Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 ноября 2006 г. N 72-О06-41СП Дело в отношении осужденного за грабеж и покушения на убийства направлено на новое рассмотрение, поскольку при рассмотрении уголовного дела судом первой инстанции были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, которые повлияли либо могли (применительно к суду присяжных заседателей) повлиять на принятие присяжными заседателями определенного решения

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 29 ноября 2006 г. N 72-О06-41СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 29 ноября 2006 г. кассационные жалобы адвоката Г.Н.Н. и осужденного И. на приговор Читинского областного суда от 29 мая 2006 года, которым

И., 11 июня 1980 года рождения, уроженец Читинской области, ранее судимый:

- 21 мая 1999 г. - по ст.ст. 162 ч. 3 п. "в", 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 10 годам лишения свободы;

- 19 июля 1999 г. - по ст. 162 ч. 2 п.п. "а, б, г" УК РФ с применением ст. 69 ч. 5 УК РФ к 10 годам лишения свободы;

- 22 ноября 1999 г. - по ст. 161 ч. 2 п.п. "а, в, д" УК РФ с применением ст. 40 ч. 3 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы (13 февраля 2004 г. он освобожден условно-досрочно на 3 года 2 месяца 12 дней),

осужден по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ с применением ст.ст. 62, 65 УК РФ к 9 годам 6 месяцам лишения свободы,

по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "к" УК РФ с применением ст.ст. 62, 65 УК РФ - к 9 годам 6 месяцам лишения свободы,

по ст. 161 ч. 1 УК РФ с применением ст.ст. 62, 65 УК РФ - к 2 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 13 лет лишения свободы.

На основании ст. 79 ч. 7 п. "в" УК РФ отменено условно-досрочное освобождение по предыдущему приговору.

К назначенному по настоящему приговору наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору Читинского районного суда от 22 ноября 1999 года и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Заслушав доклад судьи Б.В.П., объяснения осужденного И., поддержавшего кассационную жалобу по изложенным в ней доводам, выступление прокурора Т., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

согласно приговору, который основан на вердикте коллегии присяжных заседателей, И. осужден за грабеж, покушение на убийство З., совершенное из корыстных побуждений, покушение на убийство Б.В.Н., совершенное с целью сокрытия преступления в отношении И.

Преступления совершены в ночь на 16 сентября 2005 года в п.г.т. Карымское Карымского района Читинской области при указанных в приговоре обстоятельствах.

В кассационной жалобе адвокат Г.Н.Н. просит отменить приговор в части осуждения И. по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "з", 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "к" УК РФ и прекратить дело за отсутствием состава преступления.

Анализируя показания подзащитного, свидетелей М.И.И., П., потерпевшего З., защитник полагает, что по делу нет доказательств, подтверждающих предъявленное И. обвинение.

По мнению защитника, явку с повинной И. написал будучи в болезненном состоянии и под влиянием рассказа его матери, находившейся в заблуждении, вещественное доказательство - барсетка - добыто с нарушением ст. 170 УПК РФ (в деле отсутствует протокол изъятия барсетки с участием понятых), опознание ножа проведено с нарушением ч. 6 ст. 193 УПК РФ (ножи не были похожи друг на друга), предварительное следствие проведено неполно, суд не исследовал надлежащим образом психическое состояние И.

Кроме того, в жалобе указано на то, что И. суд назначил чрезмерно суровое наказание, признав при этом наличие в его действиях особо опасного рецидива.

В кассационной жалобе осужденный И. просит отменить приговор и принять соответствующее решение.

По его мнению, приговор является незаконным, так как он не совершал преступлений, за которые его осудили.

Ссылаясь на нарушения уголовно-процессуального закона, в жалобе осужденный указал на то, что судебное разбирательство проведено с обвинительным уклоном, суд не учел наличие у него тяжкого заболевания.

При этом осужденный полагает, что допрошенные в суде свидетели и потерпевший З. подтвердили его невиновность.

В дополнительной кассационной жалобе осужденный указал, что его не ознакомили с протоколом судебного заседания.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель М.Е.Ю., не соглашаясь с доводами, просит отказать защитнику и осужденному в удовлетворении просьб.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, возражений на них, судебная коллегия считает необходимым приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство по следующим основаниям.

Из положений ст.ст. 379 ч. 2 и 381 ч. 1 УПК РФ следует, что обвинительный приговор, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, может быть отменен ввиду таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли либо могли (применительно к суду присяжных заседателей) повлиять на принятие присяжными заседателями определенного решения.

При рассмотрении настоящего уголовного дела судом первой инстанции были допущены такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые выразились в следующем.

