Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 20 декабря 2006 г. N 47-ПВ06-ПР Производство по делу о признании незаконными действий должностных лиц по согласованию и начертанию на дежурных картах границ между Республикой Ингушетия и Республикой Северная Осетия-Алания прекращено, поскольку суд допустил существенные нарушения ГПК РФ, т.к. споры, касающиеся установления или изменения границ между субъектами РФ, являются предметом конституционного, а не гражданского судопроизводства

Постановление Президиума Верховного Суда РФ
от 20 декабря 2006 г. N 47-ПВ06-ПР


Президиум Верховного Суда Российской Федерации рассмотрел представление заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации С.П.П. от 1 декабря 2006 г. на решение Федерального суда Назрановского района Республики Ингушетия от 14 декабря 2004 г., определения того же суда от 12 октября 2005 г. и 5 декабря 2005 г., кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 9 февраля 2006 г., постановленные по делу по заявлениям Правительства Республики Ингушетия, участников Общереспубликанского общественного движения "Ахки-Юрт" М.Д.А., Б., Х., Ц.М.М., А.Б.И. и А.М.Ю., граждан - М.М.Х., Г.У.А., Ц.А.И., Е.М.М., Е.М.А. и Цур. о признании действий должностных лиц Президиума Верховного Совета ЧИАССР Т., Ал., П., Кож. и других по согласованию начертания на дежурных картах границ ЧИАССР с СОАССР, действий Северо-Кавказской территориальной инспекции Госгеонадзора по начертанию на дежурных картах границ ЧИАССР с СОАССР, осуществленных после 9 января 1957 г., незаконными и об обязании Северо-Кавказской территориальной инспекции Госгеонадзора в месячный срок довести до сведения соответствующих пользователей топографическими картами недействительность начертания на них ныне существующих границ между Республикой Ингушетия и Республикой Северная Осетия-Алания, а Народного Собрания Республики Ингушетия в 2-х месячный срок принять нормативно-правовые акты об административно-территориальном устройстве и границах Республики Ингушетия, обеспечивающие восстановление нарушенных прав заявителей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации С.В.Н., объяснения уполномоченного лица общественного движения "Ахки-Юрт" А.А.Х., адвоката Г.В.И., представителя инспекции Госгеонадзора К.Ю.Д., Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

Правительство Республики Ингушетия, участники Общереспубликанского общественного движения "Ахки-Юрт" М.Д.А., Б., Х., Ц.М.М., А.Б.И. и А.М.Ю., граждане - М.М.Х., Г.У.А., Ц.А.И., Е.М.М., Е.М.А. и Цур. обратились в суд с заявлениями о признании действий должностных лиц Президиума Верховного Совета ЧИАССР Т., Ал., П., Кож. и других по согласованию начертания на дежурных картах границ Чечено-Ингушской АССР (далее - ЧИАССР) с Северо-Осетинской АССР (далее - СОАССР), действий Северо-Кавказской территориальной инспекции Госгеонадзора по начертанию на дежурных картах границ ЧИАССР с СОАССР, осуществленных после 9 января 1957 г., незаконными и об обязании Северо-Кавказской территориальной инспекции Госгеонадзора в месячный срок довести до сведения соответствующих пользователей топографическими картами недействительность начертания на них ныне существующих границ между Республикой Ингушетия и Республикой Северная Осетия-Алания, а Народного Собрания Республики Ингушетия в 2-х месячный срок принять нормативно-правовые акты об административно-территориальном устройстве и границах Республики Ингушетия, обеспечивающие восстановление нарушенных прав заявителей.

В обоснование своих требований заявители сослались на то, что указанные должностные лица своими подписями на дежурных картах согласились с начертанием на них измененных и# 1957 г. и последующие годы границ ЧИАССР с СОАССР. Эти действия были совершены в нарушение Конституции ЧИАССР, в соответствии с которой границы могли быть изменены только по решению Верховного Совета ЧИАССР, что в свою очередь повлекло нарушение прав заявителей. Кроме того, заявители утверждали, что действия Северо-Кавказской территориальной инспекции Госгеонадзора по начертанию на упомянутых картах границ ЧИАССР с СОАССР являются незаконными, поскольку законным основанием для совершения этих действий могли быть только соответствующие постановления Верховного Совета ЧИАССР и указов его Президиума об изменении существовавших административных границ.

Решением Федерального суда Назрановского района Республики Ингушетия от 14 декабря 2004 г. заявленные требования были удовлетворены. Действия должностных лиц Президиума Верховного Совета ЧИАССР Т., Ал., П., Кож. и других по согласованию начертания на дежурных картах границ ЧИАССР с СОАССР, осуществленные после 9 января 1957 г. без соответствующих законных оснований и создавшие препятствия осуществлению прав и свобод заявителей, признаны незаконными. Действия Северо-Кавказской территориальной инспекции Госгеонадзора по начертанию на дежурных картах границ ЧИАССР с СОАССР, осуществленные после 9 января 1957 г. без соответствующих законных оснований, определенных Конституцией РСФСР, а также в нарушение Инструкции по ведению дежурной карты и создавшие препятствия осуществлению прав и свобод заявителей, признаны незаконными.

Северо-Кавказская территориальная инспекция Госгеонадзора обязана в месячный срок со дня вступления в силу данного решения суда довести до сведения Народного Собрания Республики Ингушетия, Парламента Республики Северная Осетия-Алания, Центрального картографо-геодезического фонда Российской Федерации и других пользователей указанными выше топографическими картами недействительность начертания границ между Республикой Ингушетия и Республикой Северная Осетия-Алания, незаконно осуществленных с 1957 г.

Народное Собрание Республики Ингушетия обязано в 2-х месячный срок со дня вступления в силу указанного решения суда в соответствии с федеральным законодательством, Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации N 2-П от 22 января 2002 г. и Конституцией Республики Ингушетия принять нормативно-правовые акты об административно-территориальном устройстве и границах Республики Ингушетия, обеспечивающие восстановление прав заявителей, нарушенных действиями должностных лиц Президиума Верховного Совета ЧИАССР и Северо-Кавказской территориальной инспекцией Госгеонадзора по незаконному начертанию и изменению границ ЧИАССР с СОАССР, осуществленных с 1957 г.

В кассационном порядке указанное решение суда не обжаловалось.

Определением Федерального суда Назрановского района Республики Ингушетия от 12 октября 2005 г. решено выдать дубликаты исполнительных листов по указанному выше делу.

Определением Федерального суда Назрановского района Республики Ингушетия от 5 декабря 2005 г. Народному Собранию Республики Ингушетия и Межрайонному отделу Управления Федеральной службы судебных приставов Российской Федерации по Республике Ингушетия отказано в разъяснении решения Федерального суда Назрановского района от 14 декабря 2004 г. о порядке и о способе его исполнения.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 9 февраля 2006 г. определение Федерального суда Назрановского района Республики Ингушетия от 5 декабря 2005 г. оставлено без изменения.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2006 г. по представлению в порядке ст. 389 ГПК РФ дело передано для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции - Президиум Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит решение Федерального суда Назрановского района Республики Ингушетия от 14 декабря 2004 г., определения того же суда от 12 октября 2005 г. и от 5 декабря 2005 г., а также кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 9 февраля 2006 г. подлежащими отмене, а производство по делу подлежащим прекращению по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Председатель Верховного Суда Российской Федерации или заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации имеет право внести в Президиум Верховного Суда Российской Федерации мотивированное представление о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора в целях обеспечения единства судебной практики и законности.

Районным судом Республики Ингушетия уже предпринималась попытка решить проблему установления административных границ республики и включить в ее границы территорию Пригородного района. Так, решением Сунженского районного суда Республики Ингушетия от 9 декабря 2002 г. Правительство Российской Федерации обязано в трехмесячный срок со дня вступления решения суда в силу организовать практическое восстановление административно-территориальных границ, существовавших между Чечено-Ингушской АССР и Северо-Осетинской АССР по состоянию на 23 февраля 1944 г. Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Ингушетия от 27 февраля 2003 г. данное решение суда оставлено без изменения.

Определением президиума Верховного суда Республики Ингушетия от 7 апреля 2004 г. судебные постановления первой и кассационной инстанции также оставлены без изменения.

По представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 13 апреля 2005 г. отменила все указанные выше судебные постановления, вынесенные по делу по жалобе Общереспубликанского общественно-политического движения "Ахки-Юрт" в интересах своих участников на бездействие Правительства Российской Федерации.

Таким образом, исходя из целей обеспечения единства судебной практики и законности пересмотру в порядке надзора подлежит решение Федерального суда Назрановского района Республики Ингушетия от 14 декабря 2004 г., определения Федерального суда Назрановского района Республики Ингушетия от 12 октября 2005 г. и от 5 декабря 2005 г., а также кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 9 февраля 2006 г.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

К числу указанных нарушений относятся следующие.

В силу положений пункта 3 статьи 5 Федерального Конституционного Закона N 1-ФКЗ от 31 декабря 1996 г. (с последующими изменениями) "О судебной системе Российской Федерации" суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа, а равно должностного лица Конституции Российской Федерации, федеральному конституционному закону, федеральному закону, общепризнанным принципам и нормам международного права, международному договору Российской Федерации, конституции (уставу) субъекта Российской Федерации, закону субъекта Российской Федерации, принимает решение в соответствии с правовыми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу.

Между тем, Федеральный суд Назрановского района Республики Ингушетия не применил к возникшим правоотношениям в качестве акта прямого действия Конституцию Российской Федерации.

Частью 2 раздела второго Конституции Российской Федерации предусмотрено, что законы и другие правовые акты, действовавшие на территории Российской Федерации до вступления ее в силу, применяются в части, ей не противоречащей.

Удовлетворяя заявленные требования, Назрановский районный суд руководствовался Законом Российской Федерации N 2927-1 от 4 июня 1992 г. "Об образовании Ингушской Республики в составе Российской Федерации", принятым до введения в действие 25 декабря 1993 г. Конституции Российской Федерации, частью 2 статьи 65 которой установлено, что принятие в Российскую Федерацию и образование в ее составе нового субъекта осуществляются в порядке, установленном федеральным конституционным законом.

Федеративное устройство и территория Российской Федерации согласно пункту "б" статьи 71 Конституции Российской Федерации находятся в ведении Российской Федерации.

Как установлено в части 3 статьи 67 Конституции Российской Федерации границы между субъектами Российской Федерации могут быть изменены только с их взаимного согласия, а утверждение изменения границ между субъектами Российской Федерации относится к ведению Совета Федерации (пункт "а" части 1 статьи 102 Конституции Российской Федерации).

Таким образом, Назрановский районный суд Республики Ингушетия, обязав Народное Собрание Республики Ингушетия в 2-х месячный срок со дня вступления решения в законную силу принять нормативно-правовые акты об административно-территориальном устройстве и границах Республики Ингушетия, существовавших между Чечено-Ингушской АССР и Северо-Осетинской АССР до 1957 г., превысил свои полномочия, поскольку статьей 10 Конституции Российской Федерации определено, что государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны.

Аналогичной позиции придерживается и Конституционный Суд Российской Федерации, который в определении N 365-0 от 1 декабря 2005 г. указал, что Конституция Российской Федерации не исключает возможность изменения границ между субъектами Российской Федерации - при обязательном соблюдении статьи 71 Конституции Российской Федерации, а также при условии взаимного согласия соответствующих субъектов Российской Федерации, волеизъявление которых по этому вопросу основывается на решении, принятом либо населением субъекта Российской Федерации (референдум, либо законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта Российской Федерации или полученном в результате сочетания обоих способов. При этом изменение границ между субъектами Российской Федерации не может затрагивать основы конституционного строя, государственную целостность Российской Федерации, нарушать права и свободы человека и гражданина, интересы других субъектов Российской Федерации, Российской Федерации в целом и интересы других государств.

Закон РСФСР N 1107-1 от 26 апреля 1991 г. (с последующими изменениями) "О реабилитации репрессированных народов", провозглашая отмену всех незаконных актов, принятых в отношении репрессированных народов России, определяет лишь принципы и общие правовые рамки политической, социальной, культурной и территориальной реабилитации этих народов, что предполагает конкретизацию его положений в законодательстве, принятие соответствующих правоприменительных решений, заключение при необходимости договоров и соглашений между заинтересованными субъектами Российской Федерации, проведение организационных мероприятий.

