Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 декабря 2006 г. N 49-О06-59 Приговор в отношении одного из осужденных за убийство, разбой, грабеж подлежит изменению, поскольку при назначении наказания суд не учел, что он впервые привлекается к уголовной ответственности, наличие у него малолетнего ребенка, что является обстоятельством, смягчающим наказание, а также его менее активную роль в совершенном преступлении

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 20 декабря 2006 г. N 49-О06-59


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 20 декабря 2006 г. кассационные жалобы осужденных С.Иг., Б., адвоката Ш., на приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 31 августа 2006 года, которым

С.Ил., 1 апреля 1979 года рождения, уроженец с. Шаран Шаранского района Республики Башкортостан, судим

09.12.2005 г. по ст. 115 ч. 2 УК РФ к 150 часам обязательных работ;

14.07.2006 г. по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б" УК РФ и на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ к 3 годам 10 дням лишения свободы,

осужден по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы,

по ст. 105 ч. 2 п. "ж, з" УК РФ к 14 годам лишения свободы,

а по совокупности преступлений на основании 69 ч. 3 УК РФ к 16 годам лишения свободы. В силу ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

С.Иг., 11 марта 1972 года рождения, уроженец с. Шаран Шаранского района Республики Башкортостан, несудимый,

осужден по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 9 годам лишения свободы,

по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к 12 годам лишения свободы,

а по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Б., 17 февраля 1978 года рождения, уроженец дер. Шаранбаш-Князево Шаранского района Республики Башкортостан, несудимый,

осужден по ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Уголовное дело по обвинению Б. по ст. 105 ч. 2 п.п. "в, ж, з" УК РФ, а С.Иг. и С.Ил. по ст. 105 ч. 2 п. "в" УК РФ прекращено на основании ст. 246 ч. 7 УПК РФ.

По делу разрешен гражданский иск.

Заслушав доклад судьи Г., объяснения осужденного Б. по доводам жалобы, и мнение прокурора А.В.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

С-вы Ил. и Иг. признаны виновными в разбойном нападении на А.А.В., с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также в умышленном убийстве А.А.В. группой лиц, сопряженном с разбоем, а Б. - в грабеже, то есть в открытом хищении чужого имущества, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

Преступления совершены 20 января 2006 г. в с. Шаран Шаранского района Республики Башкортостан при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные С.Ил., С.Иг. и Б. вину не признали.

В кассационных жалобах (основных и дополнениях к ним):

осужденный С.Иг. указывает, что он не совершал преступлений, вмененных ему по приговору суда, и его вина не доказана. Вывод суда о его виновности основан лишь на показаниях осужденного Б., от которых он в суде отказался. Других доказательств его вины в деле не имеется. Показаниям свидетелей З., А., подтвердивших его алиби, судом дана неправильная оценка. Заключение дактилоскопической экспертизы об обнаружении в квартире убитого его следов пальцев, является недопустимым доказательством, так как оно получено с нарушением требований УПК РФ. Причастность других лиц к совершенным преступлениям органами предварительного следствия и судом с достаточной полнотой не проверена. Просит приговор суда отменить и дело производством прекратить за его непричастностью к совершенным преступлениям;

адвокат Ш. в защиту осужденного С.Ил. просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное разбирательство. Указывает, что предварительное следствие проведено односторонне и поверхностно, так как не была исследована с достаточной полнотой причастность других лиц к совершенным преступлениям, хотя в деле имелось достаточных данных об этом. В частности, не проверена причастность к совершенным преступлениям некоего "Саши", о чем давал показания на предварительном следствии осужденный Б., показания которого положены в основу обвинительного приговора. Свидетели, подтверждавшие алиби осужденного С.Ил. о том, что он не мог совершить вмененных ему преступлений, так как в это время находился дома, судом не были вызваны в судебное заседание и допрошены. Заключение дактилоскопической экспертизы, положенное в основу приговора, является недопустимым доказательством, так как оно получено в нарушение требований уголовно-процессуального закона;

осужденный Б. просит приговор суда изменить, назначить ему наказание, не связанное с лишением свободы, так как он ранее не судим, вину признал полностью и раскаялся в содеянном, по месту жительства характеризуется положительно.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель З.Р.Р. и потерпевший А.Г.А. просят приговор суда оставить без изменения, а жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что вывод суда о виновности осужденных в совершенных преступлениях основан на всесторонне исследованных в судебном заседании доказательствах, полно и правильно изложенных в приговоре.

Так, вина С-вых в разбойном нападении на А.А.В. и в его убийстве, а Б. в грабеже чужого имущества при отягчающих обстоятельствах, полностью установлена показаниями осужденного Б. на предварительном следствии о том, что С-вы избили потерпевшего А.А.В. руками, ногами, скалкой, стулом по различным частям тела, а затем забрали мешки с пшеницей, мукой, сахаром и ушли с места происшествия, протоколом осмотра места происшествия и обнаружения трупа потерпевшего А.А.В., заключением судебно-медицинского эксперта о характере и степени тяжести обнаруженных у потерпевшего телесных повреждений и причине его смерти, заключением судебно-баллистической экспертизы, согласно которой на стакане, обнаруженной на месте происшествия, изъяты следы пальцев рук, которые принадлежат осужденным С-вым, а также другими имеющимися в деле и подробно изложенными в приговоре доказательствами.

Приведенные доказательства полностью опровергают доводы жалоб о том, что осужденные С-вы не причастны к совершенным преступлениям.

Доводы жалоб о том, что показания осужденного Б. на предварительном следствии нельзя было положить в основу обвинительного приговора, нельзя признать убедительными, так как эти его показания объективно подтверждены и другими имеющимися в деле доказательствами, поэтому они судом обоснованно признаны допустимыми и положены в основу обвинительного приговора.

Нельзя также согласиться с доводами жалоб о недопустимости заключения судебно-дактилоскопической экспертизы.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что следователем были изъяты следы пальцев рук на дактилопленку со стакана, обнаруженного в доме убитого потерпевшего А.А.В. Не изъятие с места происшествия самого стакана не ставит под сомнение вывод судебно-дактилоскопической экспертизы.

Вопреки утверждениям в жалобах материалы дела как на предварительном следствии, так и в судебном заседании исследованы с достаточной полнотой и в дополнительной проверке не нуждаются. В отношении некоего "Саши", о причастности которого к совершенным преступлениям давал показания осужденный Б. на предварительном следствии, органами предварительного следствия уголовное дело было прекращено.

Что же касается показаний свидетелей З. и А., подтвердивших алиби осужденных С-вых о непричастности к совершенным преступлениям, то им судом дана надлежащая оценка в приговоре, с которой оснований не соглашаться у суда кассационной инстанции оснований не имеется.

При таких обстоятельствах преступные действия осужденных квалифицированы правильно и оснований для переквалификации их действий на более мягкий закон не имеется.

Наказание осужденным С-вым назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных об их личности и всех обстоятельств по делу. При этом судом учтены все смягчающие наказание обстоятельства. Назначенное им наказание нельзя признать явно несправедливым вследствие суровости. Поэтому оснований для смягчения С-вым наказания не имеется.

Вместе с тем назначенное Б. наказание подлежит смягчению по следующим основаниям.

При назначении Б. наказания суд в приговоре указал, что он активно способствовал раскрытию преступления, положительно характеризуется, отягчающие обстоятельства отсутствуют.

Однако суд не учел, что Б. впервые привлекается к уголовной ответственности, наличие у него малолетнего ребенка, что является обстоятельством, смягчающим наказание, а также его менее активную роль в совершенном преступлении. Учитывая эти обстоятельства, судебная коллегия находит возможным смягчить назначенное Б. наказание.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 31 августа 2006 года в отношении Б. изменить, смягчить назначенное ему по ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ наказание до 3 лет лишения свободы. В остальном приговор о нем, а также в отношении С.Ил., С.Иг. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 декабря 2006 г. N 49-О06-59


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.