Согласно положениям ст.ст. 334 ч. 1 и 335 ч. 7 УПК РФ в присутствии присяжных заседателей исследуются только те фактические обстоятельства уголовного дела, которые указаны в п.п. 1, 2 и 4 ч. 1 ст. 299 УПК РФ.

Остальные вопросы, как это указано в ч. 2 ст. 334 УПК РФ, председательствующий разрешает единолично в отсутствие присяжных заседателей.

Данные положения уголовно-процессуального закона по рассматриваемому делу не были соблюдены.

Из протокола судебного заседания усматривается, что в присутствии присяжных заседателей в качестве свидетелей были допрошены сотрудники милиции А., М.М.Б., Х., Г.В.Ю., которые рассказали о том, что согласно сообщению они выезжали в хирургическое отделение для опроса потерпевших, как группа оперативных сотрудников выезжала на задержание подсудимого, какие при этом действия были совершены, о чем сообщил И., когда его доставляли в отдел милиции (он сообщил о том, что убил двух человек), какие предметы они забрали в квартире подсудимого (нож и барсетка по делу проходят как вещественные доказательства), барсетку отыскал Х. на улице под балконом квартиры И. (мать последнего рассказала, что барсетку выбросили из квартиры).

Они рассказали также о том, что говорил в милиции И., какие предметы они доставили в УВД, как выглядели вещественные доказательства, где и при каких обстоятельствах И. написал явку с повинной, как вещественные доказательства в УВД изымались следователем, были при этом понятые или нет, что в устной беседе рассказал потерпевший З., оформлялось ли все это рапортом.

Сотрудникам милиции на обозрение представляли изъятые предметы и у них выясняли, опознают ли они их.

Фактически судебное разбирательство с участием присяжных заседателей состояло из того, что у сотрудников милиции выясняли вопросы задержания И., собирания и закрепления доказательств по уголовному делу (очень много внимания уделялось тому, был ли нарушен порядок собирания доказательств).

Потерпевшие изменили показания, И. отрицал вину.

Для подтверждения озвученной ими ранее информации сотрудники милиции незаконно были допрошены в присутствии присяжных заседателей по тем обстоятельствам, о которых им рассказали потерпевшие и И. при опросе и задержании соответственно.

В суде незаконно, в нарушение ст. 193 УПК РФ, было проведено опознание потерпевшей Б.В.Н. подсудимого И.

Во время допроса И. было предложено снять очки (перед этим председательствующий удовлетворил ходатайство защитника о проведении опознания), после чего Б.В.Н. было предложено опознать подсудимого, на что был дан отрицательный ответ.

Аналогичным образом сотрудники милиции опознавали в суде вещественные доказательства.

Суд должен был руководствоваться ст. 289 УПК РФ.

Необоснованно в присутствии присяжных заседателей исследовались постановления о назначении различных экспертиз (данные процессуальные документы не являются доказательствами по уголовному делу), заключение судебно-психиатрической экспертизы (т. 2 л.д.л.д. 123-132), где речь идет о том, что у подсудимого обнаружено непсихотическое расстройство, связанное, в том числе и с игровой зависимостью.

В заключении сказано, что он страдал этим и раньше. Далее речь идет о том, нуждается ли он в применении принудительных мер медицинского характера.

Данное заключение наравне с другими обстоятельствами учитывается при решении вопроса о вменяемости подсудимого, который не находится на разрешении в компетенции присяжных заседателей.

Вопросный лист составлен с нарушением требований ч. 5 ст. 339 УПК РФ, где указано, что на разрешение присяжных заседателей не могут ставиться правовые вопросы.

И. обвиняется, в том числе в покушении на убийство З. и Б.В.Н. (оба преступления квалифицированы самостоятельно, так как нет единого умысла и у них разный мотив).

В обоих случаях на разрешение присяжных заседателей в составе других вопросов был поставлен вопрос о доказанности совершения подсудимым определенных действий с целью лишения жизни Б.В.Н. и З. Данный вопрос находится на разрешении председательствующего при постановлении приговора, исходя из тех фактических обстоятельств дела, которые признаны установленными коллегией присяжных заседателей.

В ходе нового судебного разбирательства необходимо соблюсти требования уголовно-процессуального закона и принять по делу законное, обоснованное и справедливое судебное решение.

Исходя из тяжести предъявленного обвинения, положений ст.ст. 97, 99 и 108 УПК РФ, судебная коллегия считает необходимым И. оставить меру пресечения в виде заключения под стражу.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Читинского областного суда от 29 мая 2006 года в отношении И. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, но в ином составе суда.

И. оставить меру пресечения в виде заключения под стражу.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 ноября 2006 г. N 72-О06-41СП


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.