на более узкий круг образовательных учреждений.

Что касается решения суда о признании недействующим ст. 1, п. 1 и п. 3 ст. 2, ст. 4 оспариваемого Закона, то и в этой части оно подлежит отмене.

Не соглашаясь с выводом суда о признании недействующим пункта 1 ст. 2 Закона Брянской области, Судебная коллегия исходит из того, что согласование размещения объектов игорного бизнеса с уполномоченным органом исполнительной власти, осуществление которого предписано в соответствии с законодательством Российской Федерации и законодательством субъекта Российской Федерации не может рассматриваться как противоречащее федеральному закону.

Указанное согласование означает, что после получения лицензии, проверку выполнения установленных федеральными законами, настоящим Законом и иными Законами Брянской области требований при размещении объекта игорного бизнеса в том помещении, в котором организация или индивидуальный предприниматель предполагают разместить указанный объект, осуществляет орган исполнительной власти. При этом Судебная коллегия полагает, что разрешение на осуществление игровой деятельности в местах, не запрещенных Положением о лицензировании, не носит безусловного характера. Судебная коллегия допускает, что при согласовании мест размещения объектов игорного бизнеса с уполномоченным органом исполнительной власти либо органами местного самоуправления возможно обнаружение таких обстоятельств, которые могут исключать осуществление данного вида деятельности и в тех местах, где ее осуществление не запрещено. Таковыми могут быть, например, обстоятельства, создающие угрозу жизни, здоровью и нравственности граждан, их и организаций имуществу, а также другие обстоятельства, нарушающие права и свободы граждан и организаций. В таких случаях лицо, которому созданы препятствия в осуществлении лицензионной деятельности, вправе разрешить спор в установленном законом порядке. При отмеченном выше нет оснований считать, что согласование размещения объектов игорного бизнеса в местах, не запрещенных Положением о лицензировании, относится к вопросу лицензирования данного вида деятельности, а потому противоречит федеральному законодательству, регулирующему этот вид правоотношений. Вывод суда в этой части основан на неверном толковании норм материального права.

П. 3 ст. 2 оспариваемого Закона области указывает лишь на то, что при выделении земельных участков хозяйствующим субъектам, осуществляющим деятельность по организации и содержанию игорных заведений для тотализаторов и игорных заведений, для размещения объектов игорного бизнеса органы местного самоуправления должны руководствоваться требованиями статьи 2 этого Закона. Эта норма является отсылочной. Отдельные нормы ст. 2 данного Закона (п. 2 ст. 2) признаны Судебной коллегией противоречащими федеральному законодательству. Следовательно, пункт 3 ст. 2, с учетом изложенного, федеральному законодательству не противоречит.

Поскольку отдельные положения оспариваемого Закона области не противоречат федеральному законодательству, отсутствуют основания для признания противоречащей федеральному законодательству его ст.ст. 1 и 4, определяющих цель принятия данного закона и порядок вступления данного Закона в силу соответственно.

С учетом изложенного, руководствуясь статьями 360 и 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Брянского областного суда от 24 августа 2006 г. в части признания противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащим применению со дня вступления решения суда в законную силу статьи 1; пункта 1, пункта 2 в части слов "в жилых помещениях, в зданиях действующих медицинских учреждений, в зданиях и помещениях организаций, осуществляющих культовую и иную религиозную деятельность", пункта 3 статьи 2; статьи 4 Закона Брянской области от 8 ноября 2005 года N 76-3 "О размещении объектов игорного бизнеса на территории Брянской области" отменить. Принять в этой части новое решение, которым И. в удовлетворении заявления отказать.

В остальной части решение Брянского областного суда от 24 августа 2006 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу Брянской областной Думы без удовлетворения.



Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15 ноября 2006 г. N 83-Г06-19


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.