Между тем, Назрановский районный суд Республики Ингушетия, обязав Народное Собрание Республики Ингушетия в 2-х месячный срок со дня вступления в силу указанного решения суда принять нормативно-правовые акты об административно-территориальном устройстве и границах Республики Ингушетия, обеспечивающие восстановление прав заявителей, нарушенных действиями должностных лиц Президиума Верховного Совета ЧИАССР и Северо-Кавказской территориальной инспекцией Госгеонадзора по незаконному начертанию и изменению границ ЧИАССР с СОАССР, осуществленных с 1957 г., нарушил положения Постановления Конституционного Суда Российской Федерации N 13-П от 18 июля 2003 г., согласно которым норма части первой, второй и четвертой статьи 251 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, которая наделяет суд общей юрисдикции полномочием разрешать дела об оспаривании нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, признана не соответствующей Конституции Российской Федерации, в той мере, в какой данная норма допускает разрешение судом общей юрисдикции дел об оспаривании конституций и уставов субъектов Российской Федерации.

Таким образом, рассмотрев данное дело с вынесением решения, Назрановский районный суд Республики Ингушетия допустил не только указанные нарушения, но и требования о компетенции гражданских дел судом общей юрисдикции.

В силу ст. 125 Конституции Российской Федерации споры о компетенции между высшими государственными органами субъектов Российской Федерации разрешаются Конституционным Судом Российской Федерации.

В силу ст. 102 Конституции Российской Федерации вопросы утверждения изменения границ между субъектами Российской Федерации отнесены к ведению Совета Федерации.

Следовательно споры, касающиеся установления (изменения) границ между субъектами Российской Федерации, могут являться предметом конституционного, а не гражданского судопроизводства.

В соответствии со ст. 220 ГПК РФ суд прекращает производство по делу в случае, если дело не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части первой статьи 134 настоящего Кодекса.

В связи с изложенным решение Федерального суда Назрановского района Республики Ингушетия от 14 декабря 2004 г., определения Федерального суда Назрановского района Республики Ингушетия от 12 октября 2005 г., от 5 декабря 2005 г. и кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 9 февраля 2006 г. подлежат отмене, а производство по делу прекращению.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 220, 387, 389, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

решение Федерального суда Назрановского района Республики Ингушетия от 14 декабря 2004 г., определения Федерального суда Назрановского района Республики Ингушетия от 12 октября 2005 г., от 5 декабря 2005 г. и кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 9 февраля 2006 г. отменить.

Производство по делу прекратить.


Президиум Верховного Суда РФ отменил судебные акты, принятые по делу об изменении существующих границ между Республикой Ингушетия и Республикой Северная Осетия - Алания. Поводом для возникновения спора послужило заявление о признании незаконными действий органов государственной власти указанных субъектов РФ, совершенных начиная с 1957 года, по согласованию начертания на дежурных картах границ названных субъектов РФ.

Установлено, что суды, удовлетворяя указанное заявление, руководствовались нормативными актами, принятыми до введения в действие Конституции РФ. Между тем, как указал Президиум, законы и другие правовые акты, действовавшие на территории РФ до вступления в силу Конституции РФ, применяются в части, ей не противоречащей. Согласно Конституции РФ границы между субъектами РФ могут быть изменены только с их взаимного согласия, а утверждение изменения границ между субъектами РФ относится к ведению Совета Федерации. При этом изменение границ не может затрагивать основы конституционного строя, государственную целостность РФ, нарушать права и свободы человека и гражданина, интересы других субъектов РФ, РФ в целом и интересы других государств. Президиум также отметил, что в силу ст. 125 Конституции РФ споры о компетенции между высшими государственными органами субъектов РФ разрешаются Конституционным Судом РФ. Поэтому споры, касающиеся установления (изменения) границ между субъектами РФ, являются предметом конституционного, а не гражданского судопроизводства. Таким образом, суды, рассмотрев спор об изменении границ между указанными субъектами РФ, превысили свою компетенцию. В этой связи производство по делу прекращено.


Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 20 декабря 2006 г. N 47-ПВ06-ПР


Текст постановления официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение