Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 апреля 2004 г. N 67-О04-4 Наказание, назначенное осужденным за убийства, изменено, поскольку в связи с внесенными в УК РФ изменениями действия одного из осужденных переквалифицированы, исключены принудительные меры медицинского характера, смягчающим обстоятельством признано активное способствование раскрытию преступления, а в отношении второго осужденного из приговора исключено указание о признании в его действиях особо опасного рецидива преступлений

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 13 апреля 2004 г. N 67-О04-4


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрела в судебном заседании от 13 апреля 2004 года кассационные жалобы осужденных Б., Г. и в защиту последнего адвоката Т. на приговор Новосибирского областного суда от 10 октября 2003 года, которым

Г., 3 апреля 1982 года рождения, уроженец с. Новокремлевское Коченевского района Новосибирской области, с неполным средним образованием, не женат, судим:

1) 25 марта 2003 года по ст. 166 ч. 2 п. "б" УК РФ к 3-м годам лишения свободы;

2) 4 июля 2003 года по ст. 112 ч. 1 УК РФ с применением ст. 69 ч. 5 УК РФ к 3 годам 1 месяцу лишения свободы,

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к, н" УК РФ на 18 лет лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения с наказанием, назначенным по приговору от 4 июля 2003 года, по совокупности преступлений назначено 20 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии со ст.ст. 97 ч. 1 п. "г" и 99 ч. 2 УК РФ Г. назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма;

Б., 15 сентября 1969 года рождения, уроженец с. Красноглинское Новосибирского района Новосибирской области, со средним образованием, не женат, судим

31 января 1996 года по ст.ст. 218-1 ч. 2, 210 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы, освобожден 13 марта 2000 года по отбытии наказания, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ на 15 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Заслушав доклад судьи Х., мнение прокурора К.В.В., полагавшего изменить приговор: переквалифицировать действия Г. с п.п. "ж, к, н" ч. 2 ст. 105 УК РФ на п.п. "а, ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, исключить назначение ему принудительной меры медицинского характера, вместо особо опасного рецидива преступлений признать в действиях Б. опасный рецидив преступлений и назначить ему для отбывания лишения свободы исправительную колонию строгого режима, Судебная коллегия установила:

Г. осужден за умышленное убийство Н.С.Г., 1959 года рождения.

Он же и Б. осуждены за умышленное убийство В., 1956 года рождения, совершенное с целью скрыть убийство Н.С.Г., группой лиц по предварительному сговору, а Г. и неоднократно.

Преступления совершены 14 марта 2003 года в пос. Коченево Новосибирской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Г. признал себя виновным; Б. не признал.

В кассационных жалобах:

Г. утверждает о нарушении в ходе судебного разбирательства его права на защиту, указывая, что адвокат Т. "игнорировал" его просьбы и в результате оставил без квалифицированной юридической помощи.

Он также не согласен с решением суда по вопросу о наказании, при назначении которого, как полагает, суд не учел смягчающие обстоятельства: признание им вины, раскаяние, активное способствование раскрытию преступления.

Адвокат Т. в защиту Г. просит о смягчении последнему наказания. В обоснование ссылается на то, что Г. положительно характеризуется, вину признал и способствовал изобличению в преступлении Б.

Б. признает, что у него с потерпевшими была ссора, которая затем переросла в драку.

Однако он отрицает свою причастность к убийству В.

Полагает, что обвинение в отношении него "сфабриковано", а приговор излишне суров.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационных жалобах доводы, Судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению.

Доводы Б. о его непричастности к убийству В. несостоятельны, т.к. они в суде первой инстанции проверялись и были отвергнуты по основаниям, изложенным в приговоре, обоснованно.

Вина Б. и Г. в указанном преступлении, а последнего также и в умышленном убийстве Н.С.Г. судом установлена и в приговоре подтверждена имеющимися по делу доказательствами, в частности показаниями осужденного Г., который неоднократно, в том числе в судебном заседании утверждал, что вначале он один убил Н.С.Г., нанеся ему ножом удары в шею, после чего в группе по предварительному сговору с Б., с целью скрыть данное преступление, убили В.

Согласно этих его показаний, Б. первым нанес ножом удар в шею потерпевшей, а когда он (Г.), дернув оставленный тем в шее нож, перерезал В. горло и несколько раз ударил ее ножом в область сердца, - тоже нанес ей ножом удары в грудь.

Как правильно отметил суд в приговоре, приведенные показания Г. соответствуют фактическим обстоятельствам, при которых осужденные совершили преступления, подтверждены другими доказательствами, а именно:

показаниями потерпевших К.А.Н. и Н.Г.С.;

показаниями свидетеля С., которая видела на одежде Г. и Б. кровь, а со слов последнего узнала, как они лишили жизни потерпевших;

протоколами осмотра места происшествия и проверки на месте показаний Г., изъятия при этом брошенного им ножа;

заключениями судебно-медицинских экспертиз о характере и механизме образования телесных повреждений на трупах Н.С.Г. и В., о причине смерти каждого потерпевшего;

заключением медико-криминалистической экспертизы вещественных доказательств, согласно которому повреждения на кожном лоскуте с трупа В. могли быть образованы клинком ножа, выданного Г.;

заключением судебно-биологической экспертизы о том, что на клинке указанного ножа, на брюках Г., на куртке, спортивном трико и толстовке Б. имелись следы крови, происхождение которой возможно от В.; и др.

Все доказательства, получившие оценку в приговоре как допустимые и достоверные, в их совокупности достаточны, чтобы признать обоснованным осуждение Г. за умышленное из неприязни убийство Н.С.Г. и совершенное им же и Б., группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление, умышленное убийство В.

Содеянное Б. суд обоснованно квалифицировал по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ.

На момент совершения преступлений и вынесения приговора правильно были квалифицированы и действия Г.

Однако Федеральным законом от 8 декабря 2003 года в Уголовный кодекс Российской Федерации внесены изменения и дополнения, в частности, признан утратившим силу п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ, в соответствии с которым убийство другого человека квалифицировалось как совершенное неоднократно.

Согласно ст. 10 УК РФ данный уголовный закон имеет обратную силу и поэтому подлежит применению по настоящему делу, в связи с чем действия Г. в части осуждения за убийство Н.С.Г. надлежит переквалифицировать с п.п. "ж, к, н" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ, а по эпизоду убийства В. - исключить осуждение его по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

С предложением прокурора о переквалификации действий Г. с п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ на п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ согласиться нельзя, т.к. убийство двух лиц не охватывалось единым умыслом виновного.

Как установлено по делу и отражено в приговоре, решение убить В. было принято уже после убийства Н.С.Г., чтобы скрыть это преступление.

Упомянутым выше законом дано иное определение особо опасного рецидива преступлений, а также внесены изменения в ст.ст. 97, 99 УК РФ.

В связи с этим действия Б., ранее осуждавшегося один раз за тяжкое преступление к реальному лишению свободы, при совершении особо тяжкого преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ, образуют не особо опасный рецидив, как это указано в приговоре, а опасный рецидив преступлений.

В силу требований ст. 58 ч. 1 п. "в" УК РФ он должен отбывать лишение свободы в исправительной колонии строгого режима.

Что касается назначения Г. принудительной меры медицинского характера, то данное указание из приговора следует исключить.

При решении вопроса о наказании суд в отношении Г. учел, в частности, его молодой возраст, признание им своей вины и раскаяние в содеянном.

Между тем, из дела видно, что Г. в своих показаниях сообщил органам следствия неизвестную ранее информацию об обстоятельствах преступлений, оказал помощь в отыскании орудия преступления, изобличал в преступлении другого соучастника - Б.

Такие его действия следует рассматривать как активное способствование раскрытию преступления, а потому при отсутствии отягчающих обстоятельств наказание Г. должно быть назначено в соответствии с требованиями ст.ст. 61 ч. 1 п. "и", 62 УК РФ, то есть в пределах трех четвертей максимального срока наказания, предусмотренного санкциями ч. 1 и ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В отношении Б. оснований для смягчения наказания нет.

Довод Г. о нарушении в суде его права на защиту неоснователен.

Как видно из дела, в судебном заседании Г. выразил желание, чтобы его защищал именно адвокат Т. (л.д. 18 т. 2). Ходатайств о недоверии названному защитнику или невыполнении тем профессиональных обязанностей он никогда не заявлял, одобрил все его действия, связанные с осуществлением его защиты.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Новосибирского областного суда от 10 октября 2003 года в отношении Г. и Б. изменить:

- переквалифицировать действия Г. по эпизоду осуждения за убийство Н.С.Г. с п.п. "ж, к, н" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ, по которой назначить ему 11 лет лишения свободы;

- исключить осуждение Г. (по эпизоду убийства В.) по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ; назначение ему принудительной меры медицинского характера;

- смягчить Г. лишение свободы по п.п. "ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ (по эпизоду осуждения за убийство В.) до 14 лет;

- исключить указание о признании в действиях Б. особо опасного рецидива преступлений, признав рецидив опасным;

- для отбывания лишения свободы назначить Б. исправительную колонию строгого режима.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105 и п.п. "ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить Г. 17 лет лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения этого наказания и наказания, назначенного по приговору от 4 июля 2003 года, окончательно по совокупности преступлений назначить Г. 19 (девятнадцать) лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальном оставить приговор в отношении Г. и Б. без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 апреля 2004 г. N 67-О04-4


